Лучший крымский подарок Украине

Лучший крымский подарок Украине
Имя и огромное научное наследие этого гениального ученого и писателя все еще остаются не только недостаточно исследованными учеными, но к сожалению, почти неизвестными для широкой общественности Украины. Поэтому накануне дня его рождения позволим себе представить вниманию уважаемых читателей несколько интересных фактов, касающихся биографии и деятельности этого великого украинца
Лучший крымский подарок Украине
Лучший крымский подарок Украине
Лучший крымский подарок Украине
16.01.2017
Оцените статью: 
(622 оценки)
Соломія Вівчар
Аватар пользователя Соломія Вівчар

Названием этой статьи стала цитата украинского академика Омельяна Прицака о его наставнике и научном руководителе  Агатангеле Крымском.

Имя и огромное научное наследие этого гениального ученого и писателя все еще остаются не только недостаточно исследованными учеными, но к сожалению, почти неизвестными для широкой общественности Украины. Поэтому накануне дня его рождения позволим себе представить вниманию уважаемых читателей несколько интересных фактов, касающихся биографии и деятельности этого великого украинца.

Агатангел Ефимович Крымский родился 15 января 1871 г. в городке Новоград-Волынский. По отцовской линии он был крымскотатарского происхождения, о чем сам вспоминал в письмах к своему другу Борису Гринченко: «Кстати, спросите, каким-то образом с меня татарин. Насколько мне выяснилось, первый наш прадед, выходец из ханства, крестился примерно в 1698 году в Мстиславле на Могилевщине. Это я так вывожу из записи на старинном молитвеннике. В сентябре сестра в других перешлет мне наши арабские документы (ее отец был старший, и поэтому бумаги остались у него),  тогда буду все знать точно». Некоторые исследователи говорят о его происхождении из старинного бахчисарайского рода, где один из предков Крымского вроде даже был муллой.

Его имя «Агатангел» в переводе с греческого означает «Добрый ангел» или «Ангел, несущий благую весть».

Высшее образование он получил в Москве, где сначала учился в Лазаревском институте восточных языков, а затем на филологическом факультете Московского университета. В 18961898 гг. жил в Бейруте, где совершенствовал свое знание арабского языка и занимался научной работой, а по возвращении в Москву стал профессором сначала кафедры арабской филологии, а с 1900  и чрезвычайным профессором кафедры мусульманского Востока. Преподавал арабский, персидский, турецкий языки, историю Корана, арабскую литературу, историю Турции и многие другие собственноручно разработанные курсы. В то же время это были годы не только активно востоковедческой научной деятельности, но и создания литературных произведений  поэтических и прозаических, а также работы на ниве украинского языкознания.

Научная библиография Крымского составляет более 1000 пунктов, большинство из которых все еще остаются неопубликованными.

Самый известный факт об учёном  это его знание невероятного количества языков  35, 40, 60, 100. На самом деле точно неизвестно, сколькими именно языками он владел.

Эсфирь Китайгородская, которая работала с ним в последние годы его жизни, в воспоминаниях писала, что этот человек «по-видимому знал все возможные языки», а младшие коллеги в Академии наук отмечали, что общение с Крымским создавало ощущение, будто около тебя постоянно находилось 60 словарей, готовых в любой момент объяснить то или иное слово.

Один из учеников Крымского академик И. Ю. Крачковский писал, что для «популяризации науки он сделал больше, чем все предыдущие и современные ему арабисты».

Агатангел Крымский является одним из основателей украинской Академии наук (оставив блестящую карьеру в Москве в 1918 г. на призыв своего друга Владимира Вернадского он вернулся в Киев, где трудился до конца жизни). В 19181928 гг. занимал должность Непременного секретаря Всеукраинской Академии наук (эта должность соответствует нынешней должности Ученого секретаря), а фактически руководил Академией. В невероятно сложных условиях он смог спасти учреждение от уничтожения в самые тяжелые годы после прихода оккупационной советской власти. В структуре Академии наук он основал целый ряд востоковедческих учреждений, потребность в которых остро чувствовала украинская наука:

