Die Zeit: Россияне поневоле

Die Zeit: Россияне поневоле
14.10.2014
Оцените статью: 
(113 оценки)
oleg
Аватар пользователя oleg

Многие татары в Крыму живут в страхе с момента присоединения полуострова к России. Об этом пишет Марейке Аден в своей статье «Россияне поневоле», опубликованной на сайте немецкой газеты Die Zeit.

Еще долго после пятничной молитвы, люди стоят вместе во дворе мечети в Бахчисарае, погруженные в разговор. Их лица серьезны, взволнованы. Это были трудные шесть месяцев для крымских татар, мусульманского меньшинства на полуострове в Черном море. Их представительский совет, Меджлис, призвал 300 000 крымских татар, живущих там в то время, бойкотировать референдум о присоединении Крыма к России. И по сей день они не признают Крым российским, и, поэтому, для новой российской государственной власти они – инородное тело. Большинство мужчин собираются во дворе мечети вокруг Ильми Умерова, хотят высказать свое беспокойство, услышать его оценки. Ему 57 лет, врач-гинеколог и уже более 20 лет член Меджлиса. «В Украине все не было для нас идеально, но в течение последних шести месяцев российские власти осуществляют на нас беспрецедентное давление», говорит он. «Постоянно проводятся обыски из-за предполагаемого экстремизма, они хотят контролировать все наши политические и религиозные структуры и запугать нас».

Обыски, которые часто проводятся на рассвете, как правило, под предлогом действий против местных сторонников международной исламистской организации Хизб ут-Тахрир. Которые появились из мусульманского братства и запрещены, как в России, так и в ЕС. В Украине они действуют в «серой зоне». Сколько последователей Хизб ут-Тахрира есть в Крыму, пока неясно. В целом, крымские татары считаются умеренными и мирными, и Меджлис дистанцировался от этой организации.

«Нас лишили наших самых важных людей»

Умеров девять лет был главой администрации Бахчисарая, где живет особенно много крымских татар, а с 2002 по 2005 год даже вице-премьером Крыма. Несколько недель назад он ушел в отставку, с тяжелым сердцем, по его словам. При этом нынешний пророссийский премьер-министр Сергей Аксенов предложил ему остаться. «Но только если я буду держать язык за зубами», говорит Ильми Умеров и горько улыбается. Но он не собирается этого делать, как и другие члены Меджлиса. Два лидера Совета получили от российского регионального правительства запрет на въезд в Крым и в настоящее время живут в изгнании в Киеве.

«Нас лишили наших самых важных людей», говорит Умеров. По оценкам активистов организации SOS-Крым, примерно 10 000 крымских татар оставили полуостров с момента проведения референдума. Оставить Крым означает потерять Родину для крымских татар, что вызывает у них первобытный страх. В 1944 году Сталин депортировал их в Среднюю Азию, потому что он был убежден, что они сотрудничали с немецкими фашистами. Умеров родился в изгнании в Узбекистане и был одним из первых, кто в конце восьмидесятых воспользовался правом вернуться. Теперь они составляют около двенадцати процентов населения. В дни перед референдумом в марте крымские татары объединились с проукраинскими активистами. При этом они были скептически настроены и к переходному правительству в Киеве. Но российская власть пугала их больше, с ней они ассоциируют депортацию. Поэтому перед референдумом мусульманские женщины и дети с голубыми и желтыми шарами снова и снова выходили на обочину дороги. На их плакатах в украинских национальных цветах было написано «Нет войне» или «Да Украине». По крайней мере, не было войны, во всяком случае, не в Крыму.

Ильми Умеров теперь сидит на террасе своего кафе в народном стиле на городских холмах. «У нас не было войны, как на Донбассе, но теперь мы являемся частью России», говорит он. Он говорит сначала тихо, потом все громче и громче. «Должны ли мы радоваться?», спрашивает он. «Это сложный ответ, но я думаю, что у нас, крымских татар, нет повода для радости. Они снова хотят лишить нас Родины».

