Высшая цель капитана Алима Керимова — закончить с боевыми действиями и начать деоккупацию Крыма

©Новинарня: Капитан ВСУ Алим Керимов, позывной «Басмач»: «Я хочу закончить с боевыми действиями здесь и начать деоккупацию Крыма — это такая высшая цель»
©Новинарня: Капитан ВСУ Алим Керимов, позывной «Басмач»: «Я хочу закончить с боевыми действиями здесь и начать деоккупацию Крыма — это такая высшая цель»
©Новинарня: Капитан ВСУ Алим Керимов, позывной «Басмач»: «Я хочу закончить с боевыми действиями здесь и начать деоккупацию Крыма — это такая высшая цель»
©Новинарня: Капитан ВСУ Алим Керимов, позывной «Басмач»: «Я хочу закончить с боевыми действиями здесь и начать деоккупацию Крыма — это такая высшая цель»
©Новинарня: Капитан ВСУ Алим Керимов, позывной «Басмач»: «Я хочу закончить с боевыми действиями здесь и начать деоккупацию Крыма — это такая высшая цель»
©Новинарня: Капитан ВСУ Алим Керимов, позывной «Басмач»: «Я хочу закончить с боевыми действиями здесь и начать деоккупацию Крыма — это такая высшая цель»
06.10.2020
Оцените статью: 
(10 оценки)
editor
Аватар пользователя editor

Крымский татарин, 27-летний капитан Алим Керимов — начальник связи 503-го отдельного батальона морской пехоты ВМС ВСУ — сейчас выполняет боевые задачи в зоне ООС на Горловском направлении.

«Отобьем Донбасс — возьмемся за Крым» — эти слова крымского татарина-защитника Украины Алима Керимова, которого его бывшая классная руководительница из крымской школы называет «бендеровцем», вынесены в заголовок интервью, которое воин дал изданию «Новинарня».

... Алим выпустился из выша на следующий год после начала АТО. На войне с 2017 года. Украиноязычный. Мусульманин. Кавалер ордена «За мужество».

Подростком Алим почти каждый день заходил в военкомат в Кировском, рассматривал плакаты, информационные стенды. Комиссариат был рядом с больницей, где работала мама, поэтому, встречая ее с работы, Алим пережидал там. Тогда понял: хочет быть военным. Хотя отец-строитель хотел, чтобы сын продолжил его дело.

Керимов выбирал между несколькими военными учебными заведениями. Решил стать связистом, ведь с такой специальностью можно служить и в пехоте, и в ВМС, и в СБУ.

Телекоммуникационные сети Алим изучал в Киеве, в ВИТИ (теперь — Военный институт телекоммуникаций и информатизации имени Героев Крут).

Во время Майдана курсантам категорически запретили участвовать в протестах. Однако Алим иногда приезжал на площадь, заходил в крымские палатки — поговорить с земляками, выпить чаю, приносил им сладости.

«Я понимал, что они приехали сюда бороться за лучшее», — рассказывает Керимов.

В институте учились шестеро крымчан. Во время Майдана они захотели перевестись.

«Я с ними много говорил — у нас есть присяга, вы не можете изменить Украине, это наше государство, — вспоминает Алим. — Если человек отказывается от своих слов, ее уважают не только друзья, но и враги тоже. Для нас это очень серьезно, слово человека — как Коран».

Один одногруппник жалостливо рассказывал, что в Крыму родители, он не может их покинуть.

«Говорю: «Ну и что? У меня тоже там родители». Помню, как нас вызвал начальник факультета, они писали рапорты на увольнение из рядов ВСУ. А у меня бакалавриат, какие-то дополнительные занятия. Говорю: «Я побежал». А они: «Стой, слушай, тебе это тоже нужно!» Убеждали, что иначе мы вообще не вернемся в Крым ...»

<...>Когда к Алиму подходили прощаться перебежчики, парень сказал, что выбрал свой путь. «Я воспринимал их как предателей. У нас в семье не принято предавать», — отмечает Керимов.

По словам Алима, ему было бы стыдно сидеть в Киеве, когда каждый человек «должен находиться здесь (на Донбассе) и выполнять свои обязанности».

К теме измены во время интервью он возвращается несколько раз.

«Мне интересно, как эти люди спят. У меня был разговор со знакомым в 2015-м, он звал возвращаться в Крым. Сказал, что работает в полиции, машину за 15000 долларов буквально за год купил. «А ты вообще военный, еще быстрее купишь», — говорит мне. И вроде и крыть нечем. На тогдашнюю офицерскую зарплату 4000 гривен не разгонишься. Но я у него спрашиваю: «А ты хотя бы на секунду иногда предполагаешь, что Украина таки вернет Крым? Как тогда будешь? Куда побежишь? В Мурманск? Думаешь об этом?» Он говорит: «Думаю». — «А я не думаю. Я встаю утром, бреюсь и иду на любимую службу». Вот так мы разошлись и больше не созванивались», — вспоминает Алим.

Алим интересуется событиями в Крыму. По его словам, многие местные уже не так счастливы, как в 2014-м. Полуостров так и не стал туристически привлекательным для россиян. Несмотря на мосты и трассы, которые открывает Путин, им не выгодно отдыхать в регионе с московскими ценами.

В частности, в интервью Алим среди прочего упомянул о крымских учителях, которые сначала щеголяли зарплатой почти в тысячу долларов, а сейчас получают значительно меньше, работают без отпускных и командировочных. Часть уволилась. Пенсионеры не сильно наслаждаются.

«А еще я 18 лет жил в Крыму, и никаких терактов не было. Сколько национальностей нормально уживались! Только полуостров оккупировали, началось. Молодой человек расстрелял детей. Где он взял тот дробовик? Был случай, когда мужик вырезал всю семью в Бахчисарае. Его приехали задерживать две молодые полицейские. А какого-то деда-татарина приезжают задерживать целые машины ФСБшников! Люди исчезают, потом находят их закопанными», — рассказывает Керимов.

Однако, несмотря на это, многие крымчане — лояльны к оккупантам и продолжают работать на них. Таких, как Алим, его классная руководительница называет «бендеровцами».

Керимов уверен: деоккупировать и Донбасс, и Крым можно гибридным путем. По его мнению, начинать нужно с медиа, которые имеют развенчивать величие России и СССР и рассказывать о том, что происходит в Украине и мире, разрушать информационный вакуум. Чтобы СМИ не глушили, нужно поставить мощные станции и постоянно следить за силой сигнала.

«Думаю, и оккупировать Крым удалось чисто за счет пропаганды. Очень мало медиа было с украинской позицией. И на заре Независимости не нужно было делать на полуострове автономию, разве что крымскотатарскую. Национальная автономия помешала бы детям НКВДистов, чьи родители после депортации татар поселились в наших домах, снова звать на полуостров Россию», — рассуждает Алим.

По его плану, активно должны бороться дипломаты. На международной арене нужно постоянно говорить о российских преступлениях. И рано или поздно «правда восторжествует».

«Хорошо, что у наших военных есть стремление и цель, чтобы победить агрессора. Но если на государственном уровне решат «закончить войну» — тогда это будет безнадежно. Тогда люди погибли напрасно. Я это не прощу никогда. Столько людей погибло. Я никогда не понимал, когда в Крыму называли россиян братским народом!» — резко говорит Алим.

«Басмач» считает, что нынешнее «всеобъемлющее перемирие» — временное и не всеобъемлющее. Фактически — российские гибридные войска все равно не прекращают провокации. Доклад о каждой из них ВСУ передают командирам и наблюдателям.

«Верить врагу — нельзя. На что способна страна-оккупант? Убить медика на поле боя, — вздыхает офицер. — Меня аж трясет, когда говорят, что «мы — за мир». Я — за мир, но с нашей победой».

Алим собирается служить «пока мы не победим».

В 503-м батальоне Керимов получил свой позывной. Командир взвода разведки уточнил, мусульманин ли Алим. «Да? Ну, тогда — «Басмач». «Басмачи» — партизаны-националисты в Средней Азии, которые боролись против советского порабощения. Такая ассоциация пришлась Алиму по душе.

В службе Алим жалуется только на одно. Как мусульманин, он в украинской армии не может выдержать рамазан, месяц поста.

«В этом году три дня не сдержал. Каждый раз обещаю себе взять отпуск, чтобы спокойно его пройти, правильно. А выходит, что на службе жарко, пить хочется», — с улыбкой рассказывает офицер.

Когда выходит, он делает намаз. И мечтает совершить паломничество в Мекку. Плюс до возвращения Крыма.

<...> В этом году Алиму Керимову присвоили звание капитана. С задержкой. В следующем году он должен получать майора, но, как он говорит, цель не в званиях.

«Я хочу закончить с боевыми действиями здесь и начать деоккупацию Крыма. Это высшая цель», — говорит офицер.

В прошлом году Алима наградили орденом «За мужество» III степени, который в День Независимости ему вручил президент Владимир Зеленский.

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.