Мусульманские ученые из украинской степи

Мусульманские ученые из украинской степи
Мусульманские ученые из украинской степи
07.11.2014
Оцените статью: 
(374 оценки)
oleg
Аватар пользователя oleg

Вероятно, ни в одном украинском учебнике по истории или философии читатель не найдет упоминания о том, что на территории современной Одесской, Николаевской и Херсонской областей существовал параллельный славянско-христианскому культурный мир. Этот мир принадлежал к мусульманскому цивилизационному пространству и, в противоположность тому, что часто пишется в нашей литературе о тюркских кочевниках, имел свою богатую культурную, религиозную и даже философскую традицию. Мыслители и представители интеллектуальной элиты, о которых пойдет речь в этой статье, были современниками известных христианских мыслителей Украины, включая Григория Сковороду. Впрочем, повторимся еще раз, для абсолютного большинства наших историков и культурологов их наследие остается «неизведанной землей».

Регионы Эдисан и Буджак в XVII и XVIII веке

Речь идет о таких интересных регионах, как Эдисан и Буджак. Эдисаном («Край семидесяти тысяч») в XVII и XVIII веке называли территорию между Днестром и Южным Бугом, северная граница которого проходила по реке Кодыма. На Кодыме располагался тот самый северный форпост Османской империи - город Балта, который только в 1791 году отошел к Российской империи. А еще с конца XVII - начала XVIII века здесь жили ногайские племена, формально подчинявшиеся Крымскому ханству, но обычно злоупотреблявшие своей свободой, поэтому в политических и военных отношениях были довольно изменчивыми и даже анархическими. Наиболее развитым (как в плане культуры, так и экономики) был прибрежный регион, в частности, город Очаков и его окрестности, побережье Днестра и Южного Буга.

Примерно такая же картина наблюдалась и в Буджаке, регионе, который занимал юг современной Одесской, а также придунайские степи Румынии и Молдовы. Так же, как и Эдисан, Буджак попал в зону влияния Российской империи, постепенно отбиравшей османские земли (между прочим, не без помощи украинских казаков, разделенных между двумя имперскими силами). Уже в 1812 году большая часть Буджака попала в руки русских, а проосманские казацкие формирования из Задунайской Сечи оставили этот регион. С Буджаком, в частности, была связана удивительная карьера украинского писателя и политического деятеля Михаила Чайковского (1804 - 1886), который в 1850 году вместе с казацким отрядом перешел на службу к султану Абд аль-Маджиду I.

Крупнейшим городом Буджака был Аккерман («Белая крепость»), современный Белгород-Днестровский. Это древний город, основанный еще в IV веке до нашей эры, оказался в руках османов в 1484 году. В XVII-XVIII веке мусульманский Аккерман достиг вершин своего культурного развития. Османский путешественник Эвлия Челеби, который посещал Буджак и Эдисан в 1657 году, описывает несколько знаменитых мечетей (мечеть Баязида, мечеть Менгли-Гирея) и упоминает о существовании аж семнадцати мектебов, т.е. начальных школ. Большую часть населения Аккермана составляли купцы (среди которых были представители разных этносов и религий), а также военные, преимущественно крымские татары.

Накши Али Аккирмани из Константинополя

Особый интерес вызывает мусульманская религиозная и научная активность в этом городе. В историю Османской империи вошло несколько фигур, которые напрямую были связаны с Аккерманом и его окрестностями. Именно здесь провел последние годы своей жизни османский поэт Накши Али Аккирмани (ум. ок. 1655). Происходил Накши Али Аккирмани из Константинополя, принадлежал к накшбандийскому суфийскому братству. Преобладает в его поэтическом творчестве (в частности, сборке Айну ль-Хайя, «Источник жизни») тематика человеческого счастья, которое Накши Али Аккирмани видел в исполнении человеком Божественной воли. И хотя о жизни самого поэта известно довольно мало, его произведения считаются одними из лучших образцов османской мистической поэзии. Хочется верить, что когда-нибудь найдется переводчик этих шедевров и на украинский язык.

Али бин Абдалла Эфенди Аккирмани

Уже уроженцем самого Аккермана (или его окрестностей) был Али бин Абдалла Эфенди Аккирмани, современник Накши Али. Впрочем, Али бин Абдалла принадлежал уже к кругу правоведов, в частности, заключил немало юридически богословских ответов (фетв) на актуальные в его времена вопросы исламского права. Писал Али бин Абдалла на арабском языке. Интересно, что одна из копий его сборников фетв была переписана в 1647 году Мехмедом бин Вали Кафауви, выходцем из крымской Кафы (ныне Феодосия). Сохраняется эта рукопись в Национальной библиотеке в Анкаре. Это может свидетельствовать о тесном взаимодействии между религиозными кругами Эдисана, Буджака и Крыма, которое действительно имело место в указанный период времени.

