Это была одна большая пытка, — Ильми Умеров

Это была одна большая пытка, — Ильми Умеров
Ильми Умеров на свободе после психбольницы: Это была одна большая пытка
08.09.2016
Оцініть статтю: 
(484 оцінки)
editor
Зображення користувача editor.

Российские власти в аннексированном украинском Крыму обвиняет заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умерова в публичных призывах к нарушению территориальной целостности РФ. 11 августа ему присудили принудительную стационарную психиатрическую экспертизу. Из клиники его выпустили только 7 сентября.

Господин Умеров, в каких условиях Вам пришлось провести эти три недели?

 Ты находишься в отделении психиатрической клиники закрытого типа с санузлом в ужасном состоянии, постоянно контактируешь с настоящими душевнобольными. Это метод воздействия на нормального человека. Три недели провести в таких условиях  это такая экзекуция, которую можно назвать одной большой пыткой. И надо иметь достаточно большую силу воли, чтобы это спокойно перенести. К тому же, я отказался от пищи в клинике, ел только то, что мне приносили из дома, и не принимал никаких медицинских препаратов с рук персонала.

Вы были один в комнате или у Вас были соседи?

 Сначала был один, потом ко мне подселили еще трёх больных, и последние десять дней мы были вчетвером. По моему мнению, один из них был вполне адекватен, с ним можно было общаться, двое других  из категории больных.

Вам позволяли свободно передвигаться по больнице?

 Нет, это отделение закрытого типа, можно было передвигаться только в нем, на территорию больницы выходить было запрещено. Посетителей, которые ко мне приходили, пускали в отделение, и мы общались во дворе, в присутствии больных.

Что было самым худшим за эти три недели, которые Вы провели в клинике?

 Я Вам скажу, как оно было на самом деле, а Вы уже решайте, писать об этом или нет. Самым тяжелым из бытовых условий было сходить в туалет. Туалет этого так называемого девятого отделения психиатрической клиники больные превратили в клуб. Они заходят туда пообщаться, покурить, чай попить, а место, где испражняются, не закрыто, и получается, как на сцене сидишь. Первые пять дней я не мог сходить в туалет, потом пожаловался администрации, и мне разрешили пользоваться служебным туалетом. Поэтому да, самое ужасное, что я вспоминаю  это туалет и душ. Тем более, у меня не особо здоровый организм, я инвалид. И общее состояние начало ухудшаться. На четвертый день пребывания в клинике я потерял сознание.

Вы вышли на свободу после решения комиссии клиники о том, что здоровы. Присутствовали ли Вы на принятии этого решения?

 Да, экспертиза проводилась в течение трёх недель и сегодня ее завершили. Я присутствовал на этом заседании. Врач, которая вела моё дело, представила отчет членам комиссии. Мы пообщались минут 1520. Все было очень доброжелательно, они все мои коллеги, ведь я сам врач по образованию. Поэтому труда убедить их, что я психически здоров, не возникло. И решение было принято однозначно  психических отклонений у меня нет. И те замыслы, которые, видимо, были у следствия, чтобы меня дискредитировать, пока не осуществились.

Как проходила экспертиза?

 В беседах. Несколько раз со мной врач говорила, несколько раз  средние медицинские работники, обученные этому. Они должны были определить уровень моего психического состояния, есть какие-то отклонения или нет.

Разве нельзя было провести эту экспертизу за несколько дней?

 Честно говоря, у меня у самого такие вопросы возникали, однако врачи, занимающиеся психиатрией, говорят, что по (российскому  ред.) закону минимальный срок 28 дней. Мне как человеку, по поводу которого не возникло никаких сомнений, они провели экспертизу в ускоренном темпе.

Как Вы считаете, с какой целью Вас поместили в психиатрическую клинику?

