На Docudays боролись с исламофобией

«Живая библиотека» — площадка для неформального и непосредственного общения «читателя» с человеком, представляющим некую группу, сообщество или общину
Тарику Сархану вновь и вновь приходилось отвечать каждому «читателю», что терроризм и Ислам не являются синонимами
Тарику Сархану и его дочери Далье не пришлось скучать без «читателей»
Тарику Сархану и его дочери Далье не пришлось скучать без «читателей»
Активисты «Живой библиотеки» и «живые книги»
01.04.2016
Оцените статью: 
(603 оценки)
Собкор
Аватар пользователя Собкор

В украинской столице в течение последних дней марта 2016 года проходил Международный фестиваль документального кино Docudays, среди мероприятий которого обратила на себя особое внимание «Живая библиотека» — площадка для неформального и непосредственного общения «читателя» с человеком, представляющим некую группу, сообщество или общину, в отношении которых в обществе бытуют стереотипы и предубеждения.

Как рассказала корреспонденту «Ислам в Украине» Руслана Панухник, менеджер проектов некоммерческой организации «No Borders project» (Проект Без границ), первая «Живая библиотека» появилась 13 лет тому назад в Дании. Автором концепции стала неправительственная молодежная организация «Останови насилие» (Stop The Violense).

— Все мы имеем стереотипы в отношении других людей, а другие люди могут иметь предубеждения относительно нас. Это не всегда плохо — стереотипы иногда помогают ориентироваться в огромном потоке информации и в чем-то экономят наше время. Но очень важно помнить, что люди — не всегда такие, каким является наше представление о них, — пояснила Руслана.

Среди «живых книг», которые на протяжении семи дней в лаунж-зоне киевского Дома кино на своем примере помогали «читателям» расстаться с ошибочными взглядами, был и заведующий отделом «Ознакомления с исламской культурой» Исламского культурного центра г. Киева ВАГО «Альраид» Тарик Сархан. Заметим, что «читатели» проявляли особый интерес к общению с ним — события последнего времени, происходящие в мире и в Украине, заострили внимание общества к мусульманской тематике, а целенаправленно нагнетаемая некоторыми СМИ ксенофобия, в частности исламофобия и мигрантофобия, заставляют людей искать непредвзятую информацию «из первых рук».

Тарику Сархану и его дочери Далье не пришлось скучать без «читателей». Женщины и мужчины, совсем юные и зрелые становились в очередь, чтобы пообщаться с мусульманами, задать вопросы о сути религии, поинтересоваться — действительно ли Ислам непримирим к инаковерцам; спрашивали и о том, что несут с собой в страны Запада представители Востока, нужно ли бояться беженцев.

Конечно же, не обошлось и без вопросов, сам факт озвучивания которых говорит о том, насколько в немусульманском мире живучи мифы и предубеждения о последователях Ислама. Например, что каждый беженец или мусульманин — потенциальный террорист; или что мигранты не настроены интегрироваться в общество страны пребывания, имеют иждивенческую позицию и вся их деятельность будет иметь криминальную окраску. Также пришлось отвечать и на ряд вопросов, касающихся женщин: считается ли она по исламским канонам человеком, имеет ли какие-либо права и правда ли, что ее могут продавать, как вещь.

Тарику Сархану вновь и вновь приходилось отвечать каждому «читателю», что терроризм и Ислам не являются синонимами, что в Коране убийство запрещено и, как правило, члены экстремистских организаций − люди с недостаточным образованием и чаще всего не знают священных текстов и не знакомы с сутью вероучения, чем пользуются главари радикальных течений.

Говорил выступающий и о том, что в любом сообществе есть определенный процент людей с криминальными наклонностями, и невозможно найти ни одну страну, ни одну общину, где никогда не существовало бы преступников либо организованной преступности — католическая Италия родила мафию, а, например, синтоистская и буддийская в большинстве своем Япония — якудза. Другое дело, что в немусульманском окружении преступление или правонарушение, совершенное мусульманином, становится объектом пристального внимания.

То же самое касается и обвинений в адрес мусульман в том, что они якобы все сплошь являются потребителями наркотиков — отрицать тот факт, что среди исповедующих Ислам, так же, как и среди исповедующих другие вероучения, нет наркоманов или алкоголиков, нельзя. Но, учитывая суть учения, в котором есть ограничения на одурманивающие вещества, можно с уверенностью утверждать, что в мусульманских сообществах удельный вес таких лиц намного меньше.

И, конечно же, вновь и вновь говорилось о положении женщин в мусульманском мире, о бытующей путанице — когда локальные, местные, еще доисламские традиции (чаще всего Исламом не одобряемые) в странах, где распространено учение Пророка, сторонним наблюдателем воспринимаются как присущие Исламу.

Наш корреспондент пообщался с некоторыми «читателями» и спросил о впечатлениях:

− Я поражена тем привилегированным статусом, который имеют мусульманки в обществе… Меня бы так кто-то поугнетал! Наверное, нам стоит в этом отношении у них (у мусульман − ред.) кое-чему поучиться, − поделилась одна из «читательниц».

Другая девушка призналась, что она ошеломлена тем, что мусульмане почитают Деву Марию и Иисуса, но продолжает сомневаться, так ли это, не приукрасил ли Тарик Сархан свой ответ: «Не может этого быть! Я обязательно поищу литературу, проверю!», − заявила она.

− Мне всегда казалось, что каждый мусульманин — это фанатик, который презирает немусульманина, − сказал очередной «читатель». — Но то, что я сегодня услышал об истории отношений мусульман с христианами и иудеями, меня потрясло. Оказывается, всё далеко не так просто, и еще надо разобраться, кто и зачем пытается «обрубить ветки дерева, выросшего из одного корня».

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.