Богдан Хмельницкий и Тугай-бей: Феномен военного братства. Часть вторая

Богдан Хмельницкий и Тугай-бей: Феномен военного братства. Часть вторая
Битва под Пилявцами
Богдан Хмельницкий и Тугай-бей: Феномен военного братства. Часть вторая
Сражение под Пилявцами
Богдан Хмельницкий и Тугай-бей: Феномен военного братства. Часть вторая
Богдан Хмельницкий и Тугай-бей: Феномен военного братства. Часть вторая
Богдан Хмельницкий и Тугай-бей: Феномен военного братства. Часть вторая
Богдан Хмельницкий и Тугай-бей: Феномен военного братства. Часть вторая
21.12.2017
Оцените статью: 
(445 оценки)
О. Степанченко
Аватар пользователя О. Степанченко

Новую польскую армию вел великий гетман коронный Николай Потоцкий, отец павшего в бою под Желтыми Водами Стефана Потоцкого. Коронный гетман был известен как жестокий и беспощадный палач. Именно он в 1637 году потопил в крови восстание казаков под руководством Павлюка и Гуни. Еще одним польским командующим был польный гетман Мартын Калиновский.

Поляки спешили отомстить за поражение под Желтыми Водами, кроме того, они видели, как по всей Украине поднимается волна народного гнева против поработителей. Среди польских командиров не было единства относительно того, как нужно действовать против казацко-татарского войска. Поляки имели весьма смутное представление о численности армии Хмельницкого и Тугай-бея. Ходили слухи, что на помощь казакам пришла вся крымская орда.

Напуганные слухами польские командиры приняли решение не принимать боя и отступить на более выгодные рубежи. Зная о намерениях противника, полк Кривоноса перекрыл путь отступления полякам на расстоянии примерно в десять километров от Корсуня, завалив его спиленными деревьями и выкопав глубокие рвы.

16 мая 1648 года армия Потоцкого начала отступление в сторону Богуслава. Казаки и крымские татары преследовали отступающих, непрерывно нападая и обстреливая их из мушкетов и луков. После того, как поляки въехали в рощу, на них ударил полк Кривоноса, а сзади уже напирали войска Хмельницкого и Тугай-бея. Потоцкий и Калиновский полностью потеряли управление войсками, которые были охвачены паникой.

Польская армия была полностью разбита. Бегством удалось спастись лишь 1,5 тыс. солдат. Оба гетмана попали в плен. Вместе с ними были пленены еще 7 тыс. поляков. «Гетман Потоцкий, — писал современник, — более думал о стаканах, чем о благе и целости Речи Посполитой, и хотя был в преклонных летах, однако заботился о смазливых жонках, не советовался со своим товарищем Калиновским, с полковниками и ротмистрами и, преданный постоянно пьянству и распутству, погубил войско, нанес бесславие и посрамление Польше, потерял сынов отечества, старых воинов и множество слуг, немцев и других иноземцев, не слушал представлений короля, воеводы краковского Любомирского, воеводы брацлавского и других панов, которые к нему писали и советовали не раздражать казаков и хлопов».

Корсунское сражение продемонстрировало эффективность военного союза украинского казачества и Крымского ханства. Победа прославила двух полководцев — Богдана Хмельницкого и Тугай-бея, которые перед лицом грозного врага сумели разработать и осуществить грамотный план сражения, принесший им славную победу.

Украинский историк Николай Костомаров сообщал о разговоре, состоявшемся между пленным коронным гетманом Потоцким и Тугай-беем. «Может ли устроиться мир между ляхами и казаками?» — спрашивал он Потоцкого. «Из уважения к христианской религии, — отвечал коронный гетман, — Речь Посполитая дарует им мир на справедливых условиях, лишь бы мы знать могли, чего пожелают казаки?». «Во-первых, — сказал Тугай-бей, — надобно, чтоб вы им дали удельное государство по Белую Церковь, чтоб возвратили им прежнюю свободу, чтобы в городах, замках и селениях ваши старосты и воеводы не имели власти». «Эти условия тяжелы для Речи Посполитой, — сказал Потоцкий, — не думаю, чтоб их приняли». «А если Речь Посполитая этого для них не сделает, то вам будет много хлопот, — сказал Тугай-бей, — мы на сто лет присягнули на побратимство с казаками и обещались взаимно стоять против всех неприятелей, не только против польского короля, а хоть бы и самого турецкого султана. Ничего не побоимся в вечном союзе с казаками».

После победы под Корсунем татары, взяв богатые трофеи, вернулись в Крым. Что касается украинского гетмана, то он продолжил наступление, занимая практически без сопротивления все новые и новые территории. Польская шляхта при приближении казацкого войска бежала. По всей Украине горели панские замки и дворцы. Восстание распространилось на территорию Беларуси и стало угрожать самому существованию Речи Посполитой.

В мае умер польский король Владислав IV. Выборы нового монарха затягивались, что еще больше усиливало хаос и неразбериху в государстве. В этой ситуации Хмельницкий пошел на переговоры с Варшавой, намереваясь мирным путем достичь желанной цели — широкой автономии для Украины в рамках единого государства. Однако польские магнаты не желали идти на уступки, они хотели силой подавить «бунт черни».

В сентябре 1648 года поляки собрали новую 40-тысячную армию. Это была военная элита, коронное войско. После того, как оба гетмана попали в плен, командование было доверено сразу трем именитым шляхтичам: Доминику Заславскому, Александру Конецпольскому и Николаю Остророгу. Высмеивая своих не слишком умелых противников, Богдан Хмельницкий иронично их называл «пирина, дитина і латина».

После побед в битве на Желтых Водах и под Корсунем авторитет Тугай-бея как успешного полководца вырос неимоверно. Татары вернулись в Крым с большими трофеями. Осенью Тугай-бей вновь двинулся на помощь Хмельницкому. Согласно некоторым источникам, во главе крымского войска был сам хан Ислам III Гирей. Однако, учитывая небольшую численность прибывших на поле сражения татар, это представляется маловероятным.

Битва состоялась возле подольского замка Пилявцы. На момент начала боевых действий (11 сентября) крымские татары еще не успели подойти. В этот день поляки попытались форсировать речку Пилявка, но были отбиты казаