Вячеслав Швед: Политический ислам является определяющим выражением цивилизационных устремлений исламского общества

Вячеслав Швед: Политический ислам является определяющим выражением цивилизационных устремлений исламского общества
18.06.2015
Оцените статью: 
(511 оценки)
editor
Аватар пользователя editor

Этой весной в Киеве состоялся круглый стол «Современные трансформационные процессы в исламском мире: вызовы, проблемы, перспективы», который организовали отдел истории стран Азии и Африки ГУ «Институт всемирной истории НАН Украины» и Украинский центр исламоведческих исследований. В мероприятии принял участие доцент Института всемирной истории НАНУ Вячеслав Швед. Он выступил со своим докладом «Политический ислам на распутье: возможные сценарии развития в постреволюционный период». Предлагаем нашим читателям его сокращенный вариант.

— Судьба политического ислама в арабском мире после спада первой волны революционных потрясений, прокатившейся от Ливии до Йемена, находится сегодня в центре внимания как ученых, так и политиков. Это объясняется тем, что первый этап арабской революции, получившей название «арабская весна», имел главную особенность  ведущую роль в ее развертывании и течении имели движения и партии политического ислама. Также принципиально важно, что в это время произошло выделение самобытного исламского демократического проекта, который зародился, прежде всего, в недрах панарабской ассоциации «Братья-мусульмане», в рядах таких политических партий, как тунисская «Ан-Нагда», египетская Партия свободы и справедливости и некоторых других.

Первое наступление арабской революции было отбито. Свою негативную роль сыграли многочисленные ошибки и просчеты, которые были сделаны носителями умеренного ислама. Они не имели должного политического опыта, им не хватало опытных специалистов, политических менеджеров высшего и среднего звена. Характерными чертами этих партий были отсутствие политической гибкости, преданность консервативной традиции и догматизму, соблюдение устаревшего мировоззрения, уже не дотягивавшей до потребностей и ожиданий, повлекших за собой «арабскую весну». Не произошло окончательного разграничения в рядах партий умеренного ислама между настоящими его сторонниками и теми, кто тяготел к радикальному исламу.

Чрезвычайно важную роль во временном поражении исламского демократического проекта сыграли арабские монархии Залива во главе с Саудовской Аравией. Указанные автократические консервативные режимы увидели в широком распространении влияния умеренного политического ислама большую угрозу для дальнейшего существования монархических режимов в своих странах. Ведь умеренный ислам утверждал выборность государственной власти, существование и деятельность политических партий, что противоречило основам режимов зоны Залива. Именно поэтому аравийские монархии, прежде всего Саудовская Аравия, Объединенные Эмираты и другие, объединили свои усилия для насильственного отстранения от власти в Египте президента М. Мурси и «Братьев-мусульман», обозначив их террористической организацией так же, как Хезболлу и Аль-Каиду.

Обращает на себя внимание и то, что информационная и научно-аналитическая машина, существующая в этих странах сегодня, находится в авангарде идеологического наступления на политический ислам, пытается его дискредитировать и вытеснить из интеллектуального дискурса в пространстве арабского мира. Тон задал известный «мозговой танк» в Объединенных Арабских Эмиратах  Эмиратский центр стратегических исследований и анализа, который выдал на арабском и английском языках монографическое исследование «Исламские политические движения и власть в арабском мире». Главной целью коллектив авторов определил изучение политического роста исламистов во время так называемой «арабской весны» и анализ опыта пребывания исламских политических партий во власти. Акцент сделан на демонстрации «негативного эффекта и последствий усилий исламистов по инъекции религии в политическую практику и политизации религии, которые привели к росту религиозной и политической поляризации в ряде арабских стран и взорвали усилия построить национальный консенсус, столь необходимый для достижения мира, экономического развития, социальной справедливости и демократических трансформаций».

Среди главных аргументов, используемых в настоящее время в тех арабских СМИ, которые контролируют Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, следует выделить следующие:

 попытка доказать, что в потоке религиозного экстремизма именно «Братья-мусульмане» предшествовали Исламскому государству. Так, бывший генеральный менеджер канала новостей информационного объединения «Аль-Аравия» Аб. аль-Рашед утверждает, что «первая конфронтация с религиозными экстремистами в Саудовской Аравии состоялась через 17 лет после образования государства Саудидов. Они были известны как Братство и предшествовали ИГИЛ в своем экстремизме и жестокости».

 спекулируют на том, что некоторые лидеры Исламского государства входили в свое время в структуры «Братьев-мусульман». Об этом, например, рассказывает саудовский журналист и эксперт по вопросам исламских движений и исламского фундаментализма М. Аль-Зейди.

 все террористические опции в последнее время списываются на «политический ислам», который своими экспериментами грозит собственным народам, стабильным институтам власти, толерантной и открытой культуре.

Таким образом, мы видим, что такие аргументы в большинстве своем абсолютно надуманные, сознательно игнорируется то, что к политическому исламу относятся разнообразные движения, которые в той или иной форме выражают надежду и потребности различных социальных групп в разных странах исламского мира. Политическому исламу характерно многообразие исламистских движений, он не является какой-то единственной идеологией, которую следует воспринимать или отвергать как одно целое. В нем есть как исламский радикализм, так и исламский либерализм, которые известный западный специалист по политическому исламу Г. Фуллер определяет, как «исламистские полярности». Также сознательно замалчивается и то, что определяющей особенностью первого этапа «арабской весны», который закончился отстранением от власти египетского президента М. Мурси, стало выделение самобытного исламского демократического проекта, с которым связаны большие надежды и уникальный демократический транзит арабского мира.

Таким образом, политический ислам в арабском мире оказался сегодня на распутье, его сторонники встали перед необходимостью серьезного переосмысления полученных суровых уроков и определения наиболее оптимальных сценариев его дальнейшего развития, соответствующих главным потребностям и вызовам арабского общества в XXI веке.

В этом контексте следует отметить, что несмотря на нынешние испытания, политический ислам неразрывно связан с дальнейшим развитием арабского мира. Такое утверждение базируется на том, что именно ислам, в котором в закодированном состоянии сконцентрировано цивилизационно-культурную матрицу арабского мира, его ценностные ориентиры, исторический опыт и генетическую память, стал единственной мощной силой, которая была способна всколыхнуть широкие слои народов региона на новую революционную волну  Арабское пробуждение или «арабскую весну». Ислам стал мощным двигателем и мобилизатором, предоставил современным арабским революциям ценностно-программные установки переформирования арабского общества в соответствии с вызовами XXI века и необходимостью преодоления вековой отсталости арабского мира, его прорыва к передовым рубежам современного развития.

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.