Что есть счастье Или взгляд на идеи Григория Сковороды в ассоциации с кораническими аятами

Что есть счастье Или взгляд на идеи Григория Сковороды в ассоциации с кораническими аятами
Что есть счастье Или взгляд на идеи Григория Сковороды в ассоциации с кораническими аятами
27.09.2016
Оцените статью: 
(397 оценки)
Соломія Вівчар
Аватар пользователя Соломія Вівчар

«Если строишь дом, строй для обеих существа твоего
частей  души и тела» (Г. Сковорода)

Идеи Г. Сковороды, Библия и аяты Корана

Григорий Сковорода. Необъятная величина. Масштабнейшая Личность, причем не только в рамках ХVIII ст., в котором он жил и творил. Иногда его представляют религиозным философом, но вряд ли данное определение охватывает всю глубинность взглядов этого писателя и поэта. Скорее, Г. Сковорода  просто (просто ли?) выдающийся мыслитель, всю свою жизнь посвятивший поиску путей к человеческому счастью.

Вполне очевидно, что на данной тернистой дороге он не мог не обратиться к религиозным источникам, ибо был глубоко верующим человеком. Посему, стыкуя христианские доктрины с реальными чаяниями людей, он стремился доводить их до читателя в удобоваримой окантовке, демонстрируя практические точки соприкосновения между библейскими текстами и мирской жизнью.

Весь посыл произведений Г. Сковороды, будь то проза, стихотворения, баснописание, к коим вполне можно приплюсовать и его идеи, изложенные в письмах к близким людям,  это желание выискать некие универсальные «правила», следование которым позволит человечеству приблизиться к достижению счастья. В основе же такого подхода  любовь философа к людям.

Истоки пути к реальному ощущению людьми себя счастливыми Г. Сковорода определил в опоре на христианские заповеди. Придя к этому знаменателю, сопровождавшему его всю жизнь, мыслитель попытался обосновать свое убеждение посредством изложения мыслей в прозо-поэтическом формате. Но, согласимся, мало ведь найти решение по доведению основных идей до читателя, параллельно нужно предусмотреть (продумать) форму изложения. Мудрость и талант Г. Сковороды позволили ему достичь цели, в т. ч. путём озвучивания взглядов (в основных работах) как бы через беседу (обсуждение жизненных вопросов) друг с другом несколькими героями произведений.

Данный ход, естественно, был далеко не спонтанным, ибо позволял философу отойти от назойливо-«сентенционного» изложения материала, который мог показаться читателю неинтересным. Этому «стилю» подачи выработанных идей Г. Сковорода предпочел «демонстрацию», если можно так выразиться, рождения выводов, а именно посредством наблюдений читателя за их формированием.

Тем самым мыслитель не просто и как бы вдруг озвучивал собственные мысли, а знакомил с путями (нередко нелегкими), ведущими к проявлению тех нюансов, что могли продвинуть человека (семью, общество) к пониманию, где искать (и, возможно, находить) ключ к счастью.

Другое дело, что знакомящиеся с этой статьей могут удивиться, почему в названиях материала и начальной главы говорится о Коране? Действительно, Г. Сковорода не писал об Исламе и тем более не обращался к кораническим аятам, оперируя исключительно изложенным в Библии. Но, как бы парадоксально это не звучало, непосредственно «библейский» фон и позволяет провести параллель между идеями украинского философа и кораническими откровениями. Ведь Коран гласит о ниспослании Всевышним данной Книги «с истиной в подтверждение того, что было до него»: т. е. также посланных Создателем Торы и Евангелия, «которые прежде» являлись «руководством для людей» («Семейство Имрана»: 34). При этом Коран констатирует направление Иисуса (Иса), мир ему, к людям «с подтверждением истинности» в прежде ниспосланной Торе. Мало того, в кораническом обрамлении, в аспекте Торы и Евангелия используется определение «верное руководство и свет» («Трапеза»: 44, 46). Констатируя же невозможность для людей Писания (т. е. исповедующих Иудаизм и Христианство) «идти прямым путем» до тех пор, пока они не станут руководствоваться Торой, Евангелием и ниспосланным «вам от вашего Господа» («Трапеза»: 68), Коран фиксирует: «Аллах купил у верующих их души и имущество в обмен на Рай». Причем «таково Его обещание и обязательство в Торе, Евангелии и Коране», а никто, кроме Творца, не «выполняет свои обещания лучше Аллаха» («Покаяние»: 111).