Муса Аккирмани

Современником Али Накши Аккирмани и Али Аккирмани был некто Муса Аккирмани, о котором, к сожалению, мы знаем очень мало. Происходил он также из Аккермана и был автором нескольких работ, среди которых сохранился небольшой трактат по арабской грамматике. Рукопись этого произведения, датированная 1635 годом, хранится в Народной библиотеке г. Адана (Турция). Другие произведения Мусы Аккирмани, к сожалению, пока не найдены.

Ахмад бин Хусайн бин Мустафа Аккирмани

Несколько лучше известна фигура Ахмада бин Хусайна бин Мустафы Аккирмани, который родился в Аккермане около 1700. Почетный титул «Сейид», который фигурирует перед его именем, указывает на то, что ученый считался потомком Пророка Мухаммада. Получив хорошее образование (вероятно, в Константинополе), Ахмад Аккирмани занимал должность судьи в разных городах Османской империи. Преимущественно это был сам Буджак и соседние балканские регионы, в частности города Разград (Болгария) и Сараево (Босния и Герцеговина), а также Измир (Турция). Умер Ахмад Аккирмани в 1775 году. Сохранился и автограф одной из его работ, то есть собственноручно написанный оригинал. Найти эту рукопись можно в Народной библиотеке Аднана Отюкена (Анкара). Называется произведение, написание которого было завершено 21 мухаррама 1189 (23 марта 1775 Р.Х.) достаточно интересно: «"Источник рек"- объяснение на "Место встречи морей"» (Умда аль-Ангар фи шарх Мултака аль-Абхар). Таким образом, труд Ахмада Аккирмани, который он назвал «Источник рек», является комментарием к другому произведению («Место встречи морей»), написанного ханафитским юристом из Сирии Ибрагимом аль-Халабби (ум. 1549 году). Комментарий Ахмада аль-Аккирмани касается преимущественно вопросов практического характера (фуруьа, «ветвей» исламского права), в частности тех норм, которые регулируют вопросы наследства, брака, наказаний, торговых отношений. Как показывает сам Ахмад аль-Аккирмани, при написании этого произведения, потребность в котором автор чувствовал в самом начале своей деятельности как судьи, он пользовался трудами таких известных авторов, как Фахр ад-Дин аз-Заля (ум. 1343), Зайн ад-Дин аль-Айни (1433 - 1488 гг.), Абу Убайд Аллаг аль-Махбуб (известный как Садр аш-Шариьа, ум. 1347), "Абд аль-Латиф ибн Малик (ум. 1398) , Мулла Хусрув (ум. 1480), Абу ль-Хасан Ахмад аль-Каддури (973 - 1037), Нух Эфенди (ум. 1569/1570), Бургав ад-Дин аль-Маргинани (1135 - 1197), Шамс ад Дина аль-Кугустани (ум. 1546), ибн Камаль (ум. 1534), "Абд ар-Рахман Шайх Дамад (ум. 1667) и др. Как видим, Ахмад Аккирмани был прекрасно знаком как с теоретическими, так и практическими наработками в области ханафитского права. К сожалению, сведений о других работах этого автора пока не найдено.

Мухаммад бин Мустафа аль-Аккирмани из Белгорода-Днестровского

Наиболее известным исламским ученым из Белгорода-Днестровского можно считать Мухаммада бин Мустафу аль-Аккирмани. Родился он в самом Аккермане в конце XVII века, получил прекрасное образование, был ходжой, т.е. ученым при дворе султана Османской империи. Позже занимал административные должности, в частности в Каире и Измире. Наконец, в 1760 году Мухаммад аль-Аккирмани был назначен ханафитским судьей в Медине, которая в то время, вместе с Меккой, принадлежала Османской империи. Прослужил на этой высокой должности Мухаммад аль-Аккирмани всего год, завершив в городе Пророка свой жизненный путь в 1761 году. Несмотря на свою карьеру за пределами родины, ученый не терял своей связи с родным краем, направляя туда своих учеников: так, в 1757 году его воспитанник Муртада Эфенди, происходивший из Крыма, стал главным судьей (кади) Эдисана. Благодаря блестящему знанию религиозных и светских наук, современники сравнивали муртадов Эфенди с выдающимся мыслителем-суфием Абу Хамидом аль-Газали и богословом Фахр ад-Дином ар-Рази. Об этом, в частности, сообщает «Хроника» Саид-Гирея, который был в то время воеводой (сераскер) в Эдисане.

