Чеченские герои украинского фронта

Адам Осмаев и Амина Окуева
27.11.2015
Оцените статью: 
(520 оценки)
editor
Аватар пользователя editor

С самого начала боевых действий в зоне АТО бок о бок с мужественными украинскими защитниками мир и целостность нашего государства на востоке обороняют сотни иностранных воинов, в том числе и представители Международного миротворческого батальона им. Джохара Дудаева. Адам Осмаев командир подразделения и его жена, боец батальона, Амина Окуева чеченские супруги, для которых воля, честь, справедливость и человеческое достоинство не просто слова, а смысл жизни. Во время интервью, которое они дали Времени Киевщины, пара ощутимо избегала определенных тем и подробностей. Что и не удивительно, ведь они не понаслышке знают о политических преследованиях глава Чеченской республики Рамзан Кадыров до сих пор считает обоих своими личными врагами. Зато в нашей стране Амина и Адам герои, которых любит и уважает украинский народ.

Амина: Сразу после аннексии Крыма большинство из нас понимали, что на этом все не закончится. Готовились к худшему развитию событий, полномасштабной войне. Большое количество бойцов хотело присоединиться, помочь украинцам, но не имея легальной возможности содержать людей, мы отказывали. Сами эти полтора года существовали в основном за счет волонтеров и украинского народа.

Адам: Борьба за свободу в Чечне продолжается гораздо дольше. И большинство чеченцев так же, как и украинцы, мечтает жить в свободном обществе. Наш батальон создал чеченский генерал Иса Мунаев, который на момент начала АТО имел статус беженца в Дании, жилье, работу. Однако сразу после аннексии Крыма оставил все и вместе с сыном отправился в Украину. Иса сделал свой вклад в свободу Украины, говорил, что отсюда никуда не уйдет, будет бороться до конца. За Украину он, собственно, и отдал свою жизнь, погиб в Донецкой области во время минометного обстрела в феврале этого года. Кроме чеченцев, в батальоне военные из других стран: белорусы, россияне, грузины.

Чеченцев, которые поддерживают сепаратистов и которыми пугают по обе стороны фронта, встречали?

Адам: Ни разу! Разве что осетинов или местных, которые изображают из себя чеченцев и намеренно кричат: «Аллах Акбар!». Зимой, во время событий в Донецком аэропорту, чеченцы, которые поддерживали ДНР и ЛНР, действительно понесли значительные потери, после чего в горячих точках больше не появлялись. Однако есть информация, что в тылу, со стороны сепаратистов, они активно занимались грабежами, вывозили машины и имущество дончан.

Амина: Чтобы понять, кто такие «кадыровцы», представьте, что Моторола, Гиви, Захарченко удалось оккупировать всю страну. Захарченко и был бы Кадыровым. Этих деятелей «любили» бы так, как в Чечне Кадырова и его приспешников.

Как считаете, в Чечне возможно восстание, майдан?

Адам: В том-то и дело, что любое инакомыслие было прижато еще в зародыше. Например, приехал чеченец из Москвы и где-то улице сказал что-то неприятное о Кадырове. На следующий день его похитили, сильно избили, сделали инвалидом и вернули. Конечно, после такого люди лишний раз подумают, прежде чем что-то говорить даже у себя дома. Такие случаи далеко не единичны. Это как во времена Сталина. Те же, кто думает иначе, ищут возможности выехать из страны.

В вашем, Адам, случае было так же?

Адам: У меня другая история. Еще в советское время мой отец был ведущим специалистом нефтяной промышленности, и после войны в Чечне Кадыров пригласил его восстанавливать отрасль, а я помогал. Впоследствии, когда к власти пришел Путин, невыносимо было наблюдать, как страна идет к диктатуре. Еще во время учебы в Лондоне с друзьями организовывали демонстрации перед зданием Российского Посольства против нарушения прав человека. С тех пор, наверное, меня взяли на заметку. Начались и первые фабрикации уголовных дел, это совпало с тем, что мой отец разошелся во взглядах с Рамзаном Кадыровым по дальнейшему развитию Республики, в частности относительно его диктаторских замашек. Начались гонения на семью, и в 2008 году нам пришлось покинуть территорию России. Переехали в Одессу. С самого начала пребывания в Украине чувствовал себя фактически как в Европе, где живет толерантное многонациональное общество.

Амина: А я хоть и родилась в Одессе, долгое время жила в Чечне и Москве. Всегда осознавала, что есть кремлевская власть. Несмотря на то, что при Ельцине она была толерантной, уступчивой, но от этого ее сатанинская сущность не менялась.

В акциях протеста участвовали?

Амина: В России в этом нет никакого смысла. Выходишь и через несколько минут тебя, вместе с другими людьми, пакуют в «автозаки». У меня были свои задачи, которые не афиширую, но взгляды всегда выражала открыто. Поэтому власть навсегда внесла меня в список неблагонадежных граждан. На Северном Кавказе и в Москве были постоянные задержания, беседы, воспитательные работы. Свободному духом человеку там очень сложно жить. Даже ношение хиджаба повод привлечь к себе ненужное внимание. Со мной инцидентов не было, а на знакомых девушек, случалось, совершали нападения: срывали платки, били. Даже при наличии регистрации, студенческого билета тебя могут забрать в милицию, продержать некоторое время в «обезьяннике». Думаю, таким образом они пытаются ломать людей морально, делать их такими, как все. С этим проблемы не только внутри России, свой «русский мир» они хотят навязать всему миру. В Украине проще было даже во времена Януковича. Никогда и никто мне ни слова не сказал о платке, при необходимости всегда находила место, чтобы провести обязательную молитву.

Где и при каких обстоятельствах вы познакомились?

Адам: 2008-го, в Одессе. Несколько месяцев переписывались в интернете, на условиях полной анонимности, потому что говорили в основном на политические темы. Впоследствии выяснилось, что живем в одном городе, встретились.

Амина: Интересно, что это могло произойти лет на семь раньше, когда оба жили в Москве. Тогда общая знакомая обещала Адаму дать мой телефон, чтобы мы познакомились. Говорила: «Знаю девушку, которая, думаю, тебе подойдет». У нас довольно распространено, когда родные, знакомые пытаются познакомить парня и девушку с целью дальнейшего возможного бракосочетания. Но тогда-то и общая знакомая передумала.

Уже в статусе жены активно занимались снятием обвинений с Адама.

Амина: После Революции Достоинства обращалась ко всем, кто хоть чем-то мог бы помочь. Однако пересмотр дела стал возможным только после девяти месяцев, в ноябре 2014 года.

Адам: Если бы не украинский Майдан, меня бы экстрадировали в Россию, где до сих пор не закрыты уголовные дела, по которым мне грозит пожизненный срок заключения. Там вообще было бы невозможно доказать, что дела сфабрикованы, и я только заложник своих взглядов, которые отличаются от взглядов российских властей. Причем в России пожизненный срок это не просто пребывание в местности неблагоприятных географических условий: Соликамск, Крайний Север. Из собственных источников знаю, что в России до сих пор практикуется, когда заключенных раз в месяц ради «профилактики» жестоко бьют. Там зоны не такие, как в Украине.

Какой запомнилась украинская?

Адам: Порядочный человек в любом месте будет получать нормальное к себе отношение.

Амина: Часто Адам даже с юмором вспоминает тот период. Бывает, весь день мы в делах, нет времени даже перекусить. Он говорит: «А в тюрьме сейчас ужин. И вообще, у меня там распорядок дня был, я даже спортом занимался ».

Однако, несмотря на снятие части обвинений, Адам до сих пор находится в списке личных врагов Рамзана Кадырова.

Амина: По какой то причине мы его очень цепляем, постоянно о нас вспоминает. Недавно во время заседания силовиков в прямом эфире телевидения говорил о нас как о чеченцах-участниках АТО. Список врагов действительно существует, людей из него в течение многих лет преследуют специально подготовленные головорезы. Во всем мире! Недавно в Турции убили очень хорошего парня, который Кадырову был неудобен. Поэтому мы осознаем угрозу и придерживаемся определенных правил безопасности.
Как родные воспринимают ваше непростое положение?

Адам: Друзья, часть которых остается в России, совершенно не понимают нашей позиции. А те, которые в Украине, полностью поддерживают и помогают.

Решение о том, что Амина пойдет служить в АТО, совместно принимали?

