Полководец великого хана. Часть четвертая

Полководец великого хана. Часть четвертая
Крымскотатарский всадник. Гравюра Абрахама де Брюина
23.11.2023
Оцените статью: 
(22 оценки)
О. Степанченко
Аватар пользователя О. Степанченко

Часть первая              Часть вторая               Часть третья

Летом 1648 года польское правительство наконец осознало, что в лице Богдана Хмельницкого и Тугай-бея оно имеет чрезвычайно сильных противников, за спиной у которых виднелась грозная тень Османской империи. После смерти короля Владислава IV прошло несколько месяцев, а Сейм все никак не мог избрать нового правителя. Все это играло на руку Крымскому ханству и Украине.

Лишь к концу лета поляки собрали новое войско. Во главе его были поставлены родовитые, но малоопытные командующие: Конецпольский, Заславский-Острожский и Остророг. Хмельницкий отлично сознавал, что кроме Крыма никто не окажет ему помощи. Именно поэтому он написал письмо хану Ислям Гераю, сообщив, что войска Речи Посполитой уже выступили в поход.

Не дожидаясь союзников, Хмельницкий вышел навстречу полякам. Его армия была более многочисленной, но и значительно хуже вооружена. Кроме того часть казаков была недавними селянами без серьезного военного опыта. Обе армии встретились у городка Пилявцы. Хмельницкий не спешил вступать в битву, маневрируя войсками. Что касается поляков, то они, по свидетельству очевидца, стремились побыстрее вступить в бой с противником, не дожидаясь соединения с ним татар.

Формальным командующим хан назначил калгу-султана Крым Герая, но реальным командиром по-прежнему являлся Тугай-бей. Накануне похода крымского полководца мучили тяжелые предчувствия. Он даже сказал брату, что, наверное, скоро погибнет в бою или умрет от какой-то болезни.

Однако время шло, а татарское войско к началу решающей битвы явно не поспевало. Ситуация изменилась вечером 22 сентября, когда на соединение с украинской армией прибыл отряд татар из Буджака во главе с Айтемиром-мурзой. Под его командованием было лишь 3000 воинов, но Хмельницкий решил дольше не ждать и начал атаку на следующий день. Его армия под Пилявцами занимала крайне выгодные позиции, которые позволяли надеяться на успех.

Украинский гетман приказал отдельным отрядам казаков переодеться в бурнусы и вывернутые кожухи, тем самым визуально увеличив численность своих союзников. Как писал украинский летописец, «этим он обманул поляков, и, наполнив их сердца страхом, вынудил этих богатырей над стаканом токайского вина бежать сломя голову». Атака союзных войск ошеломила войска Речи Посполитой. Рейд татарской конницы в тыл полякам вызвал у них ужас. Ночью началось беспорядочное отступление, превратившееся к утру в паническое бегство.

Спустя несколько дней после победы к Хмельницкому присоединились основные силы крымской армии. Это позволило начать подготовку к новому наступлению. Успех под Пилявцами вызвал волну антипольских выступлений на западе Украины. Нередко восстания заканчивались погромами панских имений и римско-католических костелов, которые вызывали особую ненависть у местного населения.

30 сентября состоялся военный совет. Значительная часть украинских командиров во главе с полковником Максимом Кривоносом предлагали остановить продвижение на запад, а захваченные трофеи передать татарам в качестве вознаграждения за оказанную помощь. Следом за Кривоносом слово взял Тугай-бей. По его мнению, главной целью новой кампании должен был стать Львов, куда бежали все самые богатые магнаты Речи Посполитой. После разгрома польской армии, продолжал речь Тугай-бей, ожидать серьезного сопротивления не стоит. Но если поляки получат передышку, они соберут новую армию, способную бросить вызов союзникам.

Хмельницкий поддержал побратима, приказав начать наступление немедленно, не дожидаясь окончания всех подготовительных работ. Союзные армии на Львов двигались не единой массой, а разбившись на отдельные отряды, нападали на города и селения, в которых находились польская администрация.