 Статья, которую мне инкриминируют, не предусматривает обязательной психиатрической экспертизы. Мне сначала предложили пройти её амбулаторно, добровольно. Я подумал, что это негативно повлияет на мою деловую репутацию, и отказался от неё. Следователь ФСБ обиделся на такой шаг с моей стороны и подал в суд, и, естественно, суд поддержал его сторону и назначил мне принудительную психиатрическую экспертизу.

Как Вы думаете, что стало поводом для того, чтобы ФСБ потребовала Вашей психиатрической экспертизы?

 Этого можно было не делать. Я не давал никаких поводов ни медикам, ни следователем, ни кому-либо, кто со мной общается, считать меня психически нездоровым. Это просто метод воздействия, чтобы мне было тяжело, я замолчал и не говорил о проблемах. Однако, я думаю, они этого не добились, а получили противоположный результат. Резонанс был достаточно силен, по всему миру проводились акции протеста.

После Вашего заключения все заговорили об аналогии с карательной психиатрией времен Советского Союза. Вы так не считаете?

 Я тоже придерживаюсь точки зрения, что есть попытки возродить эти методы так называемой карательной психиатрии. Однако, к счастью, не со стороны медицинского персонала. Но сам факт того, что подозреваемого по политическим мотивам поместили в психбольницу для принудительной экспертизы, не имея на то никаких оснований, свидетельствует, что в стенах ФСБ такие идеи вынашиваются.

Вы вышли на свободу из клиники, но Ваше дело ФСБ не закрыла. Что будет дальше?

 Психиатрическая экспертиза  это лишь один шаг. Теперь следователь должен завершить следственные мероприятия, так он, по крайней мере, называет свою работу. Затем дело перейдет в прокуратуру и далее в суд.

Собираетесь ли Вы обращаться в Европейский суд по правам человека из-за принудительной психиатрической экспертизы?

 Мы уже пытались оспорить это решение здесь, в Крыму. В постановлении суда говорилось, что это можно сделать в течение трёх дней. Мы успели это сделать. Однако суд следующей инстанции так и не состоялся, и меня поместили в психбольницу в Симферополе. Более того, на заседании суда у меня случился гипертонический криз, и меня прямо из зала госпитализировали. А на пятый день после этого перевели из больницы в психиатрическую клинику.

То есть апелляции никто не ждал?

 Да, и это очень серьезное нарушение законодательства. Ведь мы имели право обжаловать решение, но нам не дали возможности даже воспользоваться этим правом. Я не питаю иллюзий, что суд следующей инстанции отменил бы решение суда первой инстанции, но формально мы эту процедуру так и не прошли. Теперь, когда экспертиза уже завершилась, и я уже три недели пробыл в психиатрической клинике, мне позвонили сегодня из так называемого «Верховного суда республики Крым» и сообщили, что на 13 сентября назначено судебное разбирательство по этому вопросу.

Что Вы намерены сделать?

Я думаю, это всё вместе с другими делами будет хорошей доказательной базой для обращения в Европейский суд по фактам нарушений прав человека в Крыму.

Что Вы сделали в первую очередь, когда вышли на свободу?

 Сегодня (7 сентября  ред.) проходило судебное заседание по делу (другого заместителя председателя Меджлиса  ред.) Ахтема Чийгоза, по уголовному делу 26 февраля. Я подъехал туда и поздоровался с людьми, которые пришли поддержать Ахтема. А потом поехал в парикмахерскую.

Собираетесь ли Вы оставить Крым ради своей безопасности?

 Нет. Я останусь в Крыму. Я не признаю результатов референдума, и всё, что потом делалось со ссылкой на референдум. Если бы я хотел уйти от так называемого наказания за своё мнение, за свою позицию, я мог бы это сделать уже давно. Было время, когда мне предлагали довольно высокую должность на материковой Украине, я от этого отказался. Я не собираюсь оставлять Крым.

Источник: Deutsche Welle

Щоб додати коментар, увійдіть або зареєструйтесь
Якшо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl + Enter, щоб повідомити про це редакцію.