Болгарские мусульмане: как организованное меньшинство может эффективно отстаивать свои интересы

Болгарские мусульмане: как организованное меньшинство может эффективно отстаивать свои интересы
27.08.2013
Оцените статью: 
(478 оценки)
oleg
Аватар пользователя oleg

Мусульмане Болгарии представляют собой одну из тех общин, опыт которой крайне полезен для многих мусульман, проживающих в меньшинстве на территории инорелигиозных государств. Ведь в своей истории они не только сумели пройти очень непростой период испытаний в виде нескольких волн выселений и притеснений, но и смогли добиться своего признания, что выразилось в создании собственной партии и вхождению их представителей в правительство.

История распространения Ислама в Болгарии насчитывает уже несколько веков, в связи с чем по отношению к болгарским мусульманам можно смело использовать такой термин, как этнические мусульмане. Принятие Ислама болгарами-славянами, также как и во всех других регионах, происходило постепенно.


Естественно, что это было вызвано вхождением данной территории в состав Османского халифата, что, по мнению части ангажированных историков, является поводом для утверждений о насильственной исламизации местного населения. Однако большинство ученых считают, что основной причиной появления такой крупной общины мусульман, причем не только в Болгарии, но и вообще на всем Балканском п-ве, (а вспомним, что мусульманами является также большая часть сербов в Боснии (боснийцы) и Санджаке и часть черногорцев и македонцев) стали вовсе не материальные, а духовные причины.


И самая главная из них – это существование на Балканах христианского течения, именовавшегося павликианством. Притесняемые официальным духовенством, они практически все время были вынуждены отстаивать свои права, в том числе и вооруженным путем. Поэтому немудрено, что, когда появились турки, защитившие и освободившие их от произвола Церкви, между ними произошло тесное сближение.


И все же этого было бы явно недостаточно, учитывая строгость и консервативность учения таких религиозных групп. Тем более что, согласно исламскому законодательству, за представителями всех религиозных течений, особенно из числа «Ахлюль-Китаб», закреплено право исповедания собственной религии, что видно и из современных примеров подобных общин и в Иране, и в Сирии, и в Египте и в других странах.


Таким образом, должна была быть более существенная причина, побудившая местных жителей обратиться в Ислам. И она есть – это Евангелие, которое в официальных церковных кругах принято считать неканоническим, автором которого является один из учеников Иисуса (мир ему).


В этом Евангелии от Варнавы, которое сохранилось и до сих пор, недвусмысленно указывается о приходе пророка по имени Ахмад. Очевидно, что, познакомившись поближе с исламским вероучением умные и знающие свое Писание люди, осознавали, что Пророк Мухаммад (мир ему), одно из имен которого – Ахмад, и есть тот пророк, о котором предсказывал Иисус (мир ему).


Но, конечно же, это не могло произойти одномоментно, однако следует отметить, что ближе к концу XIX века представителей этого христианского течения на Балканах уже практически не существовало. Зато мусульмане составляли очень даже весомый процент – так, к примеру, в Болгарии до первой мировой войны количество мусульман насчитывалось до одной трети от всего населения страны.


Одним из мифов, имеющих хождение, как на Балканах, так и в нашей стране, является идея о неславянском происхождении мусульман этого региона. Однако факт христианского прошлого балканских мусульман подтверждается многочисленными фактами.


Главным из них является тот, что все группы мусульман этого региона разговаривают на том же языке, что и другие жители их родных республик. Более того, язык болгар-мусульман представляет собой старинное болгарское наречие, причем отличия между говорами различных локальных групп самих мусульман больше, чем между мусульманами и христианами, живущими по соседству.


Еще одним подтверждением того, что большая часть болгар-мусульман – это выходцы из христианской среды является прослеживаемое по османским податным спискам сокращение числа плательщиков джизьи – специального налога, взимаемого с христиан, взамен их защиты, освобождения от воинской службы, невзимания закята. Из списков такого рода порой прослеживается исчезновение целых сел, что может свидетельствовать только об одном – о переходе в Ислам именно местных жителей славянского происхождения.


Если всех новообращенных мусульман обвинить в трусости, предательстве и слабости, то получается, что таковыми были десятки, сотни тысяч простых и знатных людей. Ну разве это не абсурд?


Среди историков находятся и те, кто главной причиной перехода в Ислам видит освобождение от джизьи, однако при этом они упускают из виду, что новообращенные мусульмане отнюдь не освобождались от налогов. Так, судя по спискам того же времени среди налогоплательщиков, теперь уже мусульман, появляются многочисленные имена с отчеством «сын Абдуллы», которые обычно присваивались новообращенным мусульманам взамен отцовских.


Исходя из вышеперечисленных фактов, становится очевидным, что большинство болгар-мусульман, также как и других балканских государств, являются потомками древнего аборигенного населения страны. Однако следует отметить, что существуют и другие мусульманские общины, в частности, турок, которые в самой Болгарии осознают свое турецкое происхождение.


После того, как Османский халифат потерпел несколько серьезных поражений и был вынужден отступить с большей территории Балканского п-ва, вслед за войсками стали переселяться и мусульмане, причем как сами турки, так и болгары. С одной стороны это было вызвано опасением за свое будущее, с другой – реальными проблемами, возникшими вслед за приходом к власти немусульман.


Первое переселение, затронувшее мусульман, было вызвано страхом перед русскими войсками, причем такой страх умело провоцировался лидерами общин и духовенством. Делалось это, видимо, для того, чтобы имущество, оставляемое беженцами, досталось им самим. Это подтверждается, в частности, тем, что, когда часть болгар-мусульман решила вернуться в свои родные места, многие нашли свои дома разграбленными.


Новая волна эмиграции возникла после реформы местного управления в 1892 г., вследствие чего население лишилось права избирать своих старост, которых стали назначать сверху. Это нанесло сильнейший удар по традиционной системе, складывавшейся веками на основе общинной организации, причем, интересно, что османскими властями эта система была сохранена.


Руководство новой страны смотрело на эмиграцию мусульман с полным удовлетворением, но после присоединения новых земель, в которых болгары-мусульмане составляли большинство, власти задумались об их лояльности. Однако их «задумкой» оказалось вовсе не предоставление каких-либо свобод, а, напротив, было принято решение о возвращении «заблудшего стада» в лоно Церкви.


Под конвоем солдат, размещенных в местах проживания мусульман, без каких бы то ни было разъяснений, были проведены акции по насильственному крещению, что, естественно, вызвало ответную реакцию. Мусульмане массами бежали от такого крещения, снимаясь со своих мест целыми поселениями. Эти преступления достигли такого масштаба, что даже на Лондонской мирной конференции, посвященной окончанию Балканских войн, болгарские власти были вынуждены аннулировать такие акты насильственного крещения.


К сожалению, и в самой Турции, переживавшей в то время кризис за кризисом, и где все больше одерживала верх националистическая идеология, болгары-мусульмане чувствовали себя неблагоприятно. Именно это служило побудительным мотивом для их возвращения в свои родные места, однако там их ожидала постоянная угроза со стороны властей и Церкви, которые не оставляли мыслей об их крещении.


Естественно, что все это вызывало новые волны переселения мусульман, особенно массовыми из которых стали эмиграции в начале и конце 30-х годов прошлого века.


После прихода к власти правительства во главе с Г.Димитровым положение мусульманской общины изменилось. Коммунисты, стоявшие на позициях интернационализма, не видели особой разницы между мусульманами и христианами, поскольку желали того, чтобы, как гласил известный принцип, пролетарии всех стран соединялись.


В связи с этим притеснение болгар-мусульман на этнической почве потихоньку сошло на нет, что выразилось, в частности, в отмене насильственного изменения мусульманских имен. Однако при этом усилилась атеистическая пропаганда, что в свою очередь способствовало подрыванию этнической и религиозной идентичности.


В середине 50-х годов внутренняя национальная политика, касающаяся всех этнических и национальных меньшинств, вновь претерпела серьезные изменения. «Призрак» болгарского национализма, вроде бы уже канувший в лету, вновь привел в движение программу насилия и принуждения.