«Кроме неминуемой общепризнанной научной необходимости изучать восточную историю, как одну из крупных частей истории общечеловеческой, Украина имеет еще свои особые причины заботиться о том, чтобы в ее высоких ученых институтах восточные дисциплины развивались как следует, с интенсивностью. И хотелось бы иметь даже не одну и не две, а несколько восточных кафедр в Академии Наук. Древняя территория современной Украины была местом жизни и обитания разных ориентальных народов,  и перед украинской наукой стоит целый ряд всевозможных вопросов и задач, которые ждут плановой разработки и решения. Иранистика, тюркология (дисциплина эта особенно нужна) и арабистика  без этих трех наук всесторонняя история украинства невозможна; без них будут неизбежны зияющие лакуны в самом же украиноведении Как видим, ориенталистических задач в Украинской Академии Наук есть множество, и то постоянных, на очень долгие годы. Нечего и говорить, что надо будет впоследствии учредить в украинской Академии Наук не две, а несколько кафедр востоковедения (в петербургской Академии ориенталистов постоянно не менее шести, а бывает и больше)» [А. Крымский, 1919].

Среди востоковедческих институтов, основанных Крымским в украинской Академии наук, функционировали «Кабинет арабо-иранской филологии», «Тюркологическая комиссия», «Еврейская историко-археографическая комиссия». В этих учреждениях велась активная научно-исследовательская работа, однако, к сожалению, они, как и их основатель, стали жертвами сталинского режима  были закрыты и уничтожены во времена борьбы с «буржуазным национализмом» Невозможно обойти вниманием и чрезвычайную ориенталистическую библиотеку Крымского, состоящую примерно из 20 тыс. книг. В 1934 г. ученый передал ее Всенародной библиотеке Украины (теперь Национальная библиотека имени В. Вернадского). Условием передачи было сохранение целостности и нераспыление коллекции для будущих исследователей-востоковедов. Исследователь наследия Крымского Юрий Кочубей пишет: «Основатель Кабинета позаботился о создании здесь экзотической атмосферы, которую внушали большие шкафы с книгами, ореховая конторка, сафьяновое кресло, обитый шелком диванчик, шестиугольный турецкий столик, подставка под Коран (все с перламутровой инкрустацией), калямдам  среднеазиатское чернильное устройство, портреты арабов и уличные пейзажи восточных городов». В наши дни книжная коллекция Крымского систематизирована и введена в основной каталог Библиотеки и наконец оказалась доступна для исследователей. Именно кабинет арабо-иранской филологии и стал базой для всех востоковедческих изданий в Украине в 20-30-х годах ХХ в.

Крымский занимался изучением истории литературы крымскотатарского народа и крымских татар в частности. Его труды о крымских татарах долгое время были запрещены и увидели свет лишь недавно.

«Литература крымских татар» впервые была издана в Симферополе в 2003 г. на украинском, крымскотатарском и русском языках (в сборнике «Студии из Крыма»).

Масштабы его личности впечатляют. Одному исследователю вряд ли будет под силу охватить все отрасли науки, в которых проявил себя Крымский, а также и его большое литературное наследие. В этой статье мы коснется одного из аспектов его научной деятельности, а именно  трудов об Исламе.

Первые исламоведческие исследования Крымского были напечатаны на страницах «Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона», выходившего в Москве в 18901907 гг. За этот период он написал для «Словаря» более 100 статей. Свое сотрудничество с редакцией А. Крымский начал в 1893 г.: подготовил небольшие статьи о Дакики, Джами, Джаугери, но впоследствии, когда принял заведование восточным отделом «Словаря», его статьи стали все более широкими и научно совершенными. К лучшим статьям «Словаря», посвященным Исламу, можно отнести следующие: «Имам» «Кааба», «Коран», «Мохаммад», «Мюридизм», «Сунниты», «Суфизм», «Шиитство». Все они отличаются беспристрастным научным подходом, точностью приведенных фактов, огромным количеством собранного и обработанного материала, а также солидной библиографией. Его востоковедческие и исламоведческие статьи для «Словаря» остаются ценными и интересными для современных читателей.

В письме к своему другу Ивану Франко он писал: «Сам же я непременно хочу по-украински написать статью о восточном мистицизме и аскетизме, и вот тогда очень мне удобно будет ссылаться на те переводы, которые уже будут напечатаны по-украински (здесь он имел в виду собственные переводы, в частности, таких персидских поэтов, как Хафиз и Саади  авт.)».