Адам: Несмотря на то, что я на тот момент находился в СИЗО, мы обсуждали эту ситуацию. Полностью поддержал создание батальона и то, чтобы Амина была в его составе. Поверьте, мне очень тяжело было морально от того, что я сам не имел возможности быть вместе со всеми. Но как только вышел на свободу, присоединился. А вот на Майдан не хотел Амину отпускать. Много спорили по этому поводу, потому что, если честно, просто не верил, что из этого что-то получится. Думал, что людей разгонят, покалечат, посадят.

Амина: На самом деле в Исламе у женщины гораздо больше свободы, чем это кажется из-за стереотипов. Она имеет право на активную социальную позицию и действия. Или определенные моменты оговариваются заранее, в брачном контракте. Адам с самого начала знал, что у меня очень активная жизненная позиция и что я никогда не буду сидеть дома.

Но все-таки вас легче представить дома, в кругу семьи, чем на передовой с автоматом в руках, ведь вы производите впечатление хрупкой женщины.

Амина: Это понятие не про меня! Всегда стараюсь быть ничем не хуже среднего бойца мужского пола. Я  лейтенант милиции. Всю жизнь занимаюсь спортом, боевым самбо. Моя гражданская профессия врач-хирург. Кстати, решение стать медиком приняла только потому, что во время Второй российско-чеченской войны бойцам сопротивления не хватало квалифицированной медицинской помощи. Вообще положение бойцов во время войны в Чечне и Украины очень отличается. У вас, можно сказать, чувствуешь себя как на курорте! За все эти полтора года в АТО ни одного дня не было, чтобы кто-то остался голодным. Даже в самых горячих точках всегда откуда-то берутся волонтеры, которые привозят продукты, воду, предметы первой необходимости. У нас дома партизанская война ведется в основном в лесах, и часто случалось, что животные съедали скрытые припасы, и люди едва ли от голода не умирали. Серьезной проблемой была невозможность доставлять наших раненых в медицинские учреждения, поскольку там, вместо лечения, их ждали пытки. Многие бойцы иногда умирали даже от вполне совместимых с жизнью ранений.

Недавно Петр Порошенко подписал закон о легализации иностранных военных в Украине. Каких изменений ожидаете в первую очередь?

Адам: К сожалению, мы немного не дождались этого закона, и многих бойцов, граждан Украины, пришлось отправить на службу в ВСУ. У нас они прослужили год без всякой социальной защиты. Есть погибшие, те, которые получили тяжелые ранения и остались инвалидами на всю жизнь, не имея никакого статуса. Поэтому первое, чем сейчас занимаемся, введение бойцов батальона в состав ВСУ, чтобы хоть как-то их защитить в дальнейшем. Однако сегодня столкнулись с тем, что закон-то есть, но механизм его реализации пока не отработан. В то же время существует определенная очередь желающих, которые давно ожидают легальную возможность приехать защищать Украину. Поэтому будем проводить набор.

А как насчет планов в вашей гражданской, семейной жизни?

Амина: Пока даже не думали об этом, впереди еще столько работы. И с таким опасным соседом расслабляться не советовали бы никому.
Однако мечты все равно, наверное, есть.

Амина: Мечтаем о собственном домике в горах. В украинских Карпатах.

Справка:

Адам Осмаев  уроженец г. Грозного, Чечня. По образованию экономист (Букингемский университет, Великобритания).
2003 участник Второй российско-чеченской войны.

2007 обвинен ФСБ России в подготовке к покушению на президента Чечни Р. Кадырова.

2012 обвинен СБУ Украины в подготовке террористического акта, покушения на убийство кандидата в президенты России Владимира Путина.

2014 оправдан, выпущен на свободу.

Февраль 2015 возглавил Международный миротворческий батальон им. Дж. Дудаева.

Амина Окуева уроженка г. Одессы, Украина. По образованию врач-хирург (Одесский национальный медицинский университет). Долгое время вместе с семьей проживала в Москве и Чечне.

2003 участница Второй российско-чеченской войны.

20132014 участница событий Евромайдана в Одессе и Киеве.

С началом АТО доброволец батальона милиции особого назначения «Киев-2», затем Международного миротворческого батальона им. Дж. Дудаева.

Награждена Орденом «Народный герой», медалью «За жертвенность и любовь к Украине».

Источник: ВРЕМЯ Киевщины

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.