Ее реализация началась с агитации за смену частей народной одежды, символизирующих принадлежность к Исламу, причем такие действия получили громкое название «культурной революции». В этом названии верным было лишь второе слово, поскольку оно предполагало насильственное изменение вещей, тогда как «культура» была здесь совсем ни при чем – ведь отрицались вековые культурные традиции местных жителей.


Через несколько лет эта «некультурная революция» была отменена, причиной чего послужил ее полный крах. Никаких результатов достигнуто не было, но власти все равно не отказались от своей политики, взяв на вооружение другой, уже известный в прошлом метод, заключавшийся в насильственной смене мусульманских имен.


Вплоть до середины 70-х продолжалось это давление и притеснение, но, благодаря мудрости Всевышнего, это не только не принесло ожидаемых властями результатов, но, напротив, прервало наметившееся сближение болгар-мусульман и болгар-христиан.


К тому же власти пошли и на религиозные притеснения, запретив некоторые из мусульманских обрядов и праздников, что вновь вызвало переселение многострадальных болгар-мусульман. Правда, теперь они стали переезжать не в саму Турцию, а в районы проживания этнических турков в самой Болгарии. Чтобы сохранить свою религию они стали называть себя турками и учить турецкий язык, но и это не спасло их от нового витка преследований.


В середине 80-х годов (казалось бы, уже так далеко от средневековья?!) в Болгарии опять началась кампания по замене мусульманских имен, причем теперь уже не только среди болгар, но и среди турецкого меньшинства. И вновь это произвело обратный эффект, так как привело к сближению болгар-мусульман с турками, хотя до этого они держались друг от друга на расстоянии.


В конце 80-х к власти в Болгарии пришли реформаторы, которые стали отходить от политики притеснений в отношении этнических меньшинств, поскольку понимали всю опасность этой недальновидной политики. Тем более, что незадолго до этого в стране произошел политический кризис, вызванный массовыми акциями протеста, и даже переселением в Турцию мусульман, причем как турок, так и болгар, в знак протеста против принудительной ассимиляции.


Кстати, именно это привело к власти реформаторов, так как переселенцы, в основном сельские жители, стали покидать страну в разгар уборки урожая, сняв к тому же со счетов в банках все свои сбережения, осложнив этим экономическую ситуацию в Болгарии.


История мусульман в этой славянской стране этим не заканчивается, но теперь после описания гонений и унижений, хотелось бы повести разговор и о хорошем. А его не так уж и мало, ведь впервые за многие века болгарские мусульмане добились своего признания со стороны официальных властей своего государства.


Несмотря на то, что, согласно Конституции, в Болгарии запрещены партии по этническому и религиозному признаку, уже в начале 90-х годов в стране действует Движение за права и свободы турок и мусульман Болгарии (ДПС), которое в итоге смогло получить статус политической партии. На парламентских выборах 1990 г. ДПС заняло третье место, став одной из влиятельнейших сил в Народном собрании. И это несмотря на то, что в партию в основном входили представители турецкой общины.


Зато уже в 2001 г. объединенные силы мусульман, включивших в себя не только турок и болгар, но и другие этнические меньшинства, (причем не только мусульманские, поскольку ДПС выступает за права всех меньшинств), сумели добиться колоссального прогресса. И это действительно так, поскольку впервые в истории независимой Болгарии мусульмане вошли в состав правительства, заняв несколько министерских постов.


***


Сложная и драматическая история болгарских мусульман показывает нам, что, во-первых, Ислам является добровольным выбором той части славянского населения Балкан, которые выбрали его в качестве смысла своей жизни, иначе сложно объяснить тот факт, что за долгие годы гонений и притеснений мусульмане сохранили свое вероучение, будучи готовыми на любые крайние меры. Во-вторых, любые попытки давления на мусульман приводили лишь к сплочению своих рядов и сближению со своими единоверцами, т.е. давало обратный эффект. Ну и, в-третьих, опыт мусульман Болгарии, поистине, бесценен для всех этнических меньшинств в разных регионах нашей планеты, причем не только тех, кто исповедует Ислам, поскольку представляет собой наглядное пособие для справедливой, невооруженной борьбы за свои попранные права.



