«Духовное возвращение» львовянина Мухаммада Асада (Часть II «Пути в Мекку»)

«Духовное возвращение» львовянина Мухаммада Асада (Часть II «Пути в Мекку»)
«Духовное возвращение» львовянина Мухаммада Асада (Часть II «Пути в Мекку»)
«Духовне повернення» львів’янина Мухаммада Асада (Частина II «Шляху до Мекки»)
«Духовне повернення» львів’янина Мухаммада Асада (Частина II «Шляху до Мекки»)
«Духовное возвращение» львовянина Мухаммада Асада (Часть II «Пути в Мекку»)
«Духовне повернення» львів’янина Мухаммада Асада (Частина II «Шляху до Мекки»)
20.11.2019
Оцените статью: 
(14 оценки)
Михайло Якубович
Аватар пользователя Михайло Якубович

Книга «Шлях до Мекки» (рус. «Путь в Мекку»), первую часть которой украинский читатель мог взять в руки в 2018 году, стала едва ли не самым важным событием за все годы изучения наследия Мухаммада Асада в Украине. И вот, наконец, вышло «Духовное возвращение» — мемуары Мухаммада Асада, повествующие о дальнейшей судьбе мыслителя, писателя, проповедника и политического деятеля.

Те, кто читал первую часть, почувствовали тот романтический дух, сходящий с каждой страницы: ревность неофита, глубокие размышления, попытка взглянуть на Восток, каким он был в те времена, когда только начинала развитие стремительная модернизация. Первые свои мемуары Мухаммад Асад завершал в 50-х годах, а вторую часть писал уже в 80-х. Это был в какой-то мере итог творческого опыта автора, появившийся после издания его перевода смыслов Корана («Послание Корана», 1980).

Особенность книги не только в том, что она написана позже по «личному временем» автора, но и в значительном контрасте между временем глобальным: миром еще довоенных времен и миром после Второй мировой, более того, в разгар «холодной войны». В отдельных частях упомянуто и родной Мухаммаду Асаду Львов. Например, когда автор пишет о событиях 40-х годов. Показательна в этом плане его дискуссия с главой лагеря для интернированных, поставившего автору в укор определенную «левизну», вспомнив о его малой родине: «[...] теперь Львов инкорпорирован в состав России; Вас это должно радовать, не так ли? — таким образом он неуклюже намекал на то, что мои симпатии на стороне коммунизма. Это плоское замечание разозлило меня, и я резко ответил: «Так же радует, как вас должна радовать немецкая оккупация Праги, господин Вискочил!». Или в контексте общения с британским офицером: «Ввиду того, что я родился и рос в польскоязычном Львове (действительно, моим родным языком был польский), я мог немного понимать родственный ему русский язык, хотя и не мог по-настоящему на нем разговаривать».

В то время на фоне определенной дезориентации в мусульманском мире Мухаммад Асад понимал угрозу и нацизма, и коммунизма, обоснованно считая, что победа и тех, и других положит конец надеждам мусульманского мира на освобождение от колониализма. Автор на самом деле не был ни левым, ни правым, ни исламистом — в том смысле, как это слово употребляется сейчас, — скорее убежденным борцом за свободу, имевшим дальновидное видение мира. Мы видим, как сознательно Мухаммад Асад держался на острие все более сложных отношений в мусульманском мире, особенно после того, как должен был оставить политическую деятельность в качестве представителя Пакистана в ООН. Во время арабо-израильского противостояния Мухаммаду Асаду приходилось «отбиваться» от обеих сторон, ангажированных в конфликт, и делал это он весьма успешно, защищая свое честное имя. Та же самая линия чувствуется и в мемуарах жены Асада, Полы Хамид Асад, где он предстает не только как наблюдатель, но как участник всех событий — политических встреч, научных исследований, личных путешествий и пр.

Надеемся, что вторая, завершающая, часть мемуаров Мухаммада Асада, увидевшая свет усилиями переводчика Юрия Косенко и издателя («Украинский центр исламоведческих исследований». — Ред.) будет ничуть не менее интересной для читателей, чем первая.

Михаил Якубович, востоковед

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.