Наверное, в контексте сказанного не будет нонсенсом рассмотреть отдельные выкладки Г. Сковороды о смысле жизни через преломление коранических строк. Но насколько это получится удачным, судить читателю.

О вере, благодарности Всевышнему, молитве и необходимости деяний во Имя

По Г. Сковороде, Всевышний  это «единица», Кто «всему глава, сама безначальная, ни временем, ни местом, ни полом не ограниченная, ни именем», что соответствует кораническому определению Аллаха Единым, Самодостаточным, который «не родил и не был рожден, и нет никого, равного Ему» («Очищение (Веры)»: 14). Взяв за основу сказанное Богом Моисею (Муса): «Я есмь Сущий» (Исх. 3: 14), мыслитель пишет, что хотя Господь не виден, Он  «везде, всегда, во всем». В обрамлении же Корана «ничто на земле и на небе не скроется от твоего Господа, будь оно даже весом в мельчайшую частицу» («Йунус»: 61), т. к. «Аллаху принадлежат восток и запад. Куда бы вы ни повернулись, там будет Лик Аллаха» («Корова»: 115). В продолжение своих мыслей украинский философ использует по отношению к Богу формулировку «Древо жизни». Аналогично коранической фиксации о сотворении Аллахом «парами» того, «что растит земля», людей и всего, «чего они не знают» («Йа Син»: 36).

Вслед за чем Г. Сковорода приводит ветхозаветный призыв к людям жить согласно Божественным постулатам, ибо в таком случае «будет Господь вождем твоим всегда», во «время засухи насыщая душу твою» и ты окажешься источником, воды которого «никогда не иссякают» (Ис. 58: 1011). Коран также, свидетельствуя, что ежели «кто одолжит Аллаху прекрасный заем», то Всевышний увеличит его для него» («Железо»: 11), говорит о Господней награде для уверовавших в Аллаха и совершающих «праведные деяния». Важнейшая значимость данного аята в обещании этого верующим, «а также иудеям, христианам и сабиям» («Корова»: 62).

Параллельно устами одного из своих героев мыслитель актуализирует необходимость того, чтобы Бог «был всегда с тобою». Но осуществимо это в случае, «если ты с ним будешь». Посему «послушай Господа своего», благо «Он один знает, что тебе сродное, то есть полезное». По словам Г. Сковороды, Создатель, будучи «внутри нас», в «сердце нашем», наставляет к тому, что «для самого тебя есть полезное, разумей: честное и благоприличное». В кораническом изложении данная мысль проводится таким образом, что, «быть может, вам неприятно» являющееся «благом для вас», в то время как «вы любите» зло в ущерб себе. «Аллах знает, а вы не знаете» («Корова»: 216).

На этом фоне Г. Сковорода цитирует стих из Нового завета: «Непрестанно молитесь. За всё благодарите: ибо такова о вас воля Божия» (1Фес. 5: 1718). Что сродни словам Бога, изложенным в Коране: совершайте намаз («Перенес ночью»: 78), ибо «Я близок и отвечаю на зов молящегося, когда он взывает ко Мне»; «Поминайте Меня, и Я буду помнить о вас. Благодарите Меня и не будьте неблагодарны Мне» («Корова»: 186, 152).

Но возможно ли осуществление данного течения жизни без веры? Вопрос риторический. Потому ученый выводит на первый план старание людей «прежде всего уразуметь, что значит вера», ведь «нет нужнее её». Однако, «нигде её не найдешь», пока «не выроешь искры» внутри себя. Но даже если веры в человеке будет не более, «как зерно горчичное», то и в этом случае он может «счастливо» ступить в «семстолпный дом премудрости божией», насладившись «на горнем месте высоким умом божественного слова».

