Многодетная семья крымских татар уже более двух лет живет в Ивано-Франковске

Многодетная семья крымских татар уже более двух лет живет в Ивано-Франковске
Многодетная семья крымских татар уже более двух лет живет в Ивано-Франковске
10.08.2017
Оцените статью: 
(493 оценки)
editor
Аватар пользователя editor

Нина Петришина открывает дверь и приглашает в просторную арендованную трехкомнатную квартиру. Она небольшого роста, несмотря на безумную жару, одета в полосатую рубашку с длинным рукавом, черные брюки, покрытая платком. Извиняется за беспорядок — всего несколько дней назад переехали, поэтому еще не успели все распаковать.

Из кухни поочередно выходят мальчики и девочки, здороваются, знакомятся. Только успевай запомнить — 17-летняя Фериде, 10-летний Равиль, 9-летний Небе. Далее в комнату вбегают самые младшие — 6-летний Азиз и маленькая лепетушка Аиша, которой всего 3 годика. Девочка, кстати, родилась уже во Львове, когда семья была вынуждена бежать после оккупации Крыма.

Нина вспоминает, что переехали 17 марта, сразу после так называемого референдума. Еще, говорит, надеялись, что не состоится, но…
— Муж просто сказал, что дети должны расти среди людей, а не среди зверей, — говорит женщина. — Уехали.

Все дети говорят на украинском, потому что учились в украинских классах. Татарского почти не знают, разве что некоторые слова, но традиции берегут.

— Два старших мальчика уже намаз читают в определенное время пять раз в день, — говорит Нина. — Рамадана придерживаемся. Моя старшая Шифия в 13 лет укрылась (приняла Ислам). Сейчас ей 20. Она во Львове осталась. Поступила там на арабскую филологию, но бросила обучение, пошла работать, чтобы себя содержать, и нам помогает. Сейчас 13-летняя Авае укрылась — постоянно в хиджабе ходит.

Нина говорит, что проукраинская позиция у семьи появилась еще после Оранжевой революции.

— Мы тогда заинтересовались политикой и тем, что происходит в Украине, — вспоминает женщина. — Даже помогали. Передавали какие-то средства на Майдан. А еще мы всегда мечтали побывать во Львове, но всегда не получалось. А тут вот как случилось.

После переезда из Крыма семья жила во Львове полгода. Затем через «Каритас» их увезли в Коломыю. Там они три недели жили в их офисе, потому что никак не могли найти жилье — никто не хотел многодетную семью. Поэтому Нина со старшей дочерью сами поехали в Ивано-Франковск и по объявлениям нашли квартиру. И так уже более двух лет живут в городе.

— Здесь много возможностей для детей, — говорит Нина. — Город — роскошный. Всегда можно пройтись пешком, в каждом дворе детские площадки. Город — и европейский, и одновременно для детей. Мы не жалеем, что переехали. И тогда не жалели. Конечно, домой хочется, очень скучаем по морю. Но тут на реку ходим.

Домой приходят Авае и 15-летний Селим. Вежливо здороваются, идут на кухню подкрепиться. Нина рассказывает, что это ее спортсмены, легкоатлеты — пришли с тренировок.

— Вот ездили на соревнования в Киев, Харьков, Днепр, — рассказывает женщина. — Здесь Селим на первом месте — чемпион области. Он хочет с девятого класса поступать по спорту. Авае — на втором. В Крыму не было таких возможностей для детей, как здесь. Они начали заниматься у репетиторов. У нас много детских рисунков, грамот, медалей.

Прибегает маленькая Аиша, хватает награду и кричит: «Моя!».

— Она очень хорошо поет, подрастет немножко и на вокал отведем, — продолжает Нина. — А 6-летний Азиз идет в этом году в первый класс. Он очень хорошо рисует. Так хочет рисовать, аж трясется.

Больше пьют, меньше работают

Глава семейства — Абдин Чечеив остался в Крыму. Там занимается сельским хозяйством, стережет дом, чтобы не разворовали ничего. Приезжает два раза в год на три-четыре дня. Сама Нина с детьми в Крым не ездили. Боятся, что задержат. Говорит, мужа дважды задерживали, но всё обошлось.

— Только в этом году все-таки пошел и получил российский паспорт, — говорит женщина. — Был вынужден, потому что постоянно проверяют документы, могут посадить. Мы когда-то жили в Феодосии и продали там двухкомнатную квартиру, чтобы купить дом и землю в Джанкойском районе. Дом перестроили — двухэтажный, гараж, бассейн во дворе, земля на 300 саженцев яблонь, теплицы. Только документы получили в августе 2013 года, а через полгода уехали оттуда. Будем ждать, пока Украина не вернется. Хотя, мне кажется, я уже не доживу до того времени, а мои дети еще увидят.

Нина, кстати, россиянка — родом из Тюмени. Говорит, мать с ней до сих пор не общается из-за того, что покинули Крым и переехали к бандеровцам. С мужем созваниваются не часто, потому что дорого.

— Помогать ему нам — нечем, — вздыхает женщина. — Там коммуналка другая, вода дорогая — и той нету. Сад поливать нечем. Так по мелочам себя немножко поддерживает. Там тяжело. Люди больше пьют и меньше работают. Уже сейчас начали чесаться, эйфория прошла. У всех соседей всё хуже и хуже. Цены растут, пенсий, зарплат не хватает. Уже и не рады, что в России. Начинают задумываться, особенно с этими биометрическими паспортами. Тоже хотят в Европу, а оттуда к ней далеко.

Сладкий семейный бизнес

Нина угощает кофе и вкусной пахлавой. Ее семья готовит и на продажу. Женщина говорит, продавать сладости решили сами дети. Квартиру, которую они арендовали, выставили на продажу, поэтому нужно было немедленно съезжать.

— Мы так прикинули, что на переезд, на услуги риелтора и оплату вперед за два месяца надо около 9000 грн, — рассказывает женщина. — Ну подтянули пояса, начали печь и продавать пахлаву. На квартиру собрали за полтора месяца.

Чтобы ее приготовить, Нина просыпается в четыре утра, замешивает тесто, раскатывает, режет. В шесть просыпается старшая дочь, помогает жарить. Далее смачивают в медовый сироп, посыпают орешками. А уже младшие дети носят вкусности на продажу. Вот Неби как раз собирается в город на торг. Сестры провожают его.

Нина хвастается, что даже получает заказы на день рождения.

— Очень была бы счастлива, если бы какие-то заведения питания также заказывали пахлаву, — говорит женщина. — Во Львове наши крымские татары открыли свою выпечку.

Продажа пахлавы для семьи — весомая подработка. Тех денег, которые получают от государства, хватает только, чтобы заплатить за квартиру, поэтому не разгонишься и отложить не из чего. Мечтают о своем жилье. Нина говорит, их поставили на общую квартирную очередь как многодетных. Номер у них — 1127.

— Мама, а когда мне будет 48 лет, я поеду из семьи? — спрашивает маленький Азиз. — И вы будете приезжать ко мне в гости. Я буду угощать вас тортиком и лимонадом. Но это будет тогда, когда мне будет 48 и я куплю себе квартиру. Хорошо?!

Нина заливается смехом и зовет детей для общего фото.

Источник: Репортер

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.