После российских региональных выборов в середине сентября, на которых, согласно результату, явное большинство поддержало курс Кремля, но явка была низкой, государственная власть увеличила давление на крымских татар. Опять же, Меджлис призвал людей бойкотировать выборы. Через день, люди в масках ворвались в здание Меджлиса, вместе с российской ФСБ. Почти двенадцать часов они обыскивали здание и конфисковали компьютеры и документы. В то же время, крымские татары готовятся к худшему. Тем более, что премьер-министр Крыма Сергей Аксенов недавно говорил российской газете «Коммерсант», что Меджлиса не существует, потому что он не был зарегистрирован как организация. Затем последовало ясное предупреждение: все те, кто не принимает российскую власть в Крыму и вместо этого разжигает межнациональную рознь, по словам Аксенова, будут изгнаны из Крыма и жестоко наказаны.

Не все крымские татары против российского Крыма. В пригороде крымской столицы Симферополя живет 62-летний Сейтумер Ниметуллаев со своей семьей. Высокий забор и небольшой дом, полный вооруженных охранников для защиты своего имущества. До недавнего времени он жил на юге Украины, был управляющим сельскохозяйственного предприятия и влиятельным региональным политиком в партии свергнутого после протестов на Майдане президента Виктора Януковича. Вскоре после побега Януковича, Ниметуллаев был уволен исполняющим обязанности президента. Он вернулся в Крым, на Родину. Гостей семья, которой принесла богатство сельскохозяйственная отрасль, принимает в своего рода зимнем саду с почти 20-метровым бассейном. Сейтумер Ниметуллаев, его сын и некоторые друзья по бизнесу недавно основали новую организацию, которую они рассматривают как полную противоположность Меджлису. Она называется «Къырым Бирлиги» (союз Крыма), и она должна объединить все национальные меньшинства в Крыму. В течение нескольких недель они ездят по полуострову, проводят встречи и выступают на телевидении, сообщает Ниметуллаев. Его цель: убедить крымских татар, что российское правительство – это хорошо для них, и что пришло время отвернуться от Меджлиса. 8000 человек уже выразили готовность присоединиться к Бирлиги.

«Путин реабилитировал нас как жертв Сталина»

В последние месяцы Ниметуллаева можно было увидеть на встрече с Владимиром Путиным на российском государственном телевидении, только одной из многих. «Владимир Путин уже реабилитировал нас как жертв Сталина и сделал наш язык, наряду с русским и украинским, одним из официальных языков в Крыму», говорит он. Украина никогда не думала об этом. Благодаря России, крымские татары теперь могут обратиться за компенсацией за потерянные при депортации земли, сообщил он. Свои личные амбиции Ниметуллаев не скрывает: Он хочет в региональное правительство Крыма, а также в партию Путина «Единая Россия». «Люди устали от Меджлиса. Они хотят жить и работать, планировать свое будущее». Для члена Меджлиса Ильми Умерова это все попытки Кремля, заманить крымских татар и расколоть их. Он уверен, что 90 процентов крымских татар все еще поддерживают Меджлис. Премьер-министр Аксенов сказал в интервью изданию «Коммерсант», что он исходит из того, что самое большее15-20 процентов крымских татар еще поддерживают Меджлис. Оба заявления невозможно проверить. Одно можно сказать наверняка: Многие крымские татары приняли российские паспорта, потому что у них не было другого выбора, - потому что в российском Крыму это обязательное требование, чтобы зарегистрировать право собственности или иметь возможность работать легально.

«Мы не сдадимся», говорит Умеров. Но его слова звучат беспомощно, как будто он смирился. Никто здесь не знает точно, как для них все будет продолжаться в Крыму или, как долго они еще смогут здесь оставаться. Оснований полагать, что ситуация на полуострове для них улучшиться, татары не имеют. Точно можно сказать только одно, говорит Умеров: «Мы не будем браться за оружие».

Источник: УНИАН
 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.