Еще во время учебы в Лазаревском институте восточных языков Крымский написал исследование «Очерк развития суфизма до конца III ст. хиджры» (Москва, 1895). Это системная научная работа о первых трех веках развития суфизма со ссылками на арабские, персидские и европейские источники. В этой работе учёный сначала подал картину могущества суфизма, определил время его возникновения и распространения, а также влияния других религий и учений на эту философию. Он сформировал причины широкого распространения суфизма, главными из которых считает социально-экономические. Поскольку суфизм является сложным явлением, Крымский детально проанализировал три его главных элемента  аскетизм, мистицизм и пантеизм. В отдельном разделе исследовал западные влияния на суфизм  христианства, гностицизма и неоплатонизма, а также персидскую составляющую. Много внимания уделил III ст. хиджры  веку, который считается лучшей эпохой суфизма. Также он исследовал влияние и проявления суфизма в поэзии. Позже эту тему Крымский подробнее осветил в своей монографии «История Персии, ее литературы и дервишеской философии» (1901).

Следующим большим трудом Крымского о мусульманстве является «Ислам и его будущность» (1898). Это одна из ранних работ академика, написанная во время пребывания в Ливане. В ней он выразил мнение о том, что Ислам как религия имеет большой потенциал для распространения, особенно в странах Африканского континента, а меры христианских миссионеров, которые противостоят этому, «бывают негодные и вовсе безрезультатны». Хотя некоторые утверждения, заявленные в этой работе, опираются на устаревшие концепции и в наше время уже не могут быть релевантными, поражает количество информации  собранной, проанализированной и систематизированной автором.

Во время профессорской деятельности в Лазаревском институте восточных языков Крымский разработал собственные курсы лекций, которые были литографированы для помощи студентам во время учебы. В 1901 г. появился труд «Ислам, его возникновение и старейший период его истории. Пособие к лекциям по истории Востока, читаемых на 2 курсе Лазаревского института» (Москва, 1901, 525 с.), а в последующие годы было выпущено еще два пособия: «Лекции по Корану. Выпуск І. Суры старейшего периода. Перевод с пояснениями» (Москва, 1905, 1909, 69 с.), а также «Источники для истории Мухаммада и литература о нем. І. От Орви до Ибн Исхака с Ибн Хишамом. (Москва, 1902). Сам Крымский осуществил перевод 29 сур Корана.

В 1901 г. была напечатана монография «История мусульманства», которая состоит из двух частей в объеме почти 500 страниц. В этой работе Крымский предоставил обзор доисламских верований Аравии, а также глубоко исследовал жизненный путь пророка Мухаммада; отдельный раздел отведен анализу источников и пособий для изучения биографии Посланника. Значительное место в монографии он посвятил Корану, его истории, лексике и грамматике (ибо Крымский  выдающийся лингвист-арабист), литературе о Коране, теме хронологического распределения сур, толкованию Корана, а также рукописям и изданиям Священной книги и ее переводам на другие языки. Писал Крымский и о сунне, в частности об истории ее происхождения. Вторая часть «Истории мусульманства» посвящена мусульманской вере и Богопочитанию, а также исламскому праву. Все это автор сопровождал точными библиографическими ссылками на труды тогдашних европейских (немецких и французских) и арабских ученых. В 1912 г. вышла третья часть «Истории мусульманства». Это сравнительно небольшая работа, которая состоит из двух разделов  «Ваххабиты» и «Бабизм и бехайство». Следует отметить, что, кроме отдельных работ по исламоведению, в научном наследии Крымского, в частности в его исследованиях по арабистике, также выделяется немало исламоведческих акцентов. Это заметно уже из названия труда: «История арабов и арабской литературы, светской и духовной (Корана, фикха, сунны и др.)" (1911).

Интересны и статьи Крымского «Всемусульманский университет при мечети аль-Азгар в Каире, его прошлое, его современная наука, издательская и журнальная деятельность» (1903); «Школа, образованность и литература российских мусульман»
(1904), в которых он писал о мусульманском образовании. В своих поздних работах «История новой арабской литературы» (1940) и «Низами и его современники» (1941) он говорил и о влиянии Ислама на историю и литературу народов Востока.

Приведенные нами труды Агатангела Крымского являются лишь небольшой каплей его огромного научного наследия (востоковедческого, славистического и украиноведческого), до сих пор должным образом не проанализированного и не исследованного.

К сожалению, пока нет академического издания произведений Агатангела Крымского, что очень затрудняет доступ к ним широких кругов читателей. Однако в последние годы в сетевых библиотеках Интернета появляется все больше оцифрованных первоизданий его работ. Будем надеяться, что все-таки полное собрание сочинений и трудов Крымского увидит свет, ведь своей научной и художественной ценности оно не потеряло даже спустя 100 лет.

Соломия Вивчар специально для «Ислам в Украине»

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.