«Вот прикрою сейчас глаза и сразу вижу мой дом в Крыму, где я более 20 лет прожила» — семья крымских татар обживается в Ужгороде

«От прикрию зараз очі й одразу бачу мій дім у Криму, де я понад 20 років прожила» — подружжя кримських татар обживається в Ужгороді
Альфад и Эльмира ждут своих постоянных покупателей в ужгородском парке. Фото Богданы Ивасивы
«От прикрию зараз очі й одразу бачу мій дім у Криму, де я понад 20 років прожила» — подружжя кримських татар обживається в Ужгороді
Кроме бельгийских вафель в Ирпене-кафе могут еще и приготовить плов. Фото Богданы Ивасивы
«От прикрию зараз очі й одразу бачу мій дім у Криму, де я понад 20 років прожила» — подружжя кримських татар обживається в Ужгороді
Альфад заливає бензин в генератор для того, аби запрацювало його кафе. Фото Богдани Івасіви
«От прикрию зараз очі й одразу бачу мій дім у Криму, де я понад 20 років прожила» — подружжя кримських татар обживається в Ужгороді
Альфад заливает бензин в генератор для того, чтобы заработало его кафе. Фото Богданы Ивасивы
«От прикрию зараз очі й одразу бачу мій дім у Криму, де я понад 20 років прожила» — подружжя кримських татар обживається в Ужгороді
Еще недавно «Ирпень-кафе» выглядела совсем иным. Фото Акима Галимова
«От прикрию зараз очі й одразу бачу мій дім у Криму, де я понад 20 років прожила» — подружжя кримських татар обживається в Ужгороді
«От прикрию зараз очі й одразу бачу мій дім у Криму, де я понад 20 років прожила» — подружжя кримських татар обживається в Ужгороді
«От прикрию зараз очі й одразу бачу мій дім у Криму, де я понад 20 років прожила» — подружжя кримських татар обживається в Ужгороді
«От прикрию зараз очі й одразу бачу мій дім у Криму, де я понад 20 років прожила» — подружжя кримських татар обживається в Ужгороді
«От прикрию зараз очі й одразу бачу мій дім у Криму, де я понад 20 років прожила» — подружжя кримських татар обживається в Ужгороді
09.02.2023
Оцените статью: 
(106 оценки)
editor
Аватар пользователя editor

Альфад Галимов и его супруга Эльмира — крымские татары. Почти год они живут в Ужгороде. Переехать сюда вынудила война, которую Россия начала против Украины. За плечами у них годы жизни в далеком Узбекистане, возвращение на родную землю и утрата ее из-за аннексии Крыма. Затем был переезд в Ирпень, широкомасштабное вторжение РФ и ожесточенные бои за город. Сейчас Галимовы снова вынужденные переселенцы.

Историю супругов рассказали журналисты ZAXID.Net.

Однажды, гуляя в ужгородском парке с внуками, супруги заметили ржавый фургон. Местные власти разрешили его выкупить. Сделали там ремонт — теперь это «Ирпень-кафе». Продается кофе и бельгийские вафли. Кафе на колесах, ведь знают, что однажды уедут отсюда домой, в Ирпень, а оттуда — в освобожденный украинский Крым. А может и дальше, в Европу — рассказывать людям историю Украины и правду о своем народе.

Их привычный рабочий день начинается с заливки бензина в генератор. В день необходимо до 10 литров. В Ужгороде, как и по всей Украине, часто выключают свет. Звук генераторов и запах бензина в воздухе уже никого не удивляет. Со временем его не замечаешь, это становится обыденностью страны, переживающей почти год жестокой войны.

Однако у кафе Галимовых в воздухе витает и другой запах — свежесмолотого кофе и сливочного масла, которое добавляют в выпечку. На улице дождь, а в фургоне тепло от вафельницы. Там нет ни одного стула. Целый день, без выходных собственники на ногах. Отдыхать некогда. Время от времени покупатели стучат в маленькое окно и делают заказ. Тогда наш разговор перебивает шум кофемашины и потрескивание теста.

«Крымская традиция — подавать гостям кофе, — улыбается Эльмира. — На Закарпатье как в Крыму, все его утром пьют. Если говорим о традициях, то когда у нас, мусульман, заканчивается пост, нужно обязательно что-то поджарить, чтобы в доме получился запах масла. Это могут быть чебуреки, янтыки, блины. Соседи и родственники приносят в тарелках свои блюда, и мы обмениваемся. Вот прикрою сейчас глаза и сразу вижу мой дом в Крыму, где я больше 20 лет прожила. И мое пианино. Во дворе фруктовые деревья. По соседству сестры живут. А еще южный берег Крыма: море и горная зелень».