Не последнюю роль в этом сыграла и сама фигура Мухаммада аль-Аккирмани. Трудно даже перечислить все труды, автором которых он был. Только самостоятельных работ можно насчитать близкого десяти; а с комментариями, переводами и супракоментариями таких насчитывается более шестидесяти. Среди работ Мухаммада аль-Аккирмани есть труды, касающиеся богословия, толкование Корана, хадисознавства, арабского языка, логики, правоведения и др. отраслей религиозных наук. Будучи последователем османского реформатора Мухаммада аль-Биркауви (XVI в.), Мухаммад аль-Аккирмани принадлежал к движению кадизаделитов, которые выступали за очищение суннитского ислама от «новшеств». Например, кадизаделиты критиковали чрезмерное увлечение суфизмом, типичное для османской религиозной культуры. Именно в таком духе написан комментарий Мухаммада аль-Аккирмани к «Сорока хадисам» аль-Биркауви, который сохранился в десятках рукописей и впервые вышел в 1905 году в Стамбуле. Первая часть этого произведения, в которой Мухаммад аль-Аккирмани рассматривает хадис «поступки оцениваются согласно намерениям» содержит фундаментальное изложение исламской этики, включая рассмотрение вопроса о свободе воли и ответственности. Не менее интересными были и сугубо богословские труды ученого - например, в произведении с довольно красноречивым названием «Жемчужное ожерелье из объяснений бесконечности божественного знания» (также сохраненного в многочисленных рукописях) Мухаммад аль-Аккирмани выступает с позицией, близкой к мнению выдающегося мыслителя ислама ибн Сины. Впрочем, Мухаммад аль-Аккирмани не просто повторяет мнения ибн Сины, но и частично выступает с критикой его наиболее известных последователей и комментаторов (Насир ад-Дина ат-Туси, Джаляль ад-Дина аль-Даввани и др.). Сам Мухаммад аль-Аккирмани пытался доказать, что идея бесконечности и всеобъемлющего божественного знания может быть объяснена с точки зрения человеческого разума, т.е. логическими средствами. Этот рационализм, консервативный (в силу привязки к классику ибн Сины) и критический (за несогласия с утверждениями поздних авторов) одновременно наблюдался и в других трудах Мухаммада аль-Аккирмани. Например, в «Послании о частичной воле», которое, в отличие от других работ, было написано на староосманском, а не на арабском языке. В нем ученый рассматривал проблему предопределения, которая интересовала мыслителей ислама еще с начала VIII века. По его мнению, человек, который только выполняет «созданные Богом» поступки, действует сознательно, из чего, в свою очередь, следует рациональность в качестве основы для этики (а не страх перед наказанием или желание получить вознаграждение). Этой позицией Мухаммад аль-Аккирмани пытался найти истину в дискуссиях ученых матуридитской и ашаритской богословских школ, склоняясь, как абсолютное большинство Ханафитов, именно к матуридитской.

Ценилось наследие мыслителя и в Крыму, где в результате связей полуострова с Буджаком и Эдисаном, его воспринимали как «своего». Например, в библиотеке Принстонского университета сохранилась рукопись Мухаммада аль-Аккирмани «Драгоценные ожерелье из объяснений доктрин», переписанная в XVIII в. двумя крымчанами, Вали ад-Дином ибн Абид и Мухаммадом бин Абд аль-Гани непосредственно с авторского оригинала. Об этом, в частности, говорится на последней странице самого текста. Это и многие другие труды Мухаммада аль-Аккирмани ставят его в ряд с другими выдающимися мыслителями этого периода, а рост количества публикаций, посвященных этой фигуре (в частности, в Турции), указывает на значимость изучения его произведений для понимания философско-религиозной мысли в Османской империи.

Список ученых, имевших непосредственное отношение к Буджаку и Эдисану, можно было бы продолжать. Более того, известно, что именно в эти регионы и Крым часто направляли на обучение своих будущих имамов литовские татары, которые жили на территории западной Украины, Польши, Литвы и Белоруссии с XV века. К сожалению, ограниченность источников часто не позволяет заглянуть в жизнь исламских мыслителей степной Украины еще глубже. Так же проблемно и выяснить их этническое происхождение, ведь, кроме крымских татар и ногайцев, среди них или их родителей могли случаться и обращенные в ислам этнические украинцы. В XVII и XVIII веках, в частности, они составляли довольно значимую группу как в самом Аккермане, так и его окрестностях. Впрочем, каждый год, благодаря все большей доступности каталогов и первоисточников из библиотек, становятся известными все новые рукописи. Благодаря этому есть основания надеяться, что в недалеком будущем откроются новые страницы истории ислама на южных просторах нашего государства.

Михаил Якубович, востоковед, Острог-Принстон

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.