Украина не должна повторить боснийскую ошибку

Украина не должна повторить боснийскую ошибку
Линия боснийских правительственных войск продвигается к линии фронта возле Мрконич Града, в 180 км к северо-западу от Сараево, 28 сентября 1995 г.
05.01.2023
Оцените статью: 
(108 оценки)
Islam in Ukraine
Аватар пользователя Islam in Ukraine

На сайте Aljazeera вышел материал Хамзы Карчича, доцента факультета политических наук Сараевского университета. Статья посвящена войне в Украине. Автор предостерегает Украину не повторить ошибок боснийцев.

«Дейтонские соглашения сделали Боснию нефункциональным государством. Украина должна сопротивляться принуждению к заключению подобного ошибочного мирного соглашения», — пишет автор в начале материала.

За последние месяцы Украине удалось доказать многим критикам, что они неправы: она начала контрнаступление и вернула большую часть территорий, захваченных Россией. Но успеха украинских военных и отступления России слишком мало, чтобы убедить западных союзников Киева увеличить поддержку. На украинское правительство оказывается определенное давление с целью втянуть [в переговоры] Кремль.

Марк Милли, глава Объединенного комитета начальников штабов США, призывает к дипломатии, настаивая на том, что Украина не может освободить остальные свои территории. Другие члены администрации президента Байдена не поддержали публично его призыв, однако президент Украины Владимир Зеленский почувствовал, что вынужден продемонстрировать готовность к переговорам.

Как босниец, наблюдая за происходящим, я слышу тревожные звоночки. Я чувствую, что Украину, возможно, будет ждать судьба Боснии — государства, которое стало нефункциональным из-за глубоко ошибочного мирного соглашения.

Конечно, мы не можем провести полную параллель между Украиной и Боснией и Герцеговиной. Когда в 1992 году на мою страну напали, ООН ввела эмбарго на поставку оружия, что ограничило ее способность защищаться. Она была вынуждена уступить многие территории в пользу врага и не смогла остановить геноцид.

Европейское сообщество, предшественник Европейского Союза, и ООН отправили дипломатов, которые проводили политику разделения, прикрываясь языком мира.

«Не мечтайте о мечтах», — сказал боснийцам британский переговорщик Дэвид Оуен в редкий момент откровенности, когда они надеялись на военное вмешательство Запада.

Напротив, Украина пользуется как дипломатической, так и военной поддержкой после полномасштабного вторжения России. В частности, поставки оружия позволили Киеву не только сорвать российские планы полной оккупации страны, но и начать успешное контрнаступление.

Однако так же, как боснийские правительственные силы, перешедшие в наступление летом и осенью 1995 года, остановило давление Запада, желавшего мирных переговоров, украинцам непонятным образом приказано сложить оружие в час, когда они имеют преимущество на поле боя.

В случае с Боснией этот несвоевременный «толчок» к переговорам поставил Сараево в более слабую позицию. Это не позволило их войскам освободить больше территории и дало Сербии и сербским повстанческим силам гораздо больше рычагов влияния на переговоры, чем они должны были иметь.

Поскольку Россия до сих пор удерживает большую часть Донбасса, часть Херсонской и Запорожской областей, Украина может оказаться в такой же ситуации.

Если давление Запада будет продолжаться, перед Зеленским встанет тяжелый выбор, который перед президентом Боснии Алией Изетбеговичем поставил Ричард Холбрук, американский дипломат и главный посредник на мирных переговорах в Дейтоне в 1995 году.

«Вы хотите, чтобы мы договорились о едином боснийском государстве, которое обязательно будет иметь относительно слабое центральное правительство, или предпочитаете, чтобы Босния была разделена, но у вас остался твердый контроль над гораздо меньшей страной?» — спросил Холбрук Изетбеговича.

Боснийский президент решил сохранить территориальную целостность страны. Однако для реинтеграции сербских повстанцев главной уступкой было создание высокоавтономного политического образования под названием Республика Сербская, получившей право вето в боснийском правительстве. Таким образом, силы, враждебные единству Боснии, получили возможность блокировать любой исполнительный или законодательный шаг боснийских государственных институтов. Все может быть заблокировано в любой момент — от заседания боснийского парламента и принятия закона до проведения выборов.

Это право вето по сути означает, что функционирование страны и ее стабильность могут подрывать сепаратисты, все больше разжигающие конфликт.

Если бы Зеленский сейчас согласился на мирные переговоры, перед ним встал бы такой же выбор: отдать украинскую территорию России или согласиться на образование лояльных Кремлю автономных регионов.

Президент Украины пообещал освободить оккупированные территории, в частности Крым. Если он пойдет на компромисс в вопросе территориальной целостности Украины, это подорвет его положение и ослабит боевой дух ее вооруженных сил. Кроме того, это сделает предметом торга всю международно признанную территорию Украины, а не только части, оккупированные сегодня Россией. Таким образом, никогда не будет гарантии, что страна будет иметь безопасность от будущих вторжений или территориальных претензий.

Если бы Зеленскому пришлось разрешить автономию на востоке, он рисковал бы наблюдать за созданием чего-то вроде Республики Сербской. Это фактически дало бы пророссийским повстанцам право голоса в управлении Украиной, вероятно, через право вето, аналогичное праву Республики Сербской, что сделало бы страну нефункциональной как Босния. Это не просто тормозит развитие страны, но и заблокирует ее интеграцию в ЕС и НАТО.

Украина может учиться на боснийском опыте, чтобы не совершить тех же ошибок.

Она должна сопротивляться давлению, которое вынуждает начать мирные переговоры. Ее пиар и лоббистский аппарат уже выполняют большую работу и должны продолжать это делать. Однако лучшим пиаром и антидотом от усталости от войны, уже охватившей западные общества, является военный успех, как показал летнее наступление.

Украине придется активизировать усилия, чтобы изменить реальную ситуацию. Хотя полное освобождение военным путем может быть невозможно, достижение большой и убедительной победы над российскими оккупантами дало бы гораздо более сильные рычаги, чтобы требовать полного вывода российских войск и защиты ее территориальной целостности.

За столом переговоров важнейшим фактором формирования мирного урегулирования является военная обстановка на местах. В случае Боснии это определило границы Республики Сербской и позволило последней управлять территориями, этнически очищенными от боснийских мусульман. Киев и Запад не должны этого допустить в Украине.

Ошибочный мир сделал мою страну глубоко нефункциональной, подорвал ее безопасность и развитие. Этим охотно воспользовалась Россия, получившая местного интересанта в лице руководства Республики Сербской и способная подорвать стабильность на Балканах и во всей Европе. Зеленскому стоило бы напомнить западным партнерам об этом прецеденте и призвать их не выдвигать безосновательных требований относительно преждевременных мирных переговоров.

Взгляды, изложенные в данной статье, принадлежат автору и не отражают редакционную позицию Al Jazeera.

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.