Богдана Сипко: «Французы не верили даже в гипотетическую возможность потери Алжира»

Богдана Сипко: «Французы не верили даже в гипотетическую возможность потери Алжира»
©Богдана Сипко/Facebook
Богдана Сипко: «Французы не верили даже в гипотетическую возможность потери Алжира»
Богдана Сипко: «Французы не верили даже в гипотетическую возможность потери Алжира»
Богдана Сипко: «Французы не верили даже в гипотетическую возможность потери Алжира»
19.03.2018
Оцените статью: 
(449 оценки)
Собкор
Аватар пользователя Собкор

Во Львовском национальном университете им. Ивана Франко на днях в контексте спецкурса «Колониальная политика и культурные влияния Франции в XIX — начале XXI века» состоялась открытая лекция кандидата исторических наук, ассистента кафедры ЛНУ им И. Франко Богданы Сипко «В погоне за миражом Французский Алжир в 1830–1945 годах».

Лекцию посетили не только студенты, и многие выразили слова благодарности и восторга от нее:

— Если бы я была студенткой, я бы точно не пропускала пары Богданы Сипко, — поделилась впечатлениями одна из пользовательниц соцсети Facebook Ирина Шутка. — Спасибо за лекцию о «французском Алжире». Теперь буду знать о Соборе Африканской Богоматери, французском театре в Алжире, франко-арабских школах и университете Бюго — словом, как лозунги о свободе, равенстве и братстве могут превратиться в лозунги о цивилизационной миссии, экзотичность аборигенов и конструировании мифов. А также о миграции алжирцев в метрополию в ХХ веке и борьбе за интересы Франции (во Второй мировой воевали около 300 тыс. алжирцев, арабов). А еще — кто такие «черноногие» и почему стоит почитать «Первого человека» Альбера Камю и посмотреть фильмы Рашида Бушареба.

Как рассказала нашему корреспонденту сама Богдана Сипко, она пыталась донести до студентов вуза и других заинтересованных, почему Алжир был особым владением для Франции.

Ученая также подчеркнула, что знание исторических реалий дает возможность понять, почему среди французов в начале XXI века, когда начали писать о злоупотреблениях колониального периода, стало распространенным чувство вины, и что это за «алжирский синдром» (убеждение алжирцев, что французы им должны, следовательно, бывшие колонизированные могут делать все, что им заблагорассудится).

— Французы рассматривали Алжир не как колонию, а как «продолжение» национальной территории на противоположном берегу Средиземного моря. Следовательно, власть способствовала иммиграции туда европейского и, прежде всего, французского населения, которое должно было заселить захваченные территории. «Поселенцы» были очень разнообразными (малоимущие французы, искавшие лучшей судьбы, оппоненты правящего режима (до 1858 года) политические эмигранты из других стран, искавшие убежища во Франции). В 1871 году, после поражения Франции во Франко-прусской войне и потери ею Эльзаса и Лотарингии, около 20 тыс. беженцев из этих территорий переселились в Алжир, что впоследствии способствовало возникновению дискурса о «других Эльзасе и Лотарингии на другом берегу» (из выступления Президента Республики Рене Коти в Вердене 17 июня 1956 года: «Пусть не думают, что мы покинем на противоположном берегу Средиземноморья другие Эльзас и Лотарингию») и исторического мифа о миллионе этих вынужденных переселенцев (по количеству всех «черноногих» — потомков европейских колонистов, по состоянию на 1962 год). Сложная идентичность «черноногих» проиллюстрирована на примере Альбера Камю, — раскрыла госпожа Богдана содержание лекции.

Пытаясь «создать Французский Алжир», местная администрация применяла ассимиляционные подходы в образовании, развивала систему среднего и высшего образования для европейцев, создавала театры (в частности, Имперский театр в Алжире 1853 года), строила храмы (Базилика Матери Божьей в Алжире, 1858–1872 годы), прокладывала современные коммуникации (трамваи в Алжире и Оране) и др. Архитектура приморских городов Алжира периода французской зависимости была абсолютно европейской. Поэтому французы не верили даже в гипотетическую возможность его потери. Так, Жак Сустель, генеральный губернатор Алжира в 1955–1956 годах, писал: «Шансы на то, что Франция покинет Алжир, не выше, чем то, что она откажется от Прованса или Бретани».

В то же время две мировые войны, в которых алжирцы приняли активное участие на стороне Франции, дали им понимание, что метрополия не всесильна, потому после 1945 года усилилось автономистское, впоследствии движение за независимость, приведший к признанию независимости Алжира в 1962 году.

 
 
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.