На рубеже двух миров. Тарас Шевченко

На рубеже двух миров. Тарас Шевченко
Тарас Шевченко. 1849
На рубеже двух миров. Тарас Шевченко
Тарас Шевченко. Казахи в юрте.1848
На рубеже двух миров. Тарас Шевченко
Тарас Шевченко. Байгуши. 1854
На рубеже двух миров. Тарас Шевченко
Тарас Шевченко. Казахский мальчик растапливает печь. 1849
На рубеже двух миров. Тарас Шевченко
На рубеже двух миров. Тарас Шевченко
На рубеже двух миров. Тарас Шевченко
На рубеже двух миров. Тарас Шевченко
19.07.2021
Оцените статью: 
(13 оценки)
Олександр Степа...
Аватар пользователя Олександр Степанченко

В апреле 1846 года Тарас Шевченко вступает в ряды недавно созданного Кирилло-Мефодиевского братства. Пожалуй, впервые после выступления Мазепы была создана организация, в документах которой прямо говорилось о возможности государственной независимости Украины. Cобытие не на шутку напугало правящие круги Российской империи. Об этом писал, указывая на роль в организации Шевченко, в своем докладе начальник Третьего отделения (политической полиции) граф Александр Орлов: 

«Шевченко приобрел между друзьями своими славу значительного малороссийского писателя, а потому стихи его вдвойне вредны и опасны. С любимыми стихами в Малороссии могли посеяться и впоследствии укорениться мысли о мнимом блаженстве времен гетманщины, о счастии возвратить эти времена и о возможности Украйне существовать в виде отдельного государства».

Политическим манифестом кирилло-мефодиевцев был религиозно-философский трактат «Книга бытия украинского народа», в которой содержался призыв к созданию федеративной республики славянских народов. Долгое время считалось, что автором «Книги» был украинский историк, член Кирилло-Мефодиевского братства Николай Костомаров. Теперь же ряд исследователей склоняются к мысли, что трактат был написан Михаилом Чайковским (Садык-Паша), турецким генералом польско-украинского происхождения, создателем османского казачества.

После разгрома Кирилло-Мефодиевского братства в 1847 году Тарас Шевченко был «отдан в солдаты», согласно личному указанию царя Николая I. Сам Шевченко в письме к А. Лизогубу, так описывал события, которые привели его в края, отдаленные от Украины на многие тысячи верст:

«На другий день, як я од вас поїхав, мене арестовали в Києві, на десятий — посадили в каземат в Петерб[урзі], а через три місяці я опинився в Орской крепости в салдатській сірій шинелі, чи не диво, скажете! Отже воно так. І я тепер точнісінький як той москаль, що змальовав Кузьма Трохимович панові, що дуже кохався в огородах. От вам і кобзар! Позабирав грошики та й шморгнув за Урал до киргиза гуляти. Гуляю! Бодай нікому не довелося так гуляти».

Местом службы Тараса Шевченко определили Орскую крепость, находившуюся на стыке зоны традиционного расселения двух мусульманских народов: башкир и казахов. Крепость была построена в 1735 году по просьбе казахского хана Абулхаира русскими инженерами и должна была стать северной резиденцией ханов Младшего жуза — объединения западных казахских племен. На деле она стала центром колониальной имперской администрации и важнейшим форпостом в деле продвижения России в Центральной Азии.

Территория южного Урала еще в XVIII веке входила в состав Казахского ханства — одного из крупнейших исламских государств, появившихся в результате распада Золотой Орды. Санкт-Петербург в полной мере сумел воспользоваться тяжелым положением казахов, в котором они оказались после серии кровопролитных войн с джунгарами. Однажды попав в зависимость от России, Казахстан более чем на два столетия потерял свой суверенитет и свое государственность.

Оказавшись в казахских степях, Тарас Шевченко впервые плотно соприкоснулся с древней исламской цивилизацией, о которой раньше ему приходилось только слышать или читать в книгах. Много лет Шевченко прожил на землях, населенных мусульманскими народами. О том, как повлияло исламское окружение на украинского поэта, можно узнать из многочисленных писем, которые он отправлял своим друзьям и знакомым.

Еще до ссылки Тарас Григорьевич в своем поэтическом творчестве обращался к теме борьбы мусульманских народов за право на свободу, независимость, против деспотии. Речь идет в первую очередь о поэме «Кавказ». В ней с едким сарказмом он рисует колонизаторскую «миссию» России, стремящуюся не только покорить мусульманские народы Кавказа, но и навязать им свою «цивилизацию»:

Чурек і сакля — все твоє,
Воно не прошене, не дане,
Ніхто й не возьме за своє,
Не поведе тебе в кайданах.
А в нас!.. На те письменні ми,
Читаєм Божії глаголи!..
І од глибокої тюрми
Та до високого престола —
Усі ми в золоті і голі.
До нас в науку! ми навчим,
Почому хліб і сіль почім!
Ми християне; храми, школи,
Усе добро, сам Бог у нас!
Нам тілько сакля очі коле:
Чого вона стоїть у вас...

Симпатия к мусульманским народам ярко проявилась и во время вынужденной службы в царской армии. В письме к княжне В. Репниной Шевченко пишет: 

«Теперь прозябаю в киргизской степи, в бедной Орской крепости… Прежние мои страдания, в сравнении с настоящими, были детские слезы: горько, невыносимо горько! И при всем этом горе мне строжайше запрещено рисовать что бы ни было и писать (окроме писем), а здесь так много нового, киргизы (так в XIX веке называли казахов. — Ред.) так живописны, так оригинальны и наивны, сами просятся под карандаш, и я одуреваю, когда смотрю на них. Местоположение здесь грустное, однообразное, тощая речка Урал и Орь, обнаженные серые горы и бесконечная киргизская степь. Иногда степь оживляется бухарскими на верблюдах караванами, как волны моря зыблющими вдали, и жизнию своею удваивают тоску. Я иногда выхожу за крепость, к караван-сараю или меновому двору, где обыкновенно бухарцы разбивают свои разноцветные шатры. Какой стройный народ, какие прекрасные головы! И постоянная важность, без малейшей гордости».

В Казахстане Шевченко вопреки запретам царского правительства не только сочинял стихи, но и создал серию замечательных и проникновенных художественных работ, на которых изобразил местных мусульман, оказавшихся в таком же порабощении, как и украинцы в середине XIX ст. 

В ходе экспедиции на Аральское море Тарасу Шевченко удалось достаточно близко познакомиться с бытом местных казахов, что отразилось в серии его рисунков: «Казахи в юрте», «Казахский мальчик растапливает печку», «Байгуши» и «Байгуши под окном». Байгушами казахи и башкиры называли наиболее обездоленную часть общества — поденщиков, не имевших своего имущества и находившихся фактически на социальном дне. Наиболее ярко у Шевченко получились образы казахских детей, чьи лица продолжают излучать свет даже спустя почти два столетия после того, как их изобразил украинский художник.

После Орской крепости и экспедиции на Арал Шевченко был переведен в Новопетровское укрепление — еще более отдаленное и глухое место, где даже казахи-кочевники встречались нечасто. 

«В этой широкой пустыне мне тесно — а я один, — сообщает Тарас Григорьевич в очередном письме к А. Лизогубу. — До вас, я думаю, не дошло сведение, где именно это Новопетровское укрепление, то я вам расскажу. Это будет на северо-восточном берегу Каспийского моря, на полуострове Мангышлаке. Пустыня, совершенная пустыня, без всякой растительности, песок да камень, и самые нищие обитатели — это кочующие кой-где киргизы…»

Несмотря на то, что Шевченко постоянно пребывал в окружении солдат и офицеров российской армии, он находился в курсе того, чем живет мусульманское население Новопетровского укрепления. В одном из писем поэт как-бы мимоходом отмечает: «У нас сегодня байрам» — имея в виду праздник Ураза-байрам, знаменующий окончание поста в месяц Рамадан.

К сожалению, Шевченко находился вдали от центров исламской цивилизации, и в силу обстоятельств ему не посчастливилось познакомиться с казахскими религиозными интеллектуалами, иначе его взгляд на историю и культуру этого древнего народа был бы несколько другим. Тем не менее пребывание, хоть и вынужденное, в Казахстане оставило глубокий след на всем творчестве великого украинского поэта и художника.

Как точно заметил историк Петр Кралюк, 

«Украина долгое время находилась на границе христианской и исламской цивилизаций, а украинцы непосредственно контактировали с представителями мусульманских народов, прежде всего тюркоязычными. Указанная пограничность Украины между христианской и мусульманской цивилизациями не могла не найти отражения в творчестве Тараса Шевченко, поэзия которого достаточно точно передала мировосприятие, ментальность украинцев».

Александр Степанченко

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.