Мусульмане Болгарии представляют собой одну из тех общин, опыт которой крайне полезен для многих мусульман, проживающих в меньшинстве на территории инорелигиозных государств. Ведь в своей истории они не только сумели пройти очень непростой период испытаний в виде нескольких волн выселений и притеснений, но и смогли добиться своего признания, что выразилось в создании собственной партии и вхождению их представителей в правительство.


История распространения Ислама в Болгарии насчитывает уже несколько веков, в связи с чем по отношению к болгарским мусульманам можно смело использовать такой термин, как этнические мусульмане. Принятие Ислама болгарами-славянами, также как и во всех других регионах, происходило постепенно.


Естественно, что это было вызвано вхождением данной территории в состав Османского халифата, что, по мнению части ангажированных историков, является поводом для утверждений о насильственной исламизации местного населения. Однако большинство ученых считают, что основной причиной появления такой крупной общины мусульман, причем не только в Болгарии, но и вообще на всем Балканском п-ве, (а вспомним, что мусульманами является также большая часть сербов в Боснии (боснийцы) и Санджаке и часть черногорцев и македонцев) стали вовсе не материальные, а духовные причины.


И самая главная из них – это существование на Балканах христианского течения, именовавшегося павликианством. Притесняемые официальным духовенством, они практически все время были вынуждены отстаивать свои права, в том числе и вооруженным путем. Поэтому немудрено, что, когда появились турки, защитившие и освободившие их от произвола Церкви, между ними произошло тесное сближение.


И все же этого было бы явно недостаточно, учитывая строгость и консервативность учения таких религиозных групп. Тем более что, согласно исламскому законодательству, за представителями всех религиозных течений, особенно из числа «Ахлюль-Китаб», закреплено право исповедания собственной религии, что видно и из современных примеров подобных общин и в Иране, и в Сирии, и в Египте и в других странах.


Таким образом, должна была быть более существенная причина, побудившая местных жителей обратиться в Ислам. И она есть – это Евангелие, которое в официальных церковных кругах принято считать неканоническим, автором которого является один из учеников Иисуса (мир ему).


В этом Евангелии от Варнавы, которое сохранилось и до сих пор, недвусмысленно указывается о приходе пророка по имени Ахмад. Очевидно, что, познакомившись поближе с исламским вероучением умные и знающие свое Писание люди, осознавали, что Пророк Мухаммад (мир ему), одно из имен которого – Ахмад, и есть тот пророк, о котором предсказывал Иисус (мир ему).


Но, конечно же, это не могло произойти одномоментно, однако следует отметить, что ближе к концу XIX века представителей этого христианского течения на Балканах уже практически не существовало. Зато мусульмане составляли очень даже весомый процент – так, к примеру, в Болгарии до первой мировой войны количество мусульман насчитывалось до одной трети от всего населения страны.


Одним из мифов, имеющих хождение, как на Балканах, так и в нашей стране, является идея о неславянском происхождении мусульман этого региона. Однако факт христианского прошлого балканских мусульман подтверждается многочисленными фактами.


Главным из них является тот, что все группы мусульман этого региона разговаривают на том же языке, что и другие жители их родных республик. Более того, язык болгар-мусульман представляет собой старинное болгарское наречие, причем отличия между говорами различных локальных групп самих мусульман больше, чем между мусульманами и христианами, живущими по соседству.


Еще одним подтверждением того, что большая часть болгар-мусульман – это выходцы из христианской среды является прослеживаемое по османским податным спискам сокращение числа плательщиков джизьи – специального налога, взимаемого с христиан, взамен их защиты, освобождения от воинской службы, невзимания закята. Из списков такого рода порой прослеживается исчезновение целых сел, что может свидетельствовать только об одном – о переходе в Ислам именно местных жителей славянского происхождения.


Если всех новообращенных мусульман обвинить в трусости, предательстве и слабости, то получается, что таковыми были десятки, сотни тысяч простых и знатных людей. Ну разве это не абсурд?


