Одной из причин языка вражды является стереотипное мышление, — Андрей Юраш

 Одной из причин языка вражды является стереотипное мышление, — Андрей Юраш
Фото - © Алексей Темченко. Толерантность — это не свобода оскорблять, — Андрей Юраш
21.02.2017
Оцените статью: 
(579 оценки)
editor
Аватар пользователя editor

Директор департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Андрей Юраш рассказал изданию «Детектор медиа» о причинах роста языковой вражды в украинском обществе и официальной риторике церковных деятелей, а также о нехватке объективного и системного освещения украинскими журналистами религиозной и этнической тематик.
Предлагаем это интервью с некоторыми сокращениями.

 

Господин Юраш, в частности, рассказал о том, что делается возглавляемым им департаментом для обеспечения прав национальных меньшинств, религиозной толерантности и т. п.
 К достижениям департамента я бы отнес <> очень активное функционирование Экспертного совета по вопросам свободы совести и деятельности религиозных организаций. Это восстановленная в конце 2014 года структура, которой почти пять лет до сих пор не существовало. Мы уже вышли в Верховную Раду с двумя проектами, которые, на наш взгляд, ликвидируют пробелы в законодательстве по обеспечению свободы совести.
Также мы наладили сотрудничество с Европейским центром по вопросам меньшинств. Провели два мероприятия в прошлом году и планируем несколько мероприятий на этот год. Есть очень плодотворное сотрудничество со специальными программами ОБСЕ, в том числе по вопросам ромов и синтов, провели несколько семинаров и круглых столов и по вопросам человеческого измерения.

Должное ли внимание, по вашему мнению, украинские СМИ уделяют проблемам нацменьшинств и религии? И профессионально ли они эту тему освещают?

 С одной стороны, говорят много, а с другой  никогда не говорят достаточно. Я считаю, что в Украине нет ни одной профессиональной программы (телевизионной, радийной), которая бы объективно и системно освещала религиозную проблематику. Есть конфессиональные программы, но очень часто они принимают во внимание сугубо собственную аудиторию, не подают всего массива информации, не отвечают на запросы верующих в целом, и это естественно, потому что это нишевые медиаресурсы, направленные на конкретный контингент людей. Поэтому надо думать, искать варианты, как освещать системно, оперативно, не время от времени, не только при определенной катастрофической, трагической или конфликтной ситуации, а на регулярной основе. Конечно, есть несколько хороших специалистов в этой теме, но этого все равно недостаточно.

С профессионализмом освещения бывает по-разному. Я не могу сказать, что этой темой у нас полностью пренебрегают. Но, к сожалению, случается так, что некоторые предвзятые общественные организации отстаивают определенную позицию и иногда даже моделируют какие-то процессы, проблемы.

Говоря об освещении проблем межэтнических отношений, господин Юраш, в частности, отметил:

 Если в 20142015 годах мы имели большой всплеск негативных высказываний и взаимных обвинений в сфере этнополитики, то теперь, благодаря определенной стабилизации ситуации в государстве, этот негативизм уменьшился  в отношениях, в полемике, в заявлениях, в риторике прошлого года это наблюдалось. Зато, к сожалению, мы имеем огромный всплеск негативизма и соответствующей лексики и риторики в отношениях между религиозными организациями. И это, на наш взгляд, очень драматическая ситуация. Этот вопрос рассматривался на нашем экспертном совете, мы даже обращались с соответствующими письмами к религиозным организациям, к их руководству с просьбой устранить любые неадекватные, эмоционально окрашенные определения, обращения, оценки. Наша цель, как и цель государственной политики в целом,  гармонизация отношений на всех уровнях.

По оценкам международных экспертов, в частности Центра ненависти, базирующегося в Париже, Украина является государством с одним из самых низких показателей антисемитизма. Да, у нас бывают случаи, но их зафиксировано в течение года несколько десятков, тогда как в той же Франции такие случаи измеряются сотнями, причем это не просто хулиганские, ксенофобские надписи, как в Украине, а нападения, оскорбления. Поэтому все относительно.

Поэтому, с одной стороны, мы не должны успокоиться, потому что у нас определенный уровень толерантности в обществе, а с другой  можем констатировать, что традиционная для Украины атмосфера взаимоуважения, которая формировалась веками, сказывается и сейчас.

Стоит ли вводить какие-то санкции в отношении журналистов, которые в своих публикациях используют язык вражды?

 Вопрос санкций  юридический, и я не готов это комментировать. На мой взгляд, санкции применять нужно в отношении тех, кто сознательно нарушает определенные стандарты этики, распространяет дезинформацию, но не могу сказать, что у меня есть конкретные предложения на этот счет.

Например, существует Союз православных журналистов  организация, которая системно занимается дезинформацией, фальсификацией, очернением, работает по принципу русской пропаганды. К счастью, это не очень распространенный медиа-ресурс, но он является показательным примером абсолютно сознательной лжи и манипуляции. Это не медийная, а идеологическая работа для определенного заказчика, координированная и финансируемая из-за рубежа. На мой взгляд, эти люди, которые уже несколько лет занимаются искажением фактов, дезинформированием общества, должны нести наказание. Толерантность  это не свобода оскорблять и не свобода сообщать надуманные, лживые факты.

