Астрологи, исламисты и китайцы: скрытые пружины геноцида в Мьянме

Астрологи, исламисты и китайцы: скрытые пружины геноцида в Мьянме
Беженцы рохинджа у границы Мьянмы с Бангладеш. Фото: EPA-EFE / ABIR ABDULLAH
Астрологи, исламисты и китайцы: скрытые пружины геноцида в Мьянме
Беженцы рохинджа у границы Мьянмы с Бангладеш. Фото: EPA-EFE / ABIR ABDULLAH
Астрологи, исламисты и китайцы: скрытые пружины геноцида в Мьянме
В августе из Мьянмы в Бангладеш бежали 370 тыс. рохинджа. Фото: EPA-EFE / ABIR ABDULLAH
Астрологи, исламисты и китайцы: скрытые пружины геноцида в Мьянме
Лагерь беженцев в городе Кокс-Базар в Бангладеш. Фото: EPA-EFE / ABIR ABDULLAH
Астрологи, исламисты и китайцы: скрытые пружины геноцида в Мьянме
Астрологи, исламисты и китайцы: скрытые пружины геноцида в Мьянме
Астрологи, исламисты и китайцы: скрытые пружины геноцида в Мьянме
Протесты в Пакистане против политики лидера Мьянмы, нобелевского лауреата Аюн Сан Су Чжи. Фото: EPA-EFE/BILAWAL ARBAB
Астрологи, исламисты и китайцы: скрытые пружины геноцида в Мьянме
Астрологи, исламисты и китайцы: скрытые пружины геноцида в Мьянме
Астрологи, исламисты и китайцы: скрытые пружины геноцида в Мьянме
Астрологи, исламисты и китайцы: скрытые пружины геноцида в Мьянме
Астрологи, исламисты и китайцы: скрытые пружины геноцида в Мьянме
Астрологи, исламисты и китайцы: скрытые пружины геноцида в Мьянме
Астрологи, исламисты и китайцы: скрытые пружины геноцида в Мьянме
18.09.2017
Оцените статью: 
(809 оценки)
editor
Аватар пользователя editor

«Операции против мусульманского народа рохинджа в Мьянме — как учебник по этническим чисткам», — заявил Верховный комиссар по правам человека ООН Зейд Раад Аль Хусейн. Дипломаты крайне редко используют слова «этнические чистки» или «геноцид», которыми умело злоупотребляют в столетие информационных войн. Но в этом случае речь действительно идет о целенаправленном преследовании этнического меньшинства. Об убийствах, изнасилованиях и сожжении целых сел, где живут рохинджа, а главное — принудительном выселении.

Начиная с августа 2017 года, из Мьянмы в Бангладеш бежали 370 тыс. рохинджа. Преследование этнической группы в одной из самых закрытых стран мира, которой в последние годы руководила военная хунта, интересовало разве что правозащитников. И если раньше обращали внимание преимущественно на то, что мусульман притесняют буддисты, в том числе и монахи, сейчас о рохинджа вспомнили и глобальные игроки, которые претендуют на контроль над ресурсами Мьянмы.

Трагичности добавляет и то, что нобелевский лауреат Аюн Сан Су Чжи, которая 15 лет была под домашним арестом и считалась иконой демократического движения, а ныне фактически возглавляет правительство Мьянмы, покрывает действия военных. «Леди», как ее называют, даже отменила визит на Генассамблею ООН, чтобы избежать критики по рохинджа.

По просьбе Громадського эксперт-международник Александр Мишин объясняет, как борьба внешних сил за господство в стране сделала рохинджа заложниками и ведет к дальнейшему кровопролитию, а также при чем здесь буддийские националисты, астрологи, газовые компании, исламисты и Китай.

Кто такие рохинджа и чего они хотят

В расположенной в Юго-Восточной Азии Мьянме насчитывается 135 этнических групп. После обретения независимости страной, которая к середине прошлого века была колонией Великобритании, на ее территории действовали многочисленные повстанческие движения.

Оружие в руки брали сепаратисты из различных этнических групп: шаны, качины, па-о, карены и моны, а также представители Коммунистической партии Бирмы белого флага, сопротивлявшиеся военной хунте, которая захватила власть после 1962 года.

Свою армию имели также местные наркоделки, контролировавшие производство опиума в горных районах региона Шан. Глава мафиозного синдиката Кхун Са имел на службе 50 тыс. вооруженных бойцов, они охраняли производство, транспортировку и сбыт героина.

Но даже на этом мало оптимистическом фоне мьянманской обыденности выделяется трагическая судьба мусульманского народа рохинджа, относительно которого правительство в течение долгих десятилетий проводит политику системного геноцида.

Самоназвание этнической группы рохинджа (также называют рохинья) имеет арабские истоки и происходит от слова «рахим» — милосердие, или «рахим борри» — земля под милосердным Богом. Рохинджа проживают в штате Ракхайн, который ранее назывался Аракан. Одноименное название имело и государство рохинджа — Аракан, созданное еще в VIII веке. Эти земли активно колонизировались арабами, именно они — ядро ​​этноса рохинджа.