Среди историков находятся и те, кто главной причиной перехода в Ислам видит освобождение от джизьи, однако при этом они упускают из виду, что новообращенные мусульмане отнюдь не освобождались от налогов. Так, судя по спискам того же времени среди налогоплательщиков, теперь уже мусульман, появляются многочисленные имена с отчеством «сын Абдуллы», которые обычно присваивались новообращенным мусульманам взамен отцовских.


Исходя из вышеперечисленных фактов, становится очевидным, что большинство болгар-мусульман, также как и других балканских государств, являются потомками древнего аборигенного населения страны. Однако следует отметить, что существуют и другие мусульманские общины, в частности, турок, которые в самой Болгарии осознают свое турецкое происхождение.


После того, как Османский халифат потерпел несколько серьезных поражений и был вынужден отступить с большей территории Балканского п-ва, вслед за войсками стали переселяться и мусульмане, причем как сами турки, так и болгары. С одной стороны это было вызвано опасением за свое будущее, с другой – реальными проблемами, возникшими вслед за приходом к власти немусульман.


Первое переселение, затронувшее мусульман, было вызвано страхом перед русскими войсками, причем такой страх умело провоцировался лидерами общин и духовенством. Делалось это, видимо, для того, чтобы имущество, оставляемое беженцами, досталось им самим. Это подтверждается, в частности, тем, что, когда часть болгар-мусульман решила вернуться в свои родные места, многие нашли свои дома разграбленными.


Новая волна эмиграции возникла после реформы местного управления в 1892 г., вследствие чего население лишилось права избирать своих старост, которых стали назначать сверху. Это нанесло сильнейший удар по традиционной системе, складывавшейся веками на основе общинной организации, причем, интересно, что османскими властями эта система была сохранена.


Руководство новой страны смотрело на эмиграцию мусульман с полным удовлетворением, но после присоединения новых земель, в которых болгары-мусульмане составляли большинство, власти задумались об их лояльности. Однако их «задумкой» оказалось вовсе не предоставление каких-либо свобод, а, напротив, было принято решение о возвращении «заблудшего стада» в лоно Церкви.


Под конвоем солдат, размещенных в местах проживания мусульман, без каких бы то ни было разъяснений, были проведены акции по насильственному крещению, что, естественно, вызвало ответную реакцию. Мусульмане массами бежали от такого крещения, снимаясь со своих мест целыми поселениями. Эти преступления достигли такого масштаба, что даже на Лондонской мирной конференции, посвященной окончанию Балканских войн, болгарские власти были вынуждены аннулировать такие акты насильственного крещения.


К сожалению, и в самой Турции, переживавшей в то время кризис за кризисом, и где все больше одерживала верх националистическая идеология, болгары-мусульмане чувствовали себя неблагоприятно. Именно это служило побудительным мотивом для их возвращения в свои родные места, однако там их ожидала постоянная угроза со стороны властей и Церкви, которые не оставляли мыслей об их крещении.


Естественно, что все это вызывало новые волны переселения мусульман, особенно массовыми из которых стали эмиграции в начале и конце 30-х годов прошлого века.


После прихода к власти правительства во главе с Г.Димитровым положение мусульманской общины изменилось. Коммунисты, стоявшие на позициях интернационализма, не видели особой разницы между мусульманами и христианами, поскольку желали того, чтобы, как гласил известный принцип, пролетарии всех стран соединялись.


В связи с этим притеснение болгар-мусульман на этнической почве потихоньку сошло на нет, что выразилось, в частности, в отмене насильственного изменения мусульманских имен. Однако при этом усилилась атеистическая пропаганда, что в свою очередь способствовало подрыванию этнической и религиозной идентичности.


В середине 50-х годов внутренняя национальная политика, касающаяся всех этнических и национальных меньшинств, вновь претерпела серьезные изменения. «Призрак» болгарского национализма, вроде бы уже канувший в лету, вновь привел в движение программу насилия и принуждения.