Г. Сковорода говорит об этом, исходя из библейской фиксации, что при вере «с горчичное зерно» обращение людей к горе перейти «отсюда туда» услышится ею, т. к. «ничего невозможного не будет для вас» (Мф 17: 20). Идентично высказывается и Коран, свидетельствуя, что при проявлении во время Страшного суда «нечто весом с горчичное зернышко, Мы принесем его» («Пророки»: 47).

Именно здесь Г. Сковорода акцентирует внимание на необходимости деятельной, так сказать, веры. Когда она подтверждается деяниями. «Нельзя построить словом, если то же самое разорять делом. Сие значит давать правила для корабельного строения, а делать телегу»,  говорит он,  продолжая мысль в поэтической оболочке:

На каких вещах основал ты дом?
Если камень, то дом соблюдет,
Если ж на песке твоих стать хором,
От лица земли вихрь разметет.

Мог ли пройти мимо этой темы Коран? Исключено по сути, ибо Творец ратует за реальность веры: «О те, которые уверовали! Почему вы говорите то, чего не делаете? Велика ненависть Аллаха» к этому («Ряды»: 2); «Тот ли, кто заложил основание своего строения на страхе перед Аллахом и стремлении к Его довольству, лучше или же тот, кто заложил основание своего строения на самом краю обрыва, готового обвалиться, так что он обвалился вместе с ним в огонь Геенны?» («Покаяние»: 109).

Удивительная унисонность высказанного Г. Сковородой кораническим откровениям, не правда ли?

Наша душа и борьба со страстями

В аспекте сказанного философ подходит к теме души. «Я желал бы в душе моей иметь столь твердую крепость, дабы ничто её поколебать и опрокинуть не могло»,  в сердцах произносит один из героев произведений Г. Сковороды. «Душа есть движимость непрерывная,  подчеркивает философ,  она или желает чего, или убегает от чего». Но если находится на перепутье, «тогда недоумевает, сомневается, мучится, сюда и туда наш шарик качается, мечется и вертится».

Люди «в жизни своей трудятся, мятутся, сокровиществуют, а для чего, то многие и сами не знают»,  продолжает он. Мы «созидаем хорошие дома, насаждаем сады, делаем златотканые парчи» и т. д., «дабы сим сделать приятное глазам и телу нежность доставить». Да и «кто не желает честей, сребра, волостей?», несмотря на то, «сколь многих изобилие, как наводнение всемирного потопа, пожерло, а души их чрезмерными затеями, как мельничные камни, сами себя снедая, без зерна крутятся?». Сколько «мы теряем трудов», часто «для безделиц, нередко и для вреда?». Но при всем при этом, «никто не хочет от дел житейских упраздниться и очистить сердце своё».

Коран, в свою очередь, фиксирует приукрашенность для людей любви «к удовольствиям, доставляемым женщинами, сыновьями, накопленными кантарами золота и серебра, прекрасными конями, скотиной и нивами» («Семейство Имрана»: 14). Но «мирская жизнь  всего лишь игра и потеха», «предмет обольщения», поэтому она «подобна дождю, растения после которого восхищают земледельцев», но вскоре «превращаются в труху» («Железо»: 20).

В ракурсе отмечаемого Г. Сковорода призывает бежать от быстро скрывающейся «приманки», в которой «остается жадный крючок». Но, говорит он, если противиться и «храбро стоять», не уступая «места дьяволу», тот сам «бежит от вас». Тем самым душа победившего «смертный грех», т. е. Сатану, становится Божьим градом и садом, «всегда» дающим «цветы» и «плоды». Потому «усмирение бунтующих её мыслей есть здравие души и жизнь вечная».

Аналогично и Коран разъясняет, что Сатана, раздавая людям «обещания», только «возбуждает в них надежды». Однако реально никто не получает «ничего, кроме обольщения» («Женщины»: 120). Дьявол «приказывает вам мерзость», Аллах же обещает богобоязненным «щедрый дар» («Корова»: 268)  «Сад вечности», который будет «воздаянием» за следование Божественным постулатам.