В период 1430–1531 годов власть в Аракане удерживали мусульмане, образовавшие самостоятельный султанат. В состав Бирманской империи Аракан присоединили только в 1785 году. Однако регион бирманцы очень быстро потеряли — в 1826 году территорию взяли под контроль британцы. Собственно, во времена доминирования Лондона на земли Аракана начали привозить выходцев из Бенгалии как очень дешевую рабочую силу, которая должна была обслуживать бизнес Ост-Индской компании. Бенгальцы смешивались с рохинджа и трансформировали этот этнос. Именно этот фактор дал повод правительству уже независимого Союза Бирма заявить, что рохинджа — не коренной народ республики, а так сказать, «завезенные люди».

Во времена Второй мировой войны бирманские буддисты и мусульмане-рохинджа оказались по разные стороны баррикад. Если национально-освободительное движение Бирмы ориентировалось на Японию, которая обещала освободить страну от британского контроля и предоставить независимость, рохинджа наоборот остались преданными британцам, которые в свою очередь обещали после завершения войны предоставить независимость им.

В 1942 году, когда японские войска начали наступление в Бирме, англичане вооружили своих союзников и создали с их участием буферную зону. В свою очередь рохинджа использовали оружие против араканцев-буддистов, убив 50 тыс. представителей этой группы.

Когда британцы оставили Аракан, буддисты вместе с японцами организовали карательную акцию в ответ, уничтожив до 40 тыс. рохинджа. Более 60 тыс. смогли бежать в район Читтагонгу (Бангладеш).

Именно те трагические события стали водоразделом между буддистами и мусульманами штата Аракан. После получения Бирмой независимости в 1948 году встал вопрос прав и статуса коренных народов.

Демократические правительства республики, существовавшие до 1962 года, были лояльно настроены к рохинджа. Они имели представительство в органах власти и стремились приобрести собственную автономию, как гарантию сохранения аутентичного языка и культуры.

В частности, премьер-министр Бирмы У Ну отмечал: «Рохинджа — это люди Аракана, исповедующие исламскую веру. Они равны с другими меньшинствами, такими как шаны, качин, карен, кая, мон и рахин. Они жили в Бирме на протяжении веков, есть исторические доказательства того, что они жили в гармонии с другими общинами».

Ситуация драматически изменилась, когда власть в Бирме захватили военные во главе с генералом У Не Вином. Именно он стал проводником политики ненависти относительно рохинджа. Уже в 1964 году всем рохинджа запретили выезжать за пределы мест компактного проживания, ведь многие из них из-за отсутствия работы массово ехали в город Рангун.

Позже рохинджа образовали Организацию независимости Аракана и начали борьбу за демократизацию Бирмы и даже попытались осуществить государственный переворот, который потерпел крах.

Генерал У Не Вин воспользовался этим и в 1982 году протолкнул закон, согласно которому все рохинджа объявлялись «нелегальным мигрантами», соответственно, их можно было депортировать из страны. Во время операции Dragon King, проведенной армией Бирмы, более 300 тыс. рохинджа оставили свои дома и отправились в Бангладеш.

Таковы исторические истоки преследования рохинджа, которых искусственно превратили в апатридов, но они формируют только базу для понимания проблемы. Вместе с тем следует упомянуть три главные движущие силы, стимулирующие проведение карательных акций против рохинджа. Это буддийские националисты и астрологи, местные и глобальные газовые компании, исламисты и китайцы.

Воинственный буддизм и астрология на марше

В Мьянме есть много народов, которые до сих пор мечтают об отделении. Осознавая это, первый премьер-министр Бирмы У Ну в 1960 году принял решение о предоставлении буддизму тхеравады, который исповедуют 89% населения, статуса государственной религии. Даже во времена военной хунты, которая строила в Бирме «социалистическую республику» и провозгласила «особый бирманский путь», буддийские монахи оставались главным фактором, объединяющим бирманскую нацию.

И это неудивительно, ведь после Бутана именно Мьянма является наиболее буддийским государством планеты. В стране, при населении в 51 млн человек, 800 тыс. буддийских монахов. Именно астрологи из буддийского духовенства во многом определяют поведение руководства республики, особенно во времена правления военной хунты генерала Не Вина, который начал безжалостные карательные акции против рохинджа.

Генерал Не Вин был крайне суеверным. Например, приказал все банкноты номиналом в 100 кьят заменить на банкноты в 90 кьят — число 90 считается счастливым в буддизме. Несмотря на то, что шаг привел к страшной дезорганизации системы финансов и создал множество неудобств, генерал считал, что спас бирманцев от беды и принес счастье в их дома.

В 2003 году его преемник — генерал Тан Шве — решил подавить восстание оппозиции. Узнав, что в джунглях нашли белого слона, он трактовал это как знак того, что высшие силы поддерживают его жесткую политику, и приказал привести его в столицу Янгона для демонстрации народу.

