Обращенные мусульмане в Крыму — одна из самых уязвимых групп

Обращенные мусульмане в Крыму — одна из самых уязвимых групп
Вадим Сірук
Обращенные мусульмане в Крыму — одна из самых уязвимых групп
Іван Селенцов (Валід Абу Юсуф)
Обращенные мусульмане в Крыму — одна из самых уязвимых групп
Юрій (Нурі) Примов
Обращенные мусульмане в Крыму — одна из самых уязвимых групп
Анна Богачова
Обращенные мусульмане в Крыму — одна из самых уязвимых групп
Обращенные мусульмане в Крыму — одна из самых уязвимых групп
Обращенные мусульмане в Крыму — одна из самых уязвимых групп
Обращенные мусульмане в Крыму — одна из самых уязвимых групп
03.08.2021
Оцените статью: 
(11 оценки)
editor
Аватар пользователя editor

После аннексии Крыма Российской Федерацией десятки крымских татар стали фигурантами уголовных дел. Их судили за терроризм, массовые беспорядки, применение насилия к представителям власти. Однако не только крымские татары не смогли вписаться в новую политическую реальность: славяне, принявшие ислам в украинском Крыму, стали одной из самых уязвимых групп на полуострове. 

Корреспондент «Idel.Реалии» изучил истории мусульман славянского происхождения Ивана Селенцова (Валид Абу Юсуф), Юрия (Нури) Примова, Вадима Сирука и его супруги Анны Богачевой.

Первый случай преследования мусульманина-славянина в окупованому Крыму произошел в день референдума: 16 марта 2014 года пропал Иван Селенцов (Абу Юсуф). Он вышел из дома в Симферополе, и на него сразу налетели вооруженные люди, надели наручники и с мешком на голове увезли в здание СБУ. По словам верующего, похитители разговаривали с «выраженным российским акцентом» и не отрицали, что работают в ФСБ. 

Иван Селенцов был заметной фигурой в мусульманской общине полуострова, он бесплатно распространял переводы Корана. Примерно за неделю до инцидента на него уже «обращали внимание»: Селенцов выезжал из Крыма, а при возвращении на блок-посту «Чонгар» его автомобиль был остановлен неизвестными в масках и с оружием. Они предположили, что Иван — «ваххабит». Представитель Правозащитного движения Крыма Энвер Кадыров считает, что именно тогда спецслужбы зафиксировали телефонный номер мусульманина и установили за ним слежку. Двое суток, 16 и 17 марта, Іван находился в здании СБУ. 17 марта его привезли в Киевский райотдел милиции, где он провел ночь, а уже на следующий день, 18 марта, доставили в суд. Впрочем, заседание не состоялось: на месте Ивану вручили уже готовый приговор и сразу после отправили в спецприемник на 15 суток — якобы за мелкое хулиганство. Узнать о судьбе пропавшего адвокатам и правозащитникам удалось лишь 20 марта. После освобождения Иван Селенцов покинул Крым и рассказал журналистам, что силовики заставляли его признаться в подготовке теракта «с участием „Правого сектора“ и боевиков Сирии».

Юрий (Нури) Примов. 23 января 2015 года в домах крымских мусульман прошли первые обыски. Тогда же были задержаны, а затем арестованы 4 человека: Руслан Зейтуллаев, Рустем Ваитов, Ферат Сайфуллаев и Юрий (Нури) Примов. Позже их назовут «севастопольской группой». Юрий Примов, еще один русский мусульманин, жил в селе Штормовое под Севастополем. Он выступал за присоединение полуострова к России, голосовал на референдуме и добровольно получил российский паспорт. Вместе с Русланом Зейтуллаевым, Рустемом Ваитовым и Фератом Сайфуллаевым Примов работал на стройке в окрестностях Севастополя. По версии следствия, мусульмане организовали и участвовали в деятельности севастопольской ячейки запрещенной в России «Хизб ут-Тахрир». Вины своей все четверо не признали.

В материалах дела указано, что ни Юрий, ни его товарищи не имели оружия, взрывчатки и боеприпасов. Они не планировали совершать террористические акты и не призывали других к противоправным действиям. Следствие не нашло доказательств, свидетельствующих о планах мусульман по захвату власти и свержению конституционного строя Российской Федерации. В основу обвинения легли аудиозаписи, согласно которым мусульмане вели дискуссии на религиозные и политические темы, а также показания «тайного свидетеля» и выводы религиоведческой экспертизы. «Крымская солидарность» отмечает, что последняя проведена специалистами в области филологии и культурологии, не обладающими достаточными знаниями об исламе.

7 сентября 2016 года Северо-Кавказский окружной военный суд вынес Примову приговор: 5 лет лишения свободы по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации»). За пару месяцев до оглашения правозащитный центр «Мемориал» признал «севастопольскую четверку» политзаключенными

Юрий Примов отбывал наказание в колонии № 5 в Республике Марий Эл. 22 января 2020 года он и Рустем Ваитов были освобождены, став первыми фигурантами крымских дел «Хизб ут-Тахрир», покинувшими стены исправительного учреждения. В течение 8 лет бывшие заключенные должны находиться в Крыму, обоим назначен административный надзор. На Примова и Ваитова наложены существенные ограничения: они обязаны два раза в месяц отмечаться в отделе полиции, находиться дома с 22:00 до 6:00 и не имеют права без разрешения покидать регион проживания. Также им запрещено посещать места массового скопления граждан. 

В 2017 году от имени крымчан были поданы жалобы в ЕСПЧ. Примов и Ваитов жаловались на нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод: на бесчеловечное обращение со стороны силовиков (статья 3), нарушение права на свободу (статья 5), на справедливый суд (статья 6) и назначение наказания, не основанное на законности (статья 7). Бывшие заключенные, проживающие в Крыму, отметили, что подвергались дискриминации по религиозному признаку. Европейский суд до сих пор не коммуницировал жалобу мусульман.

Вадим Сирук и Анна Богачева — супружеская пара из Крыма. Анна заинтересовалась исламом в университете: в ее окружении было много мусульманских студентов из разных стран мира. Вадим Сирук вырос в Нижнегорском районе республики, с детства дружил с крымскими татарами и также увлекся исламом. Они познакомились уже мусульманами, поженились в 2012 году. В 2014-м, после аннексии Крыма, у них родилась дочь Амира. В 2016 году у Сирука и Богачевой родилась вторая дочь, Ханифа, которую Вадим ни разу не держал на руках, поскольку на тот момент находился в местах лишения свободы, откуда не вышел до сих пор. 

Сирук был видным представителем мусульманской общины Ялты, много занимался благотворительностью. Рано утром 11 февраля 2016 года в его доме провели обыск сотрудники ФСБ. В тот же день его задержали по подозрению в участии в террористической организации. Позже было добавлено обвинение в попытке насильственного захвата власти. Доказательная база следствия — записи со скрытой камеры, которые якобы свидетельствуют о конспиративных собраниях, на которых присутствовал Сирук и его товарищи. Защита утверждает, что это были обычные кухонные разговоры о религии и политике, из которых нельзя делать выводы о причастности мусульман к деятельности запрещенной организации. Фигуранты дела свою вину отрицают.

12 ноября 2019 года Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону приговорил Вадима Сирука к 12 годам колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год. После приговора его этапировали в исправительную колонию № 2 в городе Салавате, где он находится и поныне. 

1 марта 2018 года правозащитный центр «Мемориал» признал политзаключенными Сирука и других фигурантов ялтинского дела.

Amnesty International в своем заявлении в ЮНЕСКО 21 апреля 2020 года «Ситуация с правами человека в Крыму: обновление по состоянию на март 2020 года» назвала Сирука вместе другим политзаключенным, Мустафаевым, узниками совести и подчеркнула, что считает данное дело сфабрикованным.

В материале «Idel.Реалии» не упомянут еще один мусульманин славянского происхождения, принявший ислам и ставший объектом пристального внимания оккупационной власти. Речь об Александре Сизикове. 7 июля 2020 года у Александра провели обыск, в ходе которого ему — инвалиду 1-й группы по зрению! — подброшена исламская литература. Александр полностью утратил зрение в 2009 году, также у него имеются и другие проблемы со здоровьем — из-за этого спецслужбы оккупантов сочли возможным в качестве меры пресечения (Сизикову вменяют ч. 1 ст. 205.5 УК РФ) определить домашний арест. Вся вина Сизикова в том, что он посещал суды и дважды выходил с одиночным пикетом в защиту своего опекуна, жителя села Долинное Бахчисарайского района Эдема Смаилова, арестованного в мае 2016 года. Оккупанты называют это «организацией деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана террористической».

Как напоминает «Idel.Реалии», волна преследований мусульман в Крыму началась в январе 2015 года. Тогда были заведены первые уголовные дела о причастности к запрещенной в России организации «Хизб ут-Тахрир». Представители движения считают своей миссией объединение всех мусульман, отвергая насильственные методы борьбы. «Хизб ут-Тахрир» легальна в Украине, но в РФ ее деятельность признана террористической.

По данным правозащитного центра "Мемориал", в настоящее время в связи с причастностью к «Хизб ут-Тахрир» преследуется 84 жителя Крыма и Севастополя. В основном это крымские татары, а также русские, украинцы, азербайджанцы и крымчане иного этнического происхождения. 

Несколько имамов привлечены к административной ответственности по ч. 4 ст. 5.26 КоАП РФ («Незаконная миссионерская деятельность»).

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.