В борьбе с ИГИЛ должна вырасти общая исламская коалиция - эксперт

В борьбе с ИГИЛ должна вырасти общая исламская коалиция - эксперт
В борьбе с ИГИЛ должна вырасти общая исламская коалиция - эксперт
Вячеслав Швед
Заведующий отделом истории стран Азии и Африки ГУ «Институт всемирной истории» НАН Украины, в прошлом сотрудником администрации Президента Украины, аппарата СНБО и Национального института стратегических исследований Украины Вячеслав Швед
В борьбе с ИГИЛ должна вырасти общая исламская коалиция - эксперт
Вячеслав Швед
27.08.2015
Оцените статью: 
(446 оценки)
Собкор
Аватар пользователя Собкор

О последствиях иранской ядерной сделки и борьбе исламских государств с ИГИЛ наш корреспондент побеседовал с заведующим отделом истории стран Азии и Африки ГУ «Институт всемирной истории» НАН Украины, в прошлом сотрудником администрации Президента Украины, аппарата СНБО и Национального института стратегических исследований Украины Вячеславом Шведом. Напомним, что 14 июля, в Вене между группой стран Р5+1 Ираном было заключено всеобъемлющее ядерное соглашение, которым предусмотрено снятие Западом экономических и финансовых санкций с Исламской Республики Иран в обмен на отказ Тегерана от использования своей ядерной программы (ИЯП) в военных целях.

Больше месяца минуло со дня заключения всеобъемлющего ядерного соглашения между группой стран Р5+1 и Ираном. Подешевела нефть, упал рубль, появилась неожиданная инициатива РФ по созданию международной коалиции по борьбе с ИГИЛ. Прокомментируйте, пожалуйста, эти события.

 Рассуждая об иранской ядерной сделке, обычно больше говорят о военно-технической стороне вопроса, но данное соглашение направлено не только на недопущение доступа Ирана к ядерному оружию, но и предотвращение нового витка гонки вооружений. Если Иран овладеет ядерным оружием, то оно неизбежно появится у Саудовской Аравии. Не исключено, что Турция, Египет и другие страны попытаются им овладеть. Это, во-первых.

Во-вторых, соглашение направлено на то, чтобы подтолкнуть Иран и арабские страны к проведению глубоких внутренних реформ. Барак Обама заявлял в интервью «Нью-Йорк таймз», что, например, для Саудовской Аравии нерешенность внутренних проблем гораздо опаснее, чем иранская угроза. Отметим, что и арабские страны, и Иран, особенно при Махмуде Ахмадинежаде, активно использовали образ внешнего врага, чтобы отвлечь внимание народных масс от внутренних проблем.

Я думаю, что это соглашение фактически подталкивает арабские страны, прежде всего Саудовскую Аравию и ее союзников, и Иран искать пути компромисса и нормализации отношений в ряде узловых конфликтных точек данного региона. Таких как Йемен, Ирак, Сирия, Ливан. Без этого компромисса запутанные узлы противоречий развязать нельзя.

Россия заявила, что у нее есть всеобъемлющий план борьбы с ИГИЛ. Это попытка поторговаться с Западом, мол, мы активно подключаемся к борьбе с «Исламским государством», а вы закройте глаза на наши «шалости» в Крыму и Донбассе.

Основа российского плана  вооруженные силы Сирии, которые должны играть чуть ли не центральную роль в коалиции. Последние переговоры России с Саудовской Аравией продемонстрировали, что саудиты ни о каком Башаре Асаде в антиигиловской коалиции и слышать не хотят.

Иран ускользает из объятий России. Вообще их отношения очень специфические, начиная с гибели дипломата и писателя Александра Грибоедова и заканчивая событиями Второй мировой войны. Тогда Красная армия оккупировала северную и центральную часть Ирана. Были попытки создать на его территории две прокремлевские республики: демократический Азербайджан и демократический Курдистан. Англичанам удалось разрушить эти планы.

Союз России и Ирана ситуативный и это соглашение нанесло по нему сокрушительный удар. Конечно, у них есть и долго еще будут точки соприкосновения. Взаимовыгодные проекты в логистике, модернизации нефтегазовой промышленности. Но насколько Россия может конкурировать с ведущими мировыми компаниями, которые тоже идут на этот рынок? Иран серьезно завязан на Китай, в плане поставок энергоносителей. И Китай заинтересован в стабильности Ирана и снятии с него санкций.

Россия чувствует себя достаточно неуютно. Иран дает понять, что он уходит от России в сторону Запада, Евросоюза, США. Этот процесс неминуем. Посмотрите как иранским рынком заинтересовались европейские страны. Россия отчаянно пытается сохранить свое влияние на Иран и боится, что он изменит позицию относительно Башара Асада.

Скажите, а какой интерес России дружить с разгромленной Сирией?

 Сохранить Башара Асада  это для них идея фикс. Сирия десятками лет считается ключевой страной, через которую Россия может осуществлять свое влияние на Ближнем Востоке. Кроме того в Сирии военно-морская база РФ, СССР имел несколько военных баз на Ближнем Востоке, в Средиземноморье. У США в Бахрейне стоит Пятый флот. Это для РФ продолжение имперской линии. Они боятся, что смена Башара Асада закончится потерей военной базы.

Оказало ли подписание иранского соглашения влияние на обстановку в арабо-мусульманском мире?

 Значительная часть союзников Саудовской Аравии из Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, куда входят шесть аравийских монархий, настроены позитивно. В первый день Рамадана эмир Катара позвонил президенту Рухани и заявил, что Иран должен играть важную роль в укреплении стабильности на Ближнем востоке. Похожую позицию занимает Оман. В Соединенных Штатах Арабский американский институт провел исследование среди бизнесменов аравийских монархий. Выяснилось, что лишь одна десятая негативно относится к нормализации отношений с Ираном. Более 70% арабских бизнесменов за нормализацию. А бизнес это то, что движет политикой. Это очень четкий сигнал.

Каково отношение Саудовской Аравии к проблеме ИГИЛ?

 Они видят, что ИГИЛ это прежде всего страшный удар по исламу, полная дискредитация религии. Король Саудовской Аравии носит титул хранителя двух святынь  Мекки и Медины. Он прекрасно понимает, что нужно охранять престиж ислама как цивилизации, как религии, а ИГИЛ дискредитирует исламский мир.

Когда только возникло так называемое «Исламское государство» высказывалось мнение, что это чуть ли не ответ сунитского мира на экспансию Ирана, надежный заслон, который предохранит от шиитской революции. Но мы видим, что это полная дискредитация сунитов, которые в одинаковой мере страдают от ИГИЛ, как и шииты.

Саудиты не хотят видеть в коалиции Асада. Что дальше? В принципе возможна ли эффективная антиигиловская коалиция, например, какой была антигитлеровская?

 Я думаю, что прежде всего должна быть создана арабская коалиция. Борьба с ИГИЛ  это прежде всего борьба самого арабского мира. Борьба против того страшного яда, который был впрыснут в тело и душу арабского народа. Другие страны можно привлекать лишь в той мере насколько ИГИЛ опасен мировому сообществу. Мусульманский мир должен объединиться и, мне представляется, что такая коалиция складывается. В нее должны входить страны Аравийского полуострова, Иордания, Турция, Ирак, Иран, то есть страны, которым ИГИЛ реально угрожает. В совместной борьбе с ИГИЛ должна вырасти общая исламская коалиция. В ходе этой совместной борьбы должен нормализоваться и комплекс шиитско-сунитских противоречий.

Интерес России в борьбе с ИГИЛ?

 Россия боится. Руководство ИГИЛ заявило, что вскоре «займется» Россией. ИГИЛ, между прочим, считает, что Россия  это часть Запада. С их точки зрения РФ от Америки мало чем отличается. Но Америку они не достанут, а РФ в силу своей близорукой позиции довела ситуацию на Кавказе до такой степени, что там довольно просто будет развернуть действия подразделениям ИГИЛ. На Северном Кавказе нестабильная ситуация, постоянно происходят боестолкновения, то есть почва уже созрела. ИГИЛ может стать той спичкой, которая подожжет Кавказ.

Спасибо за интервью!

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.