Чего ждет Крым от остальной Украины

1
Крым и остальная Украина слабо интегрированные: как показывают одни из последних опросов Центра Разумкова, большинство крымчан не чувствуют себя частью украинской политической нации - только 40% воспринимают Украину своей родиной и менее 20% в той или иной степени испытывают к ней патриотизм.
27.02.2010
Оцените статью: 
(74 оценки)
oksana
Аватар пользователя oksana

56-ю годовщину вхождения Крыма в состав Украины, отмечавшуюся на прошлой неделе (19 февраля), в Киеве принципиально не заметили. Ни тогдашний Президент Виктор Ющенко, ни Премьер-министр Юлия Тимошенко, ни Председатель Верховного Совета Украины Владимир Литвин, а что уж говорить о победителе президентских выборов Викторе Януковиче! К слову, все четверо не забыли и прислали поздравления к 19 годовщине незаконного всекрымского референдума, который вопреки тогдашнему законодательству СССР прошел 20 января 1991 года.

Неудивительно, что никаких официальных торжеств по поводу завершения формирования территории современной Украины в Симферополе, как и в остальных населенных пунктах полуострова, не было. Украинская община полуострова, расколотая последними событиями вокруг газеты «Крымская светлица», до сих пор выясняет внутри себя отношения, а крымские татары, потрясенные многочисленными изменами Виктора Ющенко и проигрышем Юлии Тимошенко, в последнее время стараются не иметь дела с украинскими политиками и дистанцироваться от всего украинского.

Отличились только пророссийские радикалы: активисты «Русского фронта» под стенами Генконсульства России сожгли портреты покойного советского лидера Никиты Хрущева, а сторонники «Российского единства» под скандирование «Севастополь! Крым! Россия!» провели факельное шествие по центральным улицам Симферополя. Однако для большинства крымчан эта дата осталась абсолютно незамеченной, и, скорее всего, неизвестной.

Понимание и учитывание интересов

Конечно, можно сожалеть о том, что крымчане и крымские власти так равнодушны к историческим вехам строения государства в Украине. Вместе с тем, светлой стороной этого факта является мизерное количество (не более сотни в целом) участников антиукраинских акций, прошедших 19 февраля. Следует также порадоваться, что в Киеве никто не додумался принять до исторической даты решения о строительстве в Симферополе и Севастополе памятников Шухевичу и о переименовании Первомайска и Красногвардейска в Бандеровск и Петлюровск, соответственно.

Лишь на первый взгляд это выглядит фантастически. Но вполне реальны требования чиновников Нацсовета по телевидению и радиовещанию о 80%, а иногда и 100% украиноязычного вещания крымских теле-и радиоканалов. Или попытки ввести преподавание части предметов на украинском языке одновременно во всех русско- и крымськотатарско-язычных школах (а это 98% общего количества крымских школ). Или бездумный перевод всех крымских кинотеатров (в том числе и в курортных регионах) на показ фильмов с украиноязычным дубляжом или титрованием.

И все это делалось с помпой и соответствующим информационным шумом. На это с такой же помпой и шумом пророссийские радикалы организовывали откровенно ксенофобские и антигосударственные акции протеста, а крымские чиновники в своих политических кампаниях использовали (и до сих пор используют) такие решения киевских чиновников как примеры «насильственной украинизации».

И это при том, что местные телеканалы уже через месяц вернулись к вещанию преимущественно на русском, в большинстве русско- и крымськотатарско-язычных школ Крыма украинский язык теперь почти не услышать, а в кинотеатрах лишь отдельные фильмы на редких сеансах идут на украинском.

Результат оказался почти нулевым, а политических баллов различного достоинства украинофобы набрали не для одной избирательной кампании. Даже исходя лишь из политической точки зрения, разве не должны были столичные чиновники и депутаты понимать и учитывать особенности Крымского полуострова? Разве есть еще где-то в государстве другая автономная республика? Или город с особым административным статусом, где базируется иностранный флот? Есть ли в государстве еще регион, где украинцы по национальности составляют лишь четверть, а украиноязычные - только десятая часть населения? Где русское большинство так убедительно исторически обосновывает свое культурное доминирование? Где обустраиваются ранее депортированные крымские татары, которые еще не так давно имели здесь свою государственность и даже государство, которые здесь сформировались как нация, и не имеющие другой родины за пределами полуострова? Так ли ощутимы еще где-то в Украине геополитические ветры соперничества православия с исламом, европейского с российским капиталом, вашингтонского с московским влиянием?

Очевидно, что разумная политика центра по отношению к своей автономии должна предусматривать особые условия действия части законов и других нормативных актов на ее территории. В частности, в отношении тех сфер, которые являются весьма чувствительными для региона или подпадают под полномочия автономной республики, четко очерченных принятой законом Украины Конституцией АРК. Это и земельная сфера, и культурно-образовательная и религиозная. Потому что, если слова предыдущего Президента о «единой церкви в едином государстве» и нового, о «двух языках - одном государстве», крымские татары хоть и критикуют, но понимают, что это политические заявления, то законодательные игры вокруг «возрождения украинского казачества» уже привели к засилью на полуострове структур «крымского казачества» и вполне справедливо поставили вопрос о реальном «возрождении» крымскотатарских «аскеров».

Помощь

С распадом СССР и возвращением крымскотатарского народа на родину процессы русификации и детатаризации Крыма замедлились. Но метастазы агрессивного совка так поразили полуостров и крымчан, что без помощи остальной Украины здесь не обойтись.

Но помощь эта должна быть не «поездами дружбы», когда радикалы приезжали для «демонстрации флага и духа», а после этого крымское общество долго успокаивалось и умиротворяли свои «горячие головы».

