«Запрещалось все, кроме смерти» — в Украине и мире отмечают 77 годовщину геноцида крымскотатарского народа

«Запрещалось все, кроме смерти» — в Украине и мире отмечают 77 годовщину геноцида крымскотатарского народа
18.05.2021
Оцените статью: 
(37 оценки)
Собкор
Аватар пользователя Собкор

18 мая — День памяти жертв геноцида крымскотатарского народа и День борьбы за права крымских татар. Именно в этот день в 1944 году советская власть начала депортацию крымскотатарского народа. Крымских татар обвиняли в массовом предательстве и коллаборационизме, что и стало обоснованием депортации.

Историк, исследователь истории крымскотатарского народа Гульнара Бекирова приводит интересные факты о статистике жертв и пострадавших в результате депортации.

«Статистика депортаций довольно сложная. Я всегда немного ругаю своих коллег, которые увлекаются инфографикой, пытаются представить какую-то статистику. Дело в том, что официальная статистика и статистика национального движения крымских татар очень отличаются. Это тоже закономерно. Но важно, чтобы наши слушатели понимали суть. <…> Людей сгоняют в эшелоны и куда-то вывозят. А там 12 лет держат в статусе коллективного политического заключенного. Советский Союз распространял и поддерживал миф о том, что, дескать, крымские татары были рады немецким оккупантам. Это неправда, мы были в такой же оккупации с петлей на шее, как и другие народы. У меня очень много историй обычных крымскотатарских людей, семей. Никакого эфира не хватит, чтобы рассказать их. Крымских партизан также депортировали, кого-то расстреляли», — рассказала Гульнара Бекирова в эфире «Громадського радіо».

Еще до прибытия эшелонов с депортированными на места ссылки исполнители телеграфировали в Кремль о том, что ни один населенный пункт Керменинского района Узбекистана не готов к приему поселенцев. Причина — распространение в нем двух форм тифа, очень опасных и высококонтагиозных, легко передающихся от человека к человеку. Крымских татар привезли именно в такие пораженные тифом совхозы, где они не получали должной медицинской помощи и умирали целыми семьями. В 1944–48 годах смертность среди крымских татар была выше рождаемости почти в 7 раз.

Большую часть крымских татар выслали в Узбекистан, меньшие группы оказались в Казахстане, Таджикистане, Марийской АССР и на Урале. Последний поезд пришел в места спецпоселений 8 июня. Люди в поездах умирали от голода: некоторые за весь путь получали казенную пищу только раз. Также причиной гибели становились жажда, страшная духота, различные болезни и катастрофический стресс. Многочисленные свидетельства о трупах, оставленных без похорон где-то на полустанках, подтверждают факты, что смерти исчислялись тысячами. По подсчетам историков, только за время транспортировки погибли более 7,8 тыс. человек.

Крымского татарина Таира Халилова депортировали в Костромскую область России: «Поселили в почерневших и кишащих клопами и тараканами деревянных бараках, в которых до нас жили зэки. Но заключенных как-никак кормили, а нас нет. Работоспособных юношей и девушек, скорее подростков, погнали на лесоповал, потому что мужчины воевали на фронте», — вспоминает он.

Истощенные от голода, болезней, сильных морозов крымские татары умирали целыми семьями. Умерли старшая сестра Таира, Зейнеп, ее муж Сеитумер и их трехлетний сын; через год умерла и его мать Фатима. Таир тоже заболел тифом, но чудом выжил. Его забрали в детский дом «Лишив Родины, убив родителей, уцелевших детей взять под свою опеку! Что может быть гнуснее этого! В детском доме каждый вечер на линейке мы дружно пели: «3а детство счастливое наше спасибо, родная страна!»

Через многие годы Таир Халилов напишет пронзительную повесть «Отнятая Родина», осмыслив трагический опыт изгнания своего народа. В ней есть такие строки:

«Мы разучились радоваться жизни. Какое счастье может быть у человека, у которого отняли Родину? Лишив Родины, они обрекли всех нас на одиночество, ибо человек без Родины всегда одинок, где бы он ни находился, даже в раю… Самое страшное, мой мальчик, быть безродным, когда у тебя вышибают историческую память, когда лишают самосознания. Человек на то и человек, что помнит свое прошлое, откуда он родом и какого племени. Да, они отняли у нас Родину, отняли самым подлейшим образом, когда мужчины отстаивали на фронтах честь и достоинство человека, когда на карту была поставлена сама жизнь, когда извечный вопрос „Быть или не быть“ звучал не со сцены театра, а на полях сражения. Они заодно отняли все наши права, оставив лишь право на смерть. Нам запрещалось все, кроме смерти».

Справка. Принудительное выселение крымских татар началось в 3 часа утра 18 мая и завершилось 20 мая. На сборы им давали от нескольких минут до получаса. Депортированным удавалось взять с собой в среднем 20–30 кг вещей и продуктов. Прочее имущество оставалось и было конфисковано государством. Депортированных на грузовиках транспортировали к железнодорожным станциям Бахчисарая, Джанкоя и Симферополя, а оттуда эшелонами отправляли на Восток — в Центральную Азию, Сибирь и на Урал. В телеграмме НКВД на имя Сталина указано, что за три дня депортировано 183 155 человек. В последующие несколько недель общее число депортированных превысило 210 000 человек — вместе с отозванными из Красной Армии и депортированными с территорий за пределами Крыма — и это только по официальным данным, то есть по данным, предоставленным тем самым режимом, что и осуществлял геноцид. В ходе выселения и в первые годы после него погибло до 46,2 % крымских татар — почти каждый второй из народа. Искоренялось также культурное наследие народа. Ликвидировано более 500 сельских национальных библиотек, 861 школьная (вместе со школами), несколько крупных библиотек и более 100 крупных частных коллекций. Книги на крымскотатарском языке, которые хранились в российских библиотеках, также были уничтожены — как правило, их сжигали.

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.