Согласимся, что, как и в Коране, в рассуждениях Г. Сковороды однозначно просматривается мысль: человек фактически сам определяет  следовать ему за обещанным Всевышним или дявольским обольщением. И от этого выбора зависит наше будущее. Так, мыслитель подчеркивает, что врагом верующего являются «суть собственные твои мнения, воцарившиеся в сердце твоём», мучащие «клеветники» и «противники Божие». Но «кто чистыми размышлениями в истине очистил свой разум», тот «подобен рачительному хозяину», вырывшему в своем доме источник живой «чистой воды». А отсюда  поиск внутри себя искры «истины божией», могущей осенить «нашу тьму». Насколько «уступила тень», настолько и «наступил свет»; при отсутствии «в душе света»  нет «радости жизни», а наличиствует исключительно «страх, мятеж, геенна».

По Корану, Аллах, покровительствуя уверовавшим, «выводит их из мраков (невежества и неверия) к свету (Истины и Веры)» («Корова»: 257). Посему искренне поклонящиеся Господу «будут обитателями Рая и пребудут там вечно» («Худ»: 23). «Пристанищем» же не ответивших на «призыв» Творца станет Геенна («Гром»: 18).

Достижение счастья через внутренний мир и добрые дела

На этой ноте Г. Сковорода подходит к квинтэссенции своего творчества, своей жизни  где выискать путь к действительному счастью? Мы «ищем счастия по сторонам»,  восклицает мыслитель. Но оно  «везде и всегда с нами, как рыба в воде, так мы в нем, а оно около нас ищет самих нас».

Вполне возможно, что, прислушиваясь к озвученному Г. Сковородой, читатель удивится. Как? Как это счастье ищет нас самих? Мы ведь ждем его, так неужели, будь оно в шаге от нас, мы его не ощутили бы? Но прекрасный ученый раскрывает, что счастье  подобно «солнечному сиянию: отвори только вход ему в душу твою». Однако, когда оно «толкает в стену твою», выискивая проход, то «не сыскивает» его, ибо часто «твое сердце темное», когда «тьма наверху бездны».

Согласимся, звучит довольно жестко. Нодо тех пор, пока мы не взглянем на самих себя объективно. Ибо при таком раскладе (честный самоанализ) мы вполне реально сумеем осознать, что определенные наши внутренние помыслы, намерения, действия (в той или иной форме) могут оттолкнуть ищущее нас счастье (или, скорее, искомое нами).

Мы чувствуем, продолжает философ, как нам «недостает чего-то, а что оно такое, не понимаем», вслед за чем озвучивает потрясающий вывод: «Божие царство везде присутствует, и счастие во всякой стати живет, если входишь в оное за руководством твоего Создателя». Нужны ли тут особые комментарии? Вряд ли, благо никто иной, как Г. Сковорода, делится с нами: «Исход к счастию не коротенький», а все «житие наше есть путь» к нему.

Наверное, нужно передохнуть, чтобы осознать сказанное ученым; прочувствовать пропущенные через себя эти строки.

И здесь на помощь приходит Коран, с коим тончайшими нитями стыкуются практически все мысли украинского писателя. Констатируя, что «счастливые пребудут в Раю», Коран называет это неиссякаемым даром («Худ»: 108). Никто не «выполняет свои обещания лучше Аллаха»,  обращает внимание Книга,  но обрадоваться сказанному могут только те, которые «каются и поклоняются, восхваляют и постятся (или путешествуют), кланяются и падают ниц, повелевают совершать одобряемое и запрещают предосудительное», соблюдая «ограничения Аллаха» («Покаяние»: 111).

Так разве не об этом же говорит Г. Сковорода в контексте рассуждений о жизни в аспекте следования нами Божественным установкам  как пути к ощущению себя счастливыми? «Истинное счастие,  резюмирует он,  живет во внутреннем сердце нашего мира, а мир в согласии с Богом. Чем кто согласнее», тем «блаженнее». Ну не соответствует ли сказанное кораническим откровениям?

