«Важно понимать, что есть враг и защищать от него — это долг» — Мурад Путилин

«Важно понимать, что есть враг и защищать от него — это долг» — Мурад Путилин
Капеллан Мурад Путилин в штабе одного из военных подразделений в Бахмуте, где служат преимущественно мусульмане, во время разговора с военными, Донбасса, декабрь 2022 года.
«Важно понимать, что есть враг и защищать от него — это долг» — Мурад Путилин
Путилин (справа) возле мечети в Константиновке, перед поездкой в Бахмут, Донбасса, декабрь 2022 года. Рядом с ним члены экипажей парамедиков, которые сейчас вывозят раненых из Бахмута в ближайшие госпиталы. Слева – Саид Исмагилов, бывший муфтий, с которым Мурад когда-то начинал капелланское дело для имамов.
«Важно понимать, что есть враг и защищать от него — это долг» — Мурад Путилин
Капелланы читают намаз
«Важно понимать, что есть враг и защищать от него — это долг» — Мурад Путилин
Команда капелланов упаковывает коробки с гуманитарной помощью
«Важно понимать, что есть враг и защищать от него — это долг» — Мурад Путилин
«Важно понимать, что есть враг и защищать от него — это долг» — Мурад Путилин
«Важно понимать, что есть враг и защищать от него — это долг» — Мурад Путилин
«Важно понимать, что есть враг и защищать от него — это долг» — Мурад Путилин
26.12.2022
Оцените статью: 
(71 оценка)
editor
Аватар пользователя editor

Глава Управления Военного капелланства мусульман Украины Мурад Путилин одним из первых начал ездить в зону боевых действий как мусульманский капеллан. В 2016-м он вместе с тогдашним муфтием ДУМУ «Умма» Саидом Исмагиловым основал Управление военного капелланства мусульман Украины.

Об этом и другом рассказывает репортаж «Суспільного».

— Идея создать Управление военного капелланства мусульман Украины возникла совместно. Мусульман-украинцев не так много, их движение в стране не было активным, — говорит Мурад Путилин.

Все, по его словам, изменила Революция достоинства, аннексия Крыма и начало войны на Донбассе:

— После Майдана все начали как-то двигаться. Готовых становиться капелланами было немного <...> У некоторых из единоверцев это вызвало удивление. Кое-кто с нас смеялся, однако сейчас почти все понимают: это было правильно, и нужно было это делать.

Мурад Путилин начал ездить на фронт с 2016 года. Вспоминает, что одними из лучших собеседников были капелланы-протестанты:

— Мы начали вместе ездить. Они к своим, мы к своим. Протестанты — интересные собеседники. Мы часто вместе ели, чай пили, много говорили.

В Украине, по мнению шейха Мурада, до сих пор распространены стереотипы относительно ислама:

— Мы понимали тогда, [что] эту стену нужно пробивать потихоньку. У многих родственники, близкие, друзья — мусульмане. Более того, у нас есть крымские татары — это большая этническая группа. Думаю, после окончания войны у них в Крыму будет большое влияние — и как у коренного народа, и как у религиозной группы. Сейчас многие крымские татары воюют. Кто-то в одиночку заходит в подразделения, некоторые — группами, другие — целым батальоном.

Капеллан не скрывает, что на войне некоторые пренебрегают такими религиозными обязанностями, как пост или молитва:

— Есть ребята, которые придерживаются всего. С ними мы можем говорить о чем угодно, но в конце концов разговор все равно вернется к вере. А есть те, кто не соблюдает правил — с ними капеллану нужно «маневрировать».

Он отмечает, что основная цель военного капеллана не заставить соблюдать все, а объяснить, для чего это верующему:

— Это большая работа, чтобы подвести человека к мысли, что он делает вещи, которые вызывают недовольство у Бога — только тогда он начинает контролировать поступки. Это важно не для меня, а для него.

Хаджи Мурад вспоминает, что перед тем, как в армии начала официально действовать капелланская служба, попасть на линию боевых действий даже капелланам было достаточно сложно, каждый искал способы: через командование с кучей уровней допуска, печатей и договоренностей. И даже с необходимыми документами не было гарантии, что удастся доехать до единоверцев.

— Сейчас отношение к капелланам другое и на уровне государства, и на уровне командования в армии. Может, это отчасти благодаря зарубежным коллегам. В Штатах, например, еще со времен гражданской войны капелланство существовало в том или ином виде, — говорит шейх Мурад.

Он объясняет, почему важно иметь доверительные отношения с капелланами других конфессий:

— Эти процессы только выстраиваются, но будет точно какая-то унификация, потому что раньше каждая церковь работала на фронте по-своему. Даже если кто заходил в подразделение как «сотрудник», на уровне трудового договора, это все равно была просто работа, а не присяга.

Имам-капеллан уверен, что военнослужащим-мусульманам, живущим по принципам ислама, легче на поле боя. Одна из норм их вероучения — справедливость, и воевать за нее — правильно.

— Оружие — это просто кусок металла. Оно не поедет, если нет человека, который им управляет, и стрелять не будет, если его не зарядят, — говорит Мурад Путилин. — А человеку свойственно выгорание, и все остальное, что может произойти на фронте. Капеллан в армии как психолог, но если психологи и сами часто «ломаются», то у капеллана прописаны религией догмы и правила, по которым ты ведешь верующих. Не каждый человек может выстрелить, но важно понимать, что есть враг, и защищать от него — это обязанность. Люди разные, не все готовы воевать. Кто должен помогать, лечить. Это все работает только в комплексе.

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.