О положении женщины в Крыму и Северном Причерноморье после принятия Ислама

О положении женщины в Крыму и Северном Причерноморье после принятия Ислама
Золотоордынская мечеть в с.Колеч, Крым (уничтожена в 20-годы ХХст.)
12.03.2021
Оцените статью: 
(10 оценки)
Олександр Степа...
Аватар пользователя Олександр Степанченко

«В  этом крае я  увидел чудеса по  части великого почета,
в  каком у них женщины»

Ибн Баттута, арабский путешественник

Принятие Ислама народами Крыма и Северного Причерноморья было связано с деятельностью сразу нескольких ханов Улуса Джучи. При этом если хан Берке (1209–1266) стремился к постепенному знакомству тюркских народов Золотой Орды с новой для них религией, то его идейный преемник, хан Узбек (ок. 1283–1341), проводил энергичную и эффективную политику, приведшую к практически полной исламизации государственной жизни.

В традиционном тюркском обществе роль женщины всегда была достаточно велика. Это связано с особенностями кочевой жизни, когда именно на женщину возлагалось множество важных обязанностей, связанных с поддержанием жизнеспособности стойбища, особенно в период военных кампаний, когда большая часть мужчин находилась далеко от дома.

Вот, что писал о положении женщин в Улусе Джучи арабский историк, географ и путешественник Ибн Баттута, посетивший Крым в период, когда им правил хан Узбек: 

«Что касается жен эмиров, то в первый раз мне привелось увидеть их при выезде из Крыма; я увидел хатун, жену эмира Салтыя, в арбе ее. Вся она (арба) была обтянута хорошим синим сукном, окна и двери кибитки были раскрыты; перед нею находились четыре девушки, чудеса красоты и диковинки по одежде.

За ней следовало еще несколько арб, в которых (сидели) девушки, сопровождавшие ее (жену эмира). Приблизившись к месту привала эмира, она сошла с арбы на землю; вместе с ней слезли около 30 девушек, которые приподымали полы ее одежды… Когда она дошла до эмира, то он встал перед ней, поклонился ей и усадил ее возле себя, а девушки окружили ее. Принесли меха с кумысом. Она налила его себе в чашу, присела на оба колена перед эмиром и подала ему чашу».

Такое поведение тюркских женщин напомнило Ибн Баттуте хадис из сборника Ан-Насаи, глава «Тахарат» — он вставил его в рассказ о посещении эмира Салтыя:

«Жена эмира передвигается в более комфортабельной и наряженной карете. Она богато одета, количество сопровождающих ее лиц выросло в разы. В знак уважения к жене муж встал пред ней, поклонился ей и усадил возле себя. В то же время жена, проявляя любовь и почет к мужу, поит супруга из своей чаши, присев перед ним на оба колена; вслед за этим он поит ее из этой же посуды. В последнем поведении можно провести параллель с действиями Пророка (мир ему и благословение). Так, мать правоверных Аиша сообщила: „Во время приема пищи он протягивал мне кость с мясом и настойчиво просил, чтобы я отведала первой. Я брала и, откусив немного, отдавала ее обратно. Пророк (мир ему и благословение) начинал есть именно с того места, где я надкусила. Когда ему хотелось чего-нибудь выпить, он клятвенно уверял меня, что сначала должна отпить я — я отпивала и протягивала чашу ему. И в этом случае он притрагивался губами именно к тому месту, где пила я“».

Разумеется, далеко не все женщины Золотой Орды имели служанок и сидели рядом с эмирами. Большинство выполняли тяжелую работу, ухаживая за детьми и поддерживая домашнее хозяйство, тем не менее очевидно, что по сравнению с женщинами в большинстве тогдашних стран, в том числе, европейских — об этом же свидетельствует Ибн Баттута и другие ближневосточные авторы,  — роль тюркских женщин в золотоордынском обществе была неизмеримо выше. Несомненно, что после принятия Ислама в жизнь и быт кочевников вошли новые правила и традиции, о которых они ранее и не подозревали. В первую очередь, нововведения связаны с именем хана Узбека, сделавшего Ислам государственной религией Улуса Джучи.

Все тот же Ибн Баттута, оказавшись во дворце Узбек-хана, был свидетелем церемониала, в котором важнейшую роль играли женщины из семьи властителя:

«После молитвы он (Узбек-хан) садится в шатер, называемый золотым шатром, разукрашенный и диковинный… Султан садится на престол; с правой его стороны — хатун Тайтуглы и рядом с ней — хатун Кабак, а с левой стороны — хатун Баялун и возле нее — хатун Урдуджи. У подножия трона стоит справа сын султана Тинабек, а слева — второй сын его, Джанибек. Перед ним сидит дочь его Иткуджуджук. Когда приходит одна из них (его женщин), то султан встает перед ней и держит ее за руку, пока она всходит на престол. Что касается Тайтуглы, то она — царица и самая уважаемая из них у него. Он идет ей навстречу до двери шатра, приветствует ее и берет ее за руку, а когда она взойдет на престол и усядется, тогда только садится султан. Все это происходит на глазах людей, без прикрытия».

Эта церемония напоминает традицию, заведенную в семье пророка Мухаммада (мир ему и благословение): когда дочь его, Фатима, входила в комнату, он вставал, брал ее за руки, целовал и сажал рядом с собой — об этом говорится в сборнике хадисов Абу Давуда (глава «Адаб»).

Географ Аль-Умари, автор знаменитой многотомной историко-географической энциклопедии, писал, что женщины Золотой Орды принимали активное участие в управлении государством:

«Жители этого государства не следуют установлениям халифов, и жены их участвуют с ними в управлении; повеления исходят от них [обоих]… Право, мы не видали в наше время, чтобы женщина имела столько власти… да и не слышали о подобном примере за близкое к нам время. Мне привелось видеть много грамот, исходивших от царей этих стран, времен [хана] Берке и позднейших. В них [было написано]: „Мнения хатун и эмиров сошлись на этом“ и тому подобное».

Первым ханом Улуса Джучи, принявшим Ислам, был Берке. Он стремился к тому, чтобы его окружение получило необходимые коранические знания, в том числе, женская половина правящего рода. Об этом сообщает секретарь египетского султана Аль-Малика ибн Абд аз-Захира, посещавший ставку хана Берке:

«У каждого из эмиров при нем есть муэдзин и имам; у каждой хатун (также) свой муэдзин и имам. Дети получают знания по части досточтимого Корана в начальных школах».

Некоторые благочестивые хатун знатного рода за собственные средства устраивали мечети. Историк Аль-Макризи писал: 

«Хан Берке <…> принял Ислам, установил в своем царстве обряды мусульманские, устроил училища и оказывает почет правоведам. Жена его Джиджек-хатун приняла Ислам и устроила себе мечеть из шатра <…> под руководством шейха Наджм ад-Дина Кубра». 

Супруга Берке во всех своих путешествиях брала с собой и эту походную мечеть. Со времени Джиджек-хатун походные мечети стали распространенным явлением в стойбищах на многие столетия.

Мусульманские традиции, заложенные в золотоордынский период, возникшие, в том числе, благодаря энергичным и благородным женщинам тюркского племени, оказали огромное влияние на возникшее в XV веке Крымское ханство. До сих пор в Крыму вспоминают о гордой принцессе Джанике и мудрой правительнице Нур-Султан, оставивших яркий след в истории своего народа.

Александр Степанченко

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.