История Галимовых — собирательный образ крымскотатарского народа, скитания которого не начинаются и не заканчиваются аннексией Крыма или войной с Россией. Они уходят в далекое прошлое, где у каждого поколения есть что рассказать.

Для Эльмиры такой начальной точкой колонизаторской политики Москвы по отношению к ее народу является 30-е годы XX в., период коллективизации. У дедушки по линии матери, Абдурахмана Усманова, был свой магазин в Башкирии (ныне республика Башкортостан в составе РФ. — Ред.), конная ферма. Советская власть забрала все. Семья пухла от голода. За такое «богатство» хотели сослать в Сибирь — сбежали с родными в Узбекистан. Там в период Второй мировой войны его призывают в Красную армию. Дед дошел до Германии, где и скончался в 1945 году.

Второе поколение — отец Эльмиры, Аким. Его, 16-летнего, в 1944 году, как и всех крымских татар, депортировали из Крыма в Центральную Азию. Советские власти вывезли с полуострова более 200 тыс. человек. Официальная причина — «сотрудничество с нацистскими оккупантами». Неофициальная — решение избавиться навсегда от нелояльных к режиму граждан. По разным оценкам, тогда погибло от трети до половины народа.

Аким попал в Узбекистан. Поселился в городке Алмалык, в 60 км от Ташкента. Через три года нашел двух сестер. Всю жизнь мечтал вернуться в Крым, и когда ему было 60 лет, в 90-х, мечта наконец-то стала достижимой. Крымским татарам разрешили возвратиться на родную землю. Мужчина отправил вещи и перевез семью, но так и не успел пожить на родине, умер от инфаркта в Узбекистане. Там его и похоронили.

Крымских татар в ссылке использовали как дешевую рабочую силу. Поселяли в лагерях под военным наблюдением. Отца Эльмиры чуть не посадили на 20 лет за то, что уехал без разрешения навестить жену в роддоме. Разговаривать на родном языке также запрещали, как и петь народные песни.

Альфад и Эльмира родились в Узбекистане, получили там образование, поженились, а после распада Советского Союза решили поселиться на исторической родине. Было ощущение, что наконец-то черная полоса миновала. Построили дом в Симферополе. После оккупации Россией Крыма в 2014-м люди разделились: большинство крымских татар поддерживали Украину. Не забылся террор, который Россия неоднократно осуществляла в отношении крымцев.

Сегодня история повторяется, убеждены они. Сказал что-то против Кремля — жди ночных обысков. Подбросят запретную литературу, и ты преступник. За высказанное мнение, что «Крым не Россия» — 15 лет тюрьмы.

Крымских татар никто не спрашивал, хотят ли они быть в составе России или нет. Их пенсии перевели в рубли, выдали новые паспорта, на автомобилях сменили украинские номерные знаки на российские, провели новые границы.

«Из нас сделали людей вне закона, — говорит Альфад. — Мы ждем, когда Крым освободят, тогда вернемся. С теми, кто за Россию, не общаемся и не собираемся. Коллаборанты уедут, не смогут там жить, а остальные примут Украину, не сомневаюсь. Ведь все видят, что Москва превращает Крым в свою военную базу, не более того. Рано или поздно все возвращается в исходную точку. Крымских татар депортировали, а они все равно вернулись на родную землю. Разве это не чудо? К тому же Украина наконец-то приняла закон о коренном статусе крымскотатарского народа. Это значит, что за нами будущее этого региона. Есть за что бороться! Когда ты сажаешь дерево или обрабатываешь землю, знаешь, что здесь будут жить твои правнуки. А все те, кого сюда заселили из РФ — временные люди. Также открыт вопрос наказания виновных за депортацию. Людям необходимо вернуть то, что у них украли. И вернуть это должна Россия как правопреемница СССР. Суть этого государства — уничтожать свой народ и не давать покоя другим. Придет время, когда и там будут сносить памятники всем этим екатеринам, петрам первым, суворовым, ведь вся их история лжива. А за нами — правда и справедливость. Она победит, мы в это верим».

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.