Мне кажется, это проблема не столько журналистов как профессионалов, сколько структур и организаций, которые целью своей деятельности ставят выработку не новостей, а идеологии, что, в свою очередь, предполагает не соблюдение норм объективной журналистской этики, а работу ради определенной конечной цели. Так возникает и ложь, и язык вражды.

Какую роль православные церкви в Украине играют в общественном дискурсе на предмет войны между Украиной и Россией?

 К большому сожалению, Украинская православная церковь, находящаяся в единстве с Московским патриархатом, была очень активно заангажирована одной из сторон этого конфликта. Откровенно говоря, глава этой церкви Патриарх Московский Кирилл был одним из идеологов, которые эту войну на самом деле и породили. Он, особенно в начале, вообще пытался войне на востоке Украины предать сакральное значение, обосновать, показать, что это чуть ли не священная борьба одной части религиозного сегмента против другого, а не политические посягательства, имперские амбиции определенного государства в отношении соседних стран.

Недавно мы подготовили заявление, в котором вспоминаем три поражающих примера. На самом деле хотим сделать таблицу и можем вспомнить сотни случаев. Например, осенью прошлого года секретарь Крымской епархии Украинской православной церкви Александр Якушечкин, выступая в Симферополе, в присутствии правящего архиерея Митрополита Крымского и Симферопольского Лазаря предложил абсолютную апологию «русского мира». Он сказал, что «наконец-то мы вернулись домой», то есть в Россию, «наконец будем лишены необходимости изучать те фашистские идеологемы, которые пытались навязать из Киева, наконец вы свободны». И со стороны Митрополита Лазаря, правящего архиерея, члена синода УПЦ, не было никаких оговорок ни во время заседания, ни потом, то есть он был солидарен.

Другой пример: в ноябре прошлого года правящий архиерей Митрополит Луганский Митрофан присутствовал вместе с представителями так называемой ЛНР на освящении места, где появятся памятники Александру Невскому. Известно, что Невский является символом воинской славы, могущества и победы России. Освящая эти места на территории Луганщины, он освящал условные границы «русского мира», и сказал, что «русский мир»  это сознание, идеология, которая всех нас вдохновляет, откровенно признался в приверженности. На этой церемонии, которая не вызвала у него никаких возражений, присутствовал еще и псевдоизбранный президент так называемой ЛНР Плотницкий и руководители нескольких организаций, занимающихся военной подготовкой боевиков.

14 января митрополит Феодосийский и Керченский Украинской православной церкви Платон Удовенко освятил комплексы противоракетных установок, которые были привезены из России в Крым, их зона поражения (до четырехсот километров) поражает, то есть чуть ли не Киева они могут достигать. И он освящал эти ракетные комплексы, направленные против нашего государства.

 

Характерно ли использование языка вражды для официальных заявлений и, возможно, прессы?

 

 Я ни в коем случае не оправдываю использование языка вражды, но могу объяснить, почему он является развитым в отношениях, в риторике официальных заявлений и выступлений многих церковных деятелей. Из-за военных действий наше общество достаточно радикализировалось, оно сейчас значительно более решительно ставит те вопросы, которые на повестке дня стояли уже не одно десятилетие, но не находили решения. В частности, базовой проблемой в религиозной среде является вопрос поместной церкви, признание создания канонической автокефальной церкви, которая бы объединила всё киевоцентричное православие в Украине. Конечно, Московский патриархат и его крупнейшие сторонники в Украине категорически против этого.

Социологические данные «Украинского центра экономических и политических исследований имени Александра Разумкова» и многих других указывают, что идеология, которую предварительно исповедовали сторонники единства с Московским патриархатом, прогорела: только 9% населения Украины ее поддерживают, абсолютное большинство вообще не считается с ней, очень высокий процент тех, кто вообще считает Украинскую православную церковь в единстве с Московским патриархатом враждебной Украине.

 

То есть те идеологемы, которые предлагала эта структура в течение последних 2025 лет, отвергнуты обществом. Но беспомощность в этой ситуации порождает бурную реакцию, острые заявления, попытки показать себя не в контексте универсальных магистральных процессов, а как презираемую определенными структурами и направлениям идею, и отсюда  сознательное провоцирование.

 

Вместо того, чтобы адекватно отвечать на вызовы общества, пытаться найти сочетающие модели, происходит культивирование собственной исключительности, еще больше нагнетания с целью сохранить определенный контингент сторонников, цементировать их убеждения образом врага, а для него можно использовать любые терминологические и лексические средства. И эта тенденция объясняет, почему со стороны большой части духовенства (я бы даже сказал, официальных спикеров Украинской православной церкви в единстве с Московским патриархатом) усилилось использование этой риторики.

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.