Впоследствии Тан Шве обратился к главному астрологу, чтобы он определил по звездам точную дату и время для переноса столицы республики, потому что это, как ему пророчили ранее, должно было сохранить его власть. После расчетов астролог назвал дату — 6:37, 7 ноября 2005 года.

Именно в это время с Янгона в новую столицу — город Найпьидо — выехали военные конвои и чиновники министерств, несмотря на то, что новая столица вообще еще не была достроена.

Среди рядовых жителей страны распространено пророчество из священной книги «Калачакра-тантры», якобы мусульмане обратят всё человечество в свою веру. Буддисты останутся в абсолютном меньшинстве, однако будут пользоваться покровительством императора мифической Шамбалы. Через 1800 лет после возникновения Ислама мусульмане ворвутся в Шамбалу, что повлечет апокалиптическую битву, но победят буддисты.

Эта легенда лежит в основе деятельности радикального буддийского «Движения 969» (цифры в одиночку символизируют соответственно добродетели Будды, дхармы и буддийских монахов) во главе с воинственным монахом Ашином Вирату, которого журнал Time назвал «лицом буддийского террора».

Вирату поддерживал правительство бывшего президента Тейн Сейна (2011–2016). После отставки тот сам постригся в монахи и ныне выступает за принудительное выселение мусульман рохинджа из Мьянмы.

В проповедях он акцентирует внимание на том, что мусульмане поработят буддистов, обратят местных женщин в Ислам и вообще есть риск появления Исламского государства в самой Мьянме. Из-за пропаганды буддисты уже устраивали мусульманские погромы.

Многие мьянманские буддисты фанатично и безоговорочно выполняют указания наставников. Бирманская народная мудрость гласит: «Когда заболел петух, астролог указал, что надо буйвола в жертву принести».

В борьбе с рохинджа к астрологам и монахам присоединились еще и националисты, которые манипулируют мистическим пророчествами в своих целях. Надежды на улучшение статуса рохинджа возлагали на демократическое правительство страны Аун Сан Су Чжи, пришедшее к власти после военных. Однако либерализация и модернизация в стране принесла рохинджа новые проблемы и вызовы.

Демократическая Мьянма, исламисты и китайцы

Во времена правления военных правительств Мьянма была закрытой страной, которая строила экономику на принципах автаркии, то есть опоры на собственные силы. Изменения начались в 1988 году. И только после Шафрановой революции 2007 года страна, где треть населения живет за чертой бедности, начала привлекать иностранные инвестиции.

Потенциальных зарубежных инвесторов в первую очередь интересует энергетика Мьянмы — 32% инвестиций привлекается именно в этот сектор.

Разведанные запасы углеводородов в республике оцениваются в 10 трлн кубических футов природного газа и 50 млн баррелей нефти. По ресурсам страна является одним из лидеров в Азии, но значительные площади остаются ещё неразведанными. Большинство газа экспортируется в Таиланд и Китай.

Два трубопровода от мьянманского штата Ракхайн китайской провинции Юньнань стоимостью 2,5 млрд долларов построены китайской China National Petroleum Corporation совместно с местными Myanma Oil and Gas Enterprise.

С помощью этого газа Китай уменьшает зависимость от Малаккского пролива, через который осуществляется 80% экспорта углеводородов.

Только нефтепровод и газопровод заработали, о себе напомнила Армия спасения рохинджа Аракан (ARSA). Она декларирует создание «Демократического мусульманского государства рохинджа», однако большинство ее членов — не местные рохинджа, а приезжие из Пакистана и Саудовской Аравии. Лидер ARSA — пакистанец Ата Улла.

Именно его боевики атаковали военные базы Мьянмы на севере от города Маунгдау в августе этого года, поэтому армия и спецслужбы начали преследование всех без исключения рохинджа. Те бежали в Бангладеш и Малайзию, где их не принимают как беженцев.

Дестабилизация штата Ракхайн создает риски для китайской экономики. Пекин может потерять стратегический коридор к Индийскому океану. Военные безжалостно выгоняют рохинджа именно с территорий, прилегающих к объектам нефтегазовой инфраструктуры, и формируют вокруг них так называемые зоны безопасности.

Китайцам и ранее не нравилось, что в последние годы Мьянма пытается выстраивать тесные отношения с государствами Запада, в частности США. Практически все страны Юго-Восточной Азии являются союзниками Вашингтона. Если Мьянма отвернется от Китая или будет иметь внутренние проблемы, китайский дракон полетит с подбитым крылом, не имея надежной опоры на юге.

Существует и возможность военного переворота и возвращения к власти военных, связанных с китайским ВПК. И здесь все становится еще интереснее. До 2014 года Мьянма стремилась получить собственную ядерную бомбу с помощью специалистов из КНДР. Исследования свернули, когда к власти пришло гражданское правительство. И в будущем к ядерной КНДР вполне вероятно может присоединится еще и ядерная Мьянма.

Большая война в Азии может в корне изменить архитектуру международной безопасности. Это касается и Украины, на территории которой продолжается конфликт на Донбассе. Глобализированный мир болезненно наказывает тех, кто пытается закрыть глаза на страдания других.

Источник: HROMADSKE 

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.