«Сирийских женщин пытают и насилуют в тюрьмах. Мы просто должны были что-то делать!» — Налан Дал

«Сирийских женщин пытают и насилуют в тюрьмах. Мы просто должны были что-то делать!» — Налан Дал
Налан Дал, координатор по вопросам международного сбора средств IHH Humanitarian Relief Foundation и одна из организаторов Конвоя.
«Сирийских женщин пытают и насилуют в тюрьмах. Мы просто должны были что-то делать!» — Налан Дал
«Сирийских женщин пытают и насилуют в тюрьмах. Мы просто должны были что-то делать!» — Налан Дал
«Конвой совести» стартовал в Стамбуле 6 марта 2018 года, чтобы достичь провинции Хатаи на турецко-сирийской границе 8 марта.
«Сирийских женщин пытают и насилуют в тюрьмах. Мы просто должны были что-то делать!» — Налан Дал
«Сирийских женщин пытают и насилуют в тюрьмах. Мы просто должны были что-то делать!» — Налан Дал
Участницы со всего мира — политики, писательницы, общественные деятели и просто домохозяйки — требовали освобождения женщин, содержащихся в сирийских тюрьмах.
«Сирийских женщин пытают и насилуют в тюрьмах. Мы просто должны были что-то делать!» — Налан Дал
«Сирийских женщин пытают и насилуют в тюрьмах. Мы просто должны были что-то делать!» — Налан Дал
“Syrian Women are Being Tortured and Raped in Prisons. We Just Had to Do Something!” — Nalan Dal
Организаторы Конвоя не ожидали, что их пригласит Президент Турции, так как обращались к женщинам и направили письмо первым леди практически всех стран мира, а также женщинам-парламентариям каждой из стран.
«Сирийских женщин пытают и насилуют в тюрьмах. Мы просто должны были что-то делать!» — Налан Дал
«Сирийских женщин пытают и насилуют в тюрьмах. Мы просто должны были что-то делать!» — Налан Дал
«Сирийских женщин пытают и насилуют в тюрьмах. Мы просто должны были что-то делать!» — Налан Дал
«Сирийских женщин пытают и насилуют в тюрьмах. Мы просто должны были что-то делать!» — Налан Дал
«Сирийских женщин пытают и насилуют в тюрьмах. Мы просто должны были что-то делать!» — Налан Дал
«Сирийских женщин пытают и насилуют в тюрьмах. Мы просто должны были что-то делать!» — Налан Дал
«Сирийских женщин пытают и насилуют в тюрьмах. Мы просто должны были что-то делать!» — Налан Дал
“Syrian Women are Being Tortured and Raped in Prisons. We Just Had to Do Something!” — Nalan Dal
11.04.2018
Оцените статью: 
(487 оценки)
Собкор
Аватар пользователя Собкор

«Конвой совести» стартовал в Стамбуле 6 марта 2018 года, чтобы достичь провинции Хатаи на турецко-сирийской границе 8 марта. Участницы со всего мира — политики, писательницы, общественные деятели и просто домохозяйки — требовали освобождения женщин, содержащихся в сирийских тюрьмах.

По словам сириек, которые сами побывали в тюрьмах асадовского режима, заключенных женщин пытают и насилуют; а даже если пленница беременеет в результате изнасилования и рожает ребенка — малыш довольно быстро погибает из-за пыток и недоедания. Известен по меньшей мере один случай, когда изнасилованная несовершеннолетняя родила в тюрьме, и младенца застрелили прямо на глазах юной матери — она ​​после этого сошла с ума.

Именно поэтому бывшие узницы сирийских тюрем присоединились к Конвою.

Налан Дал, координатор по вопросам международного сбора средств IHH Humanitarian Relief Foundation и одна из организаторов Конвоя, приехала в Украину для участия в Международном женском форуме. Она охотно поделилась мыслями об этом опыте и планами.

— Итак, как вы пришли к мысли собрать женщин со всего мира?

— Все происходило постепенно. Мы стали думать, что можем сделать для женщин в Сирии, потому что люди в остальном мире будто бы делают вид, что там ничего не происходит. А мы точно знали, что там, и никак не могли этому помешать. Но мы должны были что-то сделать! Тогда, постепенно, начались наши дискуссии, что здесь можно сделать, какие шаги предпринять. В конце концов остановились на решении организовать Конвой с отправной точкой в ​​Стамбуле. Впрочем мы и понятия не имели, что к инициативе присоединится столько людей — и вот неожиданно, в течении 15 суток, у нас есть огромный Конвой из женщин со всего мира. Мы приглашали людей — и они откликнулись!

— Каким образом распространялась информация о мероприятии?

— Личные связи. Здесь, в Украине, мы имели выход на Женскую общественную организацию «Марьям», поэтому попросили их подключиться и поговорить с Ольгой Богомолец, пригласить ее, а также распространить информацию об инициативе в Украине.

Все получилось благодаря личным связям. У меня, например, были контакты с семьей Нельсона Манделы, поэтому я связалась с ними — и они отправили нескольких женщин, в том числе и невестку господина Манделы.

— То есть полагались именно на личные контакты, и не было никакой кампании в соцсетях или еще чего-то?

— Cоциальными сетями мы также пользовались, но короткое время. Сразу к этому не прибегали. Последние три дня социальные сети сыграли важную роль, но полагались в основном на людей, которых знали лично. Однако это стало большим движением, и мы продолжим это дело, посетим многие страны. Будем встречаться с президентами, первыми леди, политиками, потому что хотим, чтобы что-то действительно изменилось. И эти изменения — освобождение женщин из сирийских тюрем. Посетим и эту отвратительную страну, Россию — встретимся со всеми, потому что именно они реально принимают важные решения в Сирии.

— А как с логистикой? Я видела снимки с этими красивыми автобусами с одинаковой маркировкой. Как вам удалось обеспечить достаточное количество всего необходимого?

— Последнюю неделю перед стартом Конвоя мы спали всего несколько часов в сутки. Мы создали отдельные комитеты для конкретных задач. Был комитет, который занимался только вопросами, связанными с зарубежными участниками, и отдельный комитет, который занимался организацией турчанок: турчанок было очень много, ведь это происходило в нашей стране.

Каждая участница заранее заполнила анкету — мы эту информацию проверили, потому что не могли набирать абсолютно всех и сделали все возможное, чтобы не дать недругам просочиться в наши ряды и навредить инициативе. Наконец все участники подписывали документ — согласие с тем, что организаторы не несут ответственности за любые проблемы между ними в ходе мероприятия.

Мы также должны были уведомить органы власти, чтобы нас обеспечили охраной, и на протяжении всего мероприятия нас сопровождали офицеры службы безопасности и полиции — всего до 200 человек, отвечающих за нашу безопасность. Сначала, когда мы садились в автобусы в Стамбуле, их было около 60, но в каждом следующем городе к нам присоединялись больше и больше людей, и, соответственно, увеличивался штат охранников. Все было хорошо продумано и подготовлено, и только тогда отправились.

— Вы имели общее представление о числе людей, имевших присоединиться в каждом из городов?

— Точного числа участников мы не знали. Собралось около 10 тысяч. Надеялись, что присоединятся от пяти до семи тысяч, ведь это было практически зимой, продолжался учебный год в школах, да еще и отправились посреди рабочей недели — казалось, все было против. Но, слава Богу, Он облегчил это для нас.

— Как восприняло турецкое общество идею, что их женщины бросят все дела и просто отправятся к границе с Сирией?

— Для многих женщин это было сложно, должна признать. Но многие мужчины горячо поддержали эту идею, потому что в конце концов им отвечать за это перед Богом. Дело очень деликатное и болезненное: там насилуют женщин, пытают ваших сестер по вере. Если вы без веских причин запретите своим родственницам принять в этом участие — для богобоязненных людей это будет неправильно. Поэтому многие мужчины одобрили инициативу и поддержали ее, хотя, конечно, были и голоса критики — не без того.

— Были случаи, когда мужчины сопровождали своих женщин, побоявшись отпустить их без сопровождения?

— Там было немного мужчин, и все они не из Турции. Большую группу женщин из Южноафриканской Республики сопровождали несколько мужчин — не потому, что они чего-то боялись, а скорее потому, что некоторые женщины не хотели путешествовать без махрама (родственника, опекуна). В целом мужчин-участников было всего пять или шесть.

Однако были мужчины, которые нам помогали: водители, организаторы. В каждом автобусе, кроме водителя, был еще человек, ответственный за логистику — потому что в некоторых вопросах нужна мужская помощь, например, чтобы перетаскивать спальные мешки.

— Вы сказали, что акция подняла этот вопрос — освобождение женщин из сирийских тюрем — на уровень, на который не смогло поднять его ни одно правительство. Как так получилось?

— Понимаете, социальное давление — очень эффективный инструмент, особенно в политике. Если удается создать группу давления — правительства вынуждены корректировать свою политику.

Мы не ожидали, что нас пригласит Президент Турции, так как обращались к женщинам и направили письмо первым леди практически всех стран мира, а также женщинам-парламентариям каждой из стран. И вдруг нас желает принять Президент, поскольку это дело стало таким значимым, и наши голоса — такими громкими. Мы никогда не думали, что будет такой резонанс. Собирая новых участников на каждой из наших стоянок, мы давали пресс-конференции, и новости об этом выходили во многих мировых СМИ.

С тех пор мы получаем весьма обнадеживающие телефонные звонки, и теперь, в рамках второй стадии нашего проекта, собираемся посещать разные страны, по очереди, и встречаться с высокими должностными лицами, чтобы в первую очередь проинформировать их об этой проблеме, чтобы они могли поставить ее на повестку дня. Сделают ли они с этой информацией хоть что-то — пусть это будет их заботой. А мы хотим по крайней мере донести эту информацию, если она к ним не пришла из СМИ. Мы подготовили наш отчет на пяти языках и будем отправлять адресатам.

Мы будем говорить с людьми из разных стран, отстаивая свою инициативу и ища поддержки. Правительства часто собираются за столом, чтобы что-то обсудить, но в итоге ничего не делают. Нам не нужны разговоры — нам нужны действия.

Беседовала Татьяна Евлоева

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.