Ее реализация началась с агитации за смену частей народной одежды, символизирующих принадлежность к Исламу, причем такие действия получили громкое название «культурной революции». В этом названии верным было лишь второе слово, поскольку оно предполагало насильственное изменение вещей, тогда как «культура» была здесь совсем ни при чем – ведь отрицались вековые культурные традиции местных жителей.


Через несколько лет эта «некультурная революция» была отменена, причиной чего послужил ее полный крах. Никаких результатов достигнуто не было, но власти все равно не отказались от своей политики, взяв на вооружение другой, уже известный в прошлом метод, заключавшийся в насильственной смене мусульманских имен.


Вплоть до середины 70-х продолжалось это давление и притеснение, но, благодаря мудрости Всевышнего, это не только не принесло ожидаемых властями результатов, но, напротив, прервало наметившееся сближение болгар-мусульман и болгар-христиан.


К тому же власти пошли и на религиозные притеснения, запретив некоторые из мусульманских обрядов и праздников, что вновь вызвало переселение многострадальных болгар-мусульман. Правда, теперь они стали переезжать не в саму Турцию, а в районы проживания этнических турков в самой Болгарии. Чтобы сохранить свою религию они стали называть себя турками и учить турецкий язык, но и это не спасло их от нового витка преследований.


В середине 80-х годов (казалось бы, уже так далеко от средневековья?!) в Болгарии опять началась кампания по замене мусульманских имен, причем теперь уже не только среди болгар, но и среди турецкого меньшинства. И вновь это произвело обратный эффект, так как привело к сближению болгар-мусульман с турками, хотя до этого они держались друг от друга на расстоянии.


В конце 80-х к власти в Болгарии пришли реформаторы, которые стали отходить от политики притеснений в отношении этнических меньшинств, поскольку понимали всю опасность этой недальновидной политики. Тем более, что незадолго до этого в стране произошел политический кризис, вызванный массовыми акциями протеста, и даже переселением в Турцию мусульман, причем как турок, так и болгар, в знак протеста против принудительной ассимиляции.


Кстати, именно это привело к власти реформаторов, так как переселенцы, в основном сельские жители, стали покидать страну в разгар уборки урожая, сняв к тому же со счетов в банках все свои сбережения, осложнив этим экономическую ситуацию в Болгарии.


История мусульман в этой славянской стране этим не заканчивается, но теперь после описания гонений и унижений, хотелось бы повести разговор и о хорошем. А его не так уж и мало, ведь впервые за многие века болгарские мусульмане добились своего признания со стороны официальных властей своего государства.


Несмотря на то, что, согласно Конституции, в Болгарии запрещены партии по этническому и религиозному признаку, уже в начале 90-х годов в стране действует Движение за права и свободы турок и мусульман Болгарии (ДПС), которое в итоге смогло получить статус политической партии. На парламентских выборах 1990 г. ДПС заняло третье место, став одной из влиятельнейших сил в Народном собрании. И это несмотря на то, что в партию в основном входили представители турецкой общины.


Зато уже в 2001 г. объединенные силы мусульман, включивших в себя не только турок и болгар, но и другие этнические меньшинства, (причем не только мусульманские, поскольку ДПС выступает за права всех меньшинств), сумели добиться колоссального прогресса. И это действительно так, поскольку впервые в истории независимой Болгарии мусульмане вошли в состав правительства, заняв несколько министерских постов.


***


Сложная и драматическая история болгарских мусульман показывает нам, что, во-первых, Ислам является добровольным выбором той части славянского населения Балкан, которые выбрали его в качестве смысла своей жизни, иначе сложно объяснить тот факт, что за долгие годы гонений и притеснений мусульмане сохранили свое вероучение, будучи готовыми на любые крайние меры. Во-вторых, любые попытки давления на мусульман приводили лишь к сплочению своих рядов и сближению со своими единоверцами, т.е. давало обратный эффект. Ну и, в-третьих, опыт мусульман Болгарии, поистине, бесценен для всех этнических меньшинств в разных регионах нашей планеты, причем не только тех, кто исповедует Ислам, поскольку представляет собой наглядное пособие для справедливой, невооруженной борьбы за свои попранные права.


Источник: islam.ru

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.