Игорь Козловский: прежде всего джихад — это наши усилия на пути преодоления невежества в духовной сфере

Игорь Козловский: прежде всего джихад — это наши усилия на пути преодоления невежества в духовной сфере
Игорь Козловский: прежде всего джихад — это наши усилия на пути преодоления невежества в духовной сфере
03.12.2020
Оцените статью: 
(75 оценки)
Собкор
Аватар пользователя Собкор

Читати українською

Недавно в информационном агентстве УНИАН состоялась презентация первой в Украине научной работы о джихаде украинского исламоведа и теолога Сейрана Арифова под названием «Джихад. История, стереотипы, современные реалии, аутентичные источники». О книге кроме автора, шейха Сейрана Арифова, рассказывали глава Украинского центра исламоведческих исследований, муфтий ДУМУ «Умма» Саид Исмагилов и известный украинский ученый Игорь Козловский — рецензент, автор предисловия к представленной книге.

Перед началом мероприятия нам удалось пообщаться с Игорем Козловским — религиоведом, старшим научным сотрудником отделения религиоведения Института философии им. Г. Сковороды НАН Украины, президентом Центра религиоведческих исследований и международных духовных отношений и задать ему несколько вопросов. Некоторые из них касались не столько книги, сколько самого понятия и феномена джихада, о котором существует больше всего ложных представлений.

— Игорь Анатольевич, вы написали предисловие к книге. Чем, по вашему мнению, вызвана актуальность этого исследования?

— Уважаемый Сейран Арифов сделал мне такое предложение, и я с радостью откликнулся, потому что это очень важная тема и важна она по многим причинам. Во-первых, существует такое всеобщее невежество, касающееся не только Ислама, но всех религиозных вопросов и гуманитарных — в широком смысле. И это приводит к тому, что люди могут использовать определенные термины, не понимая их смысла. А чтобы их понимать, нужно не использовать и не довольствоваться такими краткими пояснениями, которые многим кажутся достаточными для понимания, а углубляться в тему или не использовать [такой термин] вообще. Понятно, что любой обычный гражданин считает себя человеком, знакомым с этой терминологией, и использует то или иное понятие, рожденное в другой культуре, исключительно в свете своего понимания. И эти моменты мировоззрения — они мешают и создают такую ​​ложную картину.

— Что же такое джихад?

— Ну, в первую очередь джихад — это определенные наши усилия на пути преодоления неверия и в широком смысле — невежества в духовной сфере. И таких путей может быть множество: начиная от борьбы против неграмотности и заканчивая даже супружескими отношениями. То есть джихад — это когда люди предпринимают и должны предпринимать определенные усилия, чтобы совершенствовать себя. И, во-вторых, джихад — это усилие для того, чтобы не допускать, с точки зрения Ислама, тех моментов, которые могут испортить истину. И таких моментов в жизни множество: и наше поведение, наши отношения с другими людьми, наше понимание другой культуры или хамское ее понимание — откуда возникает язык вражды. А джихад — это именно настройки человека, который отслеживал такие моменты, чтобы он смотрел не только за своей жизнью, своими процессами совершенствования, но и помогал обществу также совершенствоваться. Так, понятно, что и моменты, связанные с вооруженным противостоянием, агрессией — агрессия может быть военной, может быть гибридной, как у нас сейчас гибридная война, — например, когда люди защищают свою родину от агрессора — это также джихад.

— А чем джихад не является?

— Джихад это не завоевание или уничтожение другого человека другой — человека с другой верой, другой позицией.

— Какова цель джихада?

— Первое, на что направлен джихад — на сознание людей. Джихад связан с тем, чтобы что-то разъяснить. Например, когда мы что-то кому-то разъясняем и совершаем при этом усилия, это также джихад. И даже написать такую книгу — это также джихад. Поэтому надо всегда использовать понятия именно так, как они были рождены в этой культуре, а не идти за пропагандистами, использующими только часть и показывающими ее со своей стороны — фактически создающими такой фейк, который начинает жить своей жизнью и начинает влиять на сознание людей.

— Самое страшное, когда в таком фейке есть доля правды, сбивающая с толку…

— Это не является частью правды. Это — слова, подобные правде, но не являющиеся даже долей правды: вы будто понимаете эти слова и можете даже соглашаться, а на самом деле за этим стоит желание представить то или иное явление в испорченном, искаженном виде.

— Не могу не согласиться. Вокруг понятия джихад существует масса таких искаженных представлений. Одно из них, что джихад — это исключительно военный путь решения конфликтов… И, кстати, есть ли в истории Ислама примеры успешного разрешения конфликтов, в том числе религиозных, не военным, а именно мирным путем?

— Безусловно, есть! В истории Ислама таких моментов достаточно. Это зависело, разумеется, от доброй воли того или иного правителя, поиска согласия… Вообще [в Исламе] оружие — это последний аргумент, и если человек еще и невоспитан, эмоционально и интеллектуально невоспитан — он сразу же проявляет агрессию, биологически. Чем больше развивается человек или общество, тем острее встает вопрос о мирном решении определенных проблем — и в Исламе таких случаев великое множество.

— Можно ли назвать джихадом службу украинских мусульман в украинских вооруженных силах — в армии светского государства?

— Безусловно, потому что это защита их родины, их страны. Они осознают себя украинскими гражданами, они являются представителями украинской политической нации, а это значит, что любая национальная идентичность требует ответственности за нее. Идентичность, если перевести — это «тождество» или «соответствие», а соответствие связано со словом «ответственность». Должен быть ответ на агрессию, и если это вооруженная агрессия, тогда это вооруженный ответ.

— Могут ли существовать и разрешены ли Кораном военные союзы мусульман с последователями других вероучений, в частности с ахль аль-Китаб — людьми Писания?

— Ну, вы знаете, изначально мусульмане рассматривали «людей Писания» как тех, с кем они могут заключать союзы и даже могут брать себе жен из их числа. И когда были первые преследования мусульман в тогда еще языческой Мекке, мы помним, что первая хиджра была на территорию христианской Эфиопии.

— Вы сказали о дозволенности браков мусульман с женщинами из числа «людей Писания» — об этом есть соответствующая упоминание в Коране, а здесь попалось на глаза в ленте новостей: одно из духовных управлений мусульман России объявило, что браки между мужчинами-мусульманами и женщинами иной веры, в частности с женщинами из числа «людей Писания», запрещены.

— Да, я читал эту новость, которая меня очень удивила, и я потом начал детально изучать эту ситуацию… И там они не отрицают, что в Коране это написано (разрешено жениться на женщинах, принадлежащих к «людям Писания». — Ред.), однако они выносят такую «временную фатву», чтобы не создавать определенных конфликтов, хотя это на самом деле глупость, извиняюсь за такую резкую оценку. Мы не можем [так поступать], если мы люди верующие, а я знаю верующих различных традиций. Все попытки так или иначе опротестовать или изменить положение Священного Писания — это уже святотатство. В Исламе это не просто беда, «нововведение». Потому что есть нововведения, не отрицающие самого Корана, а просто продолжающие исторически, а есть такие, которые фактически меняют — и тогда появляется новое религиозное течение, выглядящее как Ислам, однако это новое религиозное течение. Так, мы знаем из истории Ислама, появились друзы и алавиты, которые что-то добавляли или отрицали.

— Можно ли назвать джихадом служение имамов-капелланов в Вооруженных Силах Украины? Является ли джихадом деятельность волонтеров, помогающих и армии, и госпиталям, и больницам, и малообеспеченным гражданским лицам или детским домам и приютам?

— Это многомерный джихад. Во-первых, потому, что имамы-капелланы занимаются той духовной, пастырской работой, говоря христианской языком, со своими единоверцами. И есть такое содружество капелланов-мусульман и [капелланов-]христиан, которые, например, сообщают мусульманским имамам-капелланам: вот в той или иной части есть мусульмане, нуждающиеся именно в вашем слове. И это уже, как видите, понимание, в том числе с точки зрения христианских капелланов, что человек другой веры требует духовной пищи — особенно на фронте, особенно там, на линии соприкосновения, — нуждается в такой духовной поддержке. Что касается волонтеров, это также джихад. Джихад потому, что люди проявляют не на словах, а своими делами тот самый настоящий образ Ислама, имеющий все особенности великой религии, среди которых основным является милосердие. Милосердие это также джихад. Они помогают не только своим единоверцам, но идут к людям даже неверующим — и это также проповедь. И это такая благородная форма проявления [джихада].

— Итак, подытоживая, джихад — это…

— Усилие. Джихад — это усилия на пути преодоления того, что мешает проявлениям Божьей воли, запрещает эту Божью волю. Это усилия на пути выполнения Божьей воли. И вот они борются — или жизнь человека, или за его сознание, или против врагов. То есть это именно те усилия, которые важны. Фактически это часть знания человека: для того, чтобы он двигался, у него должно быть видение, ради чего он движется, и миссия, то есть его дела и его ценности, которые он своей жизнью пропагандирует.

mail Подписаться на Телеграм-канал сайта 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.