К 150-летию Агатангела Крымского издана книга его переводов классической персидской поэзии

©️ Artur Rudzitsky
©️ Artur Rudzitsky
10.03.2021
Оцените статью: 
(74 оценки)
editor
Аватар пользователя editor

В Украине вышло новое издание — сборник поэзии классиков персидской литературы Фирдоуси, Хайяма, Рудаки, Саади, Хафиза в переводе Агатангела Крымского — академика, основателя отечественного востоковедения.

Об этом в соцсети «Фейсбук» сообщил украинский историк литературы, книговед, издатель, общественный деятель Артур Рудзицкий, отметив, что книга издана к 150-летию академика Агатангела Крымского (1871–1942), а предисловие к ней написал известный украинский ученый, востоковед Михаил Якубович.

Напомним, «Ислам в Украине» в свое время публиковал статью украинской исследовательницы Соломии Вивчар о первом украинском переводе поэмы «Шах-наме», осуществленном Агатангелом Крымским, в которой она заметила, что переводы Крымского поражают свежими образами и метафорами, необычными эпитетами, а по лексическому разнообразию это одни из лучших образцов украиноязычного переводного текста. Иллюстрацией могут быть несколько строк из «Шах-наме»:

«…Не вір, що доля може полюбити:
Не був би лук кривим, не був би луком.
Небесний круг над нами так вертиться,
Що ледве гляне, зараз же і зникне.
Коли ти думаєш, що доля — ворог,
Вона тобі показує обличчя;
Коли ж ти кажеш, що вона твій друг,
То вже од неї ласки не побачиш.
Я щиро дам тобі таку пораду:
Покинь любити світ, ще й руки змий…»

С разрешения издателя приводим текст предисловия Михаила Якубовича к книге переводов Агатангела Крымского «Персидская классическая поэзия»:

«Фигура известного украинского ориенталиста, в некотором смысле даже основателя отечественного востоковедения, Агатангела Ефимовича Крымского (1871–1942), казалось бы, хорошо известна читателям. Однако, как часто это у нас случается, имена „на слуху“ для многих остаются не более, чем именами. Работы ученого, репрессированного в советские времена и реабилитированного уже при хрущевской „оттепели“, не так уже и легко найти на полках украинских магазинов. Полные собрания сочинений, которые переиздавались в 2000-х годах, сегодня уже стали библиографической редкостью, а о некоторых еще прижизненных изданиях Крымского (например, «Лекции по Корану», 1905) не приходится и мечтать. Остается неопубликованной и магистерская диссертация Крымского, посвященная восточному мыслителю Аль-Фараби — даже несмотря на то, что у нас не так уж много исследований восточной философии того времени. Поэтому книга, которую сегодня читатель держит в руках, а именно избранные переводы стихотворного слова с персидского — это, безусловно, хорошая возможность и вспомнить автора, и насладиться его изысканным переводческим стилем. Тем более, кроме львовского переводчика Романа Гамада (1961-2017) с его замечательными перетолкования Ширази, Али Сафи и других персидских писателей, так глубоко на Восток из украинских ученых мало кто заглядывал.

Что характерно для переводов Крымского? О том, как хорошо исследователь владел восточными языками, написано уже немало. Даже несмотря на то, что сами оригиналы поэзии еще в те времена (конец 90-х годов XIX в.), когда Крымский начинал первые переводы, не всегда были доступны в хороших критических изданиях, сегодня они далеко не потеряли своей научной ценности. Вообще переводить поэзию — дело сложное и неблагодарное, но, кажется, Крымский сделал то, что может стать образцом еще для нескольких поколений. Не вдаваясь в сложные переводоведческие термины, можно сказать проще: Крымский „украинизирует“ Фирдоуси, Хафиза, Хайяма, Саади и других поэтов так естественно, что кажется, будто те или иные стихи написаны не в далекой Персии, а где-то в Украине. Для Крымского было важно не показать какой-то „буквальный смысл“, оформленный в строки, но глубже — ответить на вопрос, почему поэт хотел сказать именно так, а не иначе. И разного рода „украинизированные словечки“ („Арабщина“, „хатина“, „старшина“ и др.), которыми усыпаны переводы Крымского, значительно этому помогают. Более того, предисловия самого Крымского до сих пор могут служить хорошей возможностью читателю глубже заглянуть в Восток, его религию и культуру, причем обращается Крымский к украинским реалиям того времени. Например, объясняя одну из гипотез происхождения имени „Хафиз“ (тот, кто знает Коран наизусть), Крымский пишет: „На Востоке, где по детским школам (вот как у нас по еврейским хедерам) господствует та система, чтобы задалбливать абсолютно все наизусть, слово в слово, хафизов водится немало“. Не все, конечно, может вызвать понимание у современного читателя, тем более несколько глубже знакомого с Востоком. Скажем, практически во всех работах Крымского немало „антитюркских“ выпадов, и недаром Крымским очень интересовались разного рода сторонники реформ на территории уже бывшей (после 1922 года) Османской империи. Возможно, сработало и частично тюркское происхождение самого Крымского, который, впрочем, всегда подчеркивал свою принадлежность прежде всего к украинскому этносу. И „ориенталистский“ контекст того времени, когда востоковедческая наука рассматривалась прежде всего как инструмент дальнейшей колонизации народов Востока, тоже сказывался.

Однако для перевода поэзии интересно совсем другое. Сам Крымский подчеркивал, что здесь важно не только открыть что-то новое на Востоке, а привнести это новое именно в украинскую литературу: „Мой украинский перевод из „Шах-наме“, который предлагается ниже, впервые вышел в свет в 1895 году, еще когда по-русски абсолютно ничего не было переложено из оригинала. Таким образом украинская литература значительно опередила российскую в этом пункте, на целых десять лет». 

Очень ценны и до сих пор актуальны слова Крымского о мистическом (суфийском) контексте многих стихов (например, по «Дивану» Хафиза в современном Иране до сих пор гадают на будущее), хотя сам Крымский справедливо признает, что „мы теперь часто не имеем никакой возможности решить, как следует понимать того или иного поэта, — тем более, что сами суфии всех легко зачисляют в свой лагерь“. Как бы там ни было, в своих переводах Крымский напрочь лишен „догматизма“, поэтому как понимать, толковать или вернее „переживать“ переведенное им поэтическое слово, должен решать уже сам читатель. И очень хорошо, что такая возможность сегодня появилась благодаря представленной книге».

Книгу можно заказать, обратившись непосредственно к издателю на его странице в соцсети «Фейсбук».

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.