5 октября отряды Тугай-бея подошли к Львову. В 1648 году Львов был большим и богатым торговым городом с многочисленным населением. Накануне подхода союзных войск польский гарнизон во главе с князем Вишневецким покинул Львов, оставив его жителей защищаться своими силами. На следующий день крымский полководец, не дожидаясь подхода Хмельницкого, принял решение самостоятельно атаковать город. Перед боем имамы прочитали молитвы о даровании победы исламскому воинству.

Крымский историк Хаджи Мехмед Сенаи писал:

«Люди, знающие наизусть Коран — имам Мехмед-эфенди и Бобай-эфенди-заде, и кадий Мехмед-эфенди, и несколько других лиц, молитвы которых могут быть приняты, — стоя перед лучезарным султанским бунчуком и победоносным сахибкирановым знаменем, прочитали нараспев суры „Аль-Фатх“ и „Аль-Ихляс“, а великие эмиры и подобное Плеядам исламское войско окружили крепость и пошли на штурм с четырех сторон».

Вероятно, Тугай-бей понимал, что взять хорошо укрепленный город, не имея мощной артиллерии, будет крайне сложно, но все же хотел проверить готовность защитников к обороне, а также найти уязвимые места в оборонительных сооружениях. Атака, как и следовало ожидать, успехом не увенчалась. Войска Хмельницкого присоединились к крымским татарам 8 октября. Совместными усилиями удалось взять Высокий замок, который находился на высокой горе, немного в стороне от основных городских укреплений.

Украинский гетман не был настроен штурмовать Львов. Он предпочитал получить выкуп и продолжить поход в направлении польских этнических территорий. Львовяне, узнав об этом, выслали своих делегатов. Начались переговоры, в ходе которых удалось договориться о выкупе в 200 тысяч дукатов. Часть суммы горожане могли оплатить товарами, но при оценке товаров их стоимость была сильно завышена, в результате заплатить пришлось значительно меньшую оговоренной суммы.

24 октября крымское войско разделилось: часть крымцев вместе с добычей вернулась на родину, но наиболее стойкие воины остались с Тугай-беем. Тот присоединился к войскам Хмельницкого, вышедшего в поход на город Замосць. В ходе одного из боев на подступах к городу погиб родной брат Тугай-бея, мурза Султан-гельды. Это была тяжелая личная утрата для крымского полководца.

Замосць осадили, но штурм крепости был невозможен. В войсках распространялись болезни, от которых многие умирали. Кроме того, начиналась зима, и продолжение военной кампании требовало огромных усилий от всех участников. Получив от Замосця выкуп, союзные армии вернулись в Украину.

В Польше наконец-то избрали нового короля, Яна Казимира, и он начал переговоры о мире, однако они быстро зашли в тупик, поскольку Речь Посполитая несмотря на серию тяжелых поражений не хотела идти на уступки Хмельницкому и Крыму.

Украинский гетьман понимал, что новая война неизбежна, поэтому обратился к Тугай-бею с просьбой не покидать пределов Украины.

«На кормление» крымцам была выделена пограничная территория в районе города Бар (нынешняя Винницкая область). Уже в начале 1649 года польские войска начали небольшие наступательные операции на Волыни. Весной Хмельницкий написал Тугай-бею письмо с просьбой идти на соединение с украинскими войсками — мурза выполнил просьбу побратима.

Вероятно, это была последняя услуга Тугай-бея. Вскоре, согласно целому ряду источников, он заболел и скоропостижно скончался. Тем не менее спустя многие месяцы и даже годы появлялась информация о том, что крымский военачальник жив и даже принимает участие в боевых действиях. В основном эти сведения исходили из польских источников, и на данный момент они не являются достаточно убедительными.

Личность Тугай-бея оказала огромное влияние на политику Крымского ханства 2-й половины XVII века. Военные успехи Крыма в 1648 году привели к тому, что целый ряд государственных деятелей ханства всерьез задумался о необходимости создания полностью независимого крымского государства. Известно, что сам Тугай-бей с нескрываемой иронией высказывался об Османской империи, переживавшей не лучшие времена.

Мурза Тугай-бей не был забыт земляками после смерти, он оставил неизгладимый след в памяти крымскотатарского народа. О знаменитом полководце слагались песни и легенды, передавались поговорки. Современники и потомки воспринимали Тугай-бея как гази — воина за веру, посвятившего жизнь служению исламу и своей родине, Крымскому ханству.

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.