Ответы известных историков на провокационный упрек о «Божьей каре народов за прошлое»

Ответы известных историков на провокационный упрек о «Божьей каре народов за прошлое»
© Гульнара Бекирова: На Львовском книжном форуме. — с Gulnara Tarih, Alim Aliev, Рефат Чубаров, Виталий Портников и Грицак, Ярослав Иосифович
26.09.2017
Оцените статью: 
(264 оценки)
editor
Аватар пользователя editor

Недавно во время презентации книги по истории крымских татар в ХХ веке авторства Гульнары Бекировой на львовском Форуме издателей из зала прозвучал провокационный вопрос. Львовянин Игорь предложил присутствующему в зале главе крымскотатарского Меджлиса Рефату Чубарову извиниться за жестокость крымских татар по отношению к украинцам, которая случалась в XVІ-XVIІI веках, а также предположил, что, возможно, беды, выпавшие на долю кырымлы в ХХ веке и теперь, являются «Божьей карой» за то, что крымские татары делали раньше.

Чубаров ответил эмоционально и содержательно. За ним к вопросу об исторической ответственности народов, в частности украинского и крымскотатарского, обратились другие присутствующие на презентации — Мирослав Маринович, Гульнара Бекирова, Василий Кметь.

Издание INSIDER в материале «Урок истории для львовянина от Рефата Чубарова» публикует их ответы.

Рефат Чубаров, народный депутат:

— Я один из тех людей, которые уважают безграничную демократию. Но безграничная демократия требует искреннего и, если хотите, жесткого ответа. Я считал бы себя последним подонком, если бы сказал, что все катастрофы, которые пережил украинский народ, украинская нация в ХХ веке — это Божья кара за события, которые происходили веками раньше. Я никогда такого не скажу и никогда не приму, если такое скажут о моем народе. Это первое.

Всевышний знает, что он делает по отношению к нам, но мы, выполняя заповеди, должны понимать свою историю и, исходя из нее, делать всё для того, чтобы из событий прошлого брались уроки. Не только те, которые вам или мне нравятся, а все!

В нашей общей истории было очень много такого, чем мы можем сегодня гордиться и должны уважать. Мы были военными собратьями, оберегали вместе интересы сообществ Крымского ханства и Гетманщины. Недавно я был в Конотопе, на земле которого лежат 6 тыс. крымскотатарских всадников. В 1659 году эти люди вышли из Крыма, чтобы вместе с украинскими казаками защитить украинские земли. Мы были вместе в Берестечке, под Желтыми водами. Живя в одном большом геополитическом пространстве, в присущие тем временам способы мы пытались решить вопрос собственных взаимоотношений, собственного развития, собственного сохранения.

Думаю, информацию необходимо анализировать, ведь освещать то, что было в прошлом, с нашей нынешней точки зрения неприемлемо. История требует, чтобы освещением белых пятен занимались профессиональные исследователи. Пусть этим занимаются украинские, крымскотатарские, польские историки, — ответил на провокационный вопрос Рефат Чубаров.

Своим мнением относительно «исторической ответственности народов» поделился и Мирослав Маринович, вице-ректор Украинского католического университета, соучредитель Украинской Хельсинской группы, диссидент, публицист и религиовед:

— Мне вспоминается недавний взрыв негодования со стороны украинцев, когда представитель польской церкви в Украине, точнее, римско-католической церкви, повторил эту же формулу. Что нынешние проблемы Украины на Донбассе — следствие того, что Украина не извинилась за Волынскую резню. Реакция со стороны украинцев была: «так говорить нельзя!». Итак, давайте скажем себе: оставим Господа Бога Господу Богу. Забудем о таких способах мышления. Так злоупотреблять понятием Бога — недопустимо для любого живого существа.

К обсуждению присоединилась и историк Гульнара Бекирова:

— После завершения этого события я буду говорить с Мирославом Мариновичем о Петре Григоренко — человеке, который, можно сказать, сломал свою спокойную жизнь ради справедливости. Он стал частью, одним из идеологов крымскотатарского национального движения. Насколько хорошо в Украине об этом знают? А среди крымских татар о нем помнят почти в каждой семье. Нам все-таки стоит культивировать страницы общей борьбы, совместных радостей и помнить не только то, что нас разъединяет. Ведь и российская имперская историография, и сталинская — всё, что писали о прошлом крымских татар после 1944 года — это на самом деле еще одно преступление советской власти. Эти мифологемы, как мины замедленного действия, отравляют нашу жизнь.

Василий Кметь, руководитель научной библиотеки Львовского национального университета им. Ивана Франко:

— Когда в конце 90-х — начале 2000-х годов в нашем университете появились первые студенты-крымские татары, я пережил один очень интересный эпизод. Я принимал экзамен по истории Украины XVI–XVIII веков у крымского татарина Сейрана. Один из вопросов его билета был по нападению крымских татар на украинские земли в конце XVI столетия. До этого момента для меня это было обычным вопросом курса истории Украины. Зато когда Сейран дошел до своей парты и начал готовить ответ — я уже волновался. Мне постоянно стоял он перед глазами, и я думал: хорошо, я имею представление о тех событиях — а что думает он?

Его ответ был в пределах учебной программы. Но позже мы решили встретиться со студентами-крымскими татарами и провели семинар о стереотипах. Я очень добросовестно вычитал школьные учебники по истории Украины и отобрал все сюжеты и все, так сказать, моменты, где изображались татары — и просил коллег-татар сделать то же про украинцев. И когда мы это сопоставили, получилось невероятно интересно. В литературе, которая вдохновляется работами прошлого, собрано немало стереотипов и манипуляций. Поэтому нам нужны новые книги — без них.

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.