Как просто, однако, согласиться с призывом Бога, в бесподобной художественной форме оформленным философом. Но как сложно соблюсти. Исполнить. Сделать правилом жизни. Даже при всем собственном положительном восприятии слов Всевышнего.

Хотя, конечно, здесь нет ничего удивительного, ибо дорога к счастью (к Истине? Её осознанию? Житию по ней?) совсем не ровная. Ведь даже когда мы искренне намереваемся двигаться по ней, неоднократно спотыкаемся, теряем ориентир, сходим на иную тропинку. Да, потом вновь возвращаемся, но ведь и опять соскальзываем. Такой вот круговорот. И здесь мы опять возвращаемся к тому, что наш путь к Правде зависит от нас. Наших мыслей. Намерений. Предпринимаемых шагов.

«Может ли быть яблоня жива и весела, если корень нездоровый?,  задается вопросом Г. Сковорода,  а здоровый корень есть то крепкая душа и мирное сердце». И «если посеянное нами зерно доброе  добрыми (в старости наипаче) наслаждаемся плодами». К «доброму делу приниматься никогда не поздно», ведь «нет ничего лучшего, как получить мирное и спокойное сердце». «Что ж есть сердце, если не душа?». Поэтому под добрым концом «разумей счастие» наше, которое «есть мир душевный».

Не об этом ли кораническая притча «о зерне, из которого выросло семь колосьев, и в каждом колосе  по сто зерен» (т. к. Аллах «увеличивает награду, кому пожелает»)? Здесь же  глас Бога ко всем нам стремиться «опередить друг друга в добрых делах» («Корова»: 261, 148), ведь последние «удаляют злодеяния» («Худ»: 114), да и Всевышний «любит творящих добро» («Трапеза»: 13).

Заключение

Лейтмотивом подхода мыслителя к жизни является его убежденность в необходимости строить её в соответствии с Божественными установками. Лишь следование постулатам Всевышнего позволит людям приблизиться к ощущению себя счастливыми, ибо путём исполнения предписанного Господом они сумеют реально ощутить Истину и справедливость Творца. Но осуществление этого невозможно само по себе, без нашего осознания и прочувствования, что данная дорога  единственный путь к счастью. Другое дело, сей маршрут  далеко не гладкий, ибо нам нередко приходится сталкиваться с препонами различного рода. Однако с каждой нашей внутренней победой над собственными страстями (кто-то может произнести, над Дьяволом)  мы оказываемся ближе и ближе к вожделенному.

Г. Сковорода подошёл к своим выводам через Библию, посредством рассмотрения христианских заповедей. Мы, со своей стороны, позволили себе провести линию от высказанных философом идей к Корану. И безо всякой искусственной натяжки убедились, насколько нить веры может соединять людей, истинно поклоняющихся Богу. А что тут нонсенсного, ежели по Корану, «кельи, церкви, синагоги и мечети, в которых премного поминают имя Аллаха», равны для Создателя по значимости? Причем вслед за этой констатацией Коран фиксирует, что Господь «непременно помогает тому, кто помогает Ему» («Хадж»: 40).

Наверное, чем быстрее все мы осознаем эту истину, тем меньше будем искать внешних врагов, якобы мешающих нашему продвижению вперед. Так что для всех нас значительно продуктивнее отнестись к себе с самокритикой, пытаясь объективно разобраться в перипетиях собственной души  куда, на что и почему она нас толкает. А уже далее, уловив свои минусы, постараться исправить их, чтобы уверенно двигаться к реальному счастью.

Дай-то Бог!

Автор благодарит азербайджанского исследователя Теймура Атаева за идею и значительную помощь при подготовке материала.

В статье использованы ссылки на Коран (в переводе М. Якубовича) и Священное Писание (в переводе И. Хоменко).

Список использованных произведений Г. Сковороды:

Разговор пяти путников об истинном счастье в жизни
Кольцо
Разговор, называемый Алфавит, или Букварь мира
Сад божественных песней
О призрачном удовольствии

Соломия Вивчар специально для «Ислам в Украине»

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.