Не следует «помогать» и вбухиванием миллионов гривен в сомнительные экономические проекты, которые до сих пор заканчивались «братским распылением» бюджетных средств местными и киевскими чиновниками - хотя это тоже своего рода «интеграция» чиновничества.

Ведь реальность сейчас такова, что и на двадцатом году независимости наиболее прочно привязывает полуостров к материку именно такое общее «распыливание» государственных денег. В других аспектах Крым и остальная Украина слабо интегрированные: как показывают одни из последних опросов Центра Разумкова, большинство крымчан не чувствуют себя частью украинской политической нации - только 40% воспринимают Украину своей родиной и менее 20% в той или иной степени испытывают к ней патриотизм .

Прежде всего, для исправления ситуации требуется незамедлительное принятие законов, которые восстанавливают права ранее депортированных по национальному признаку граждан и регулирующих статус крымскотатарского народа в Украине. Они не только определят, кто может пользоваться статусом «депортированный» и получить компенсацию от государства, которое на своей территории является правопреемником СССР, но и снимут напряженность среди крымских татар, которые через четверть века после начала репатриации чувствуют себя оскорбленными и презренными государством и обществом.

Большинство местных и киевских экспертов убеждены, что принятие этих документов гораздо важнее для интеграции Крыма, чем декларирования в Госбюджете миллионов гривен на обустройство репатриантов, которые, наконец, собственно к самим ранее депортированным почти не доходят.

Не менее важна и культурно-образовательная сфера, где интеграционные процессы наиболее уязвимы. Министерству образования и науки следует поддержать инициативу нескольких западноукраинских вузов, которые в конце 1990-х многие годы выделяли небольшие квоты для студентов из АРК и Севастополя. Как правило, крымчане неохотно выезжают на учебу за пределы полуострова, но если создать соответствующие условия, то желающих воспользоваться такой возможностью будет много. И опыт показывает, что абсолютное большинство таких выпускников возвращается домой с хорошим знанием украинского языка и значительно более широкими взглядами на европейскую и внутриукраинскую интеграцию.

В последние годы почему-то почти прекратились популярны в конце прошлого века взаимные обмены между школьниками Крыма и Западной Украины. Тогда тысячи крымских детей на новогодне-рождественские праздники ехали на Галицию, Волынь и Буковину, а летом маленькие жители этих регионов посещали своих новых крымских друзей. Насколько известно, средства на детские и молодежные программы ежегодно предоставляет Минмолодежьспорт Украины, определенные финансы на это имеют и областные государственные администрации.

Совместные проекты в различных сферах развития гражданского общества в Крыму могли бы реализовывать и неправительственные организации из разных регионов Украины. Сейчас на полуострове начал работу целый ряд иностранных и международных донорских организаций и программ с большими бюджетами, целью которых является ослабление этнополитической напряженности в регионе. Этому же будет способствовать интеграция крымчан в гражданское общество Украины.

Поэтому от их привлечения к различным масс-медийным, антикоррупционным, правозащитным, гендерным, детским программам и кампаниям, опыт проведения которых имеют неправительственные организации из других регионов Украины, от широкого включения крымчан в общероссийские гражданские сети - выиграют все, прежде всего - Крым.

Последовательность

Чем-чем, а именно последовательностью государственная политика в отношении Крыма никогда не выделялась. Это в меньшей степени касается эпохи Кучмы, а вот во времена Президента Ющенко и премьеров Януковича, Еханурова и Тимошенко таких примеров слишком много.

Можно вспомнить многочисленные президентские распоряжения и правительственные комиссии, целью которых было урегулирование земельной проблемы в Крыму. Сейчас она еще более коррумпирована и острая. Сколько Президент издавал указов, СНБО и правительство принимало решений об информационной безопасности в Крыму, а завершилось все попыткой закрытия газеты «Флот Украины» в Севастополе и разгромом газеты «Крымская светлица» в Симферополе. Планы же открытия прогосударственных русскоязычных изданий остались планами, а на страницах крымскотатарской прессы, издающейся на бюджетные средства, государственная тематика практически полностью исчезла.

Деятельность же украинских спецслужб, направленная на предотвращение угроз безопасности Украины лишь в последние два-три года стала системной и результативной. В актив можно зачислить разоблачения двух российских дипломатов, вмешивающихся в украинские внутренние дела в Крыму, изгнание подразделения ФСБ России из Севастополя, судебные дела в отношении нескольких крымских сепаратистов, закрытия через суд радикальных молодежных организаций «Прорыв» и «Евразийский союз молодежи Крыма», а также ограничение деятельности экстремистского крыла организаций «нетрадиционного ислама».

Пассив, как считают местные обозреватели, может наступить после назначения новым Президентом нового начальника СБУ. Активизация российских шпионов под дипломатическим прикрытием, возвращение на Черноморский флот «феесбешной» бригады, оправдание сепаратистов, создание новых радикальных антиукраинских организаций - станут свидетельствами непоследовательности украинской власти и ее поражения в Крыму.

Владимир ПРИТУЛА

По материалам «Радио Свобода»

Ссылки на тему:

Татарское лицо Украины

Украина не только христианская, но и мусульманская страна

Иной взгляд на события в Крыму

Рефат Чубаров: задача людей, исповедующих Однобожие, - жить в согласии со своей совестью и со своими соседями

Крымских татар пора избавить от имиджа работорговцев

Межконфессионные конфликты в Крыму раздувают политики и журналисты, - мнение эксперта

Нерешенность проблем крымских мусульман способствует их радикализации, считает эксперт

Крымские татары: и через 65 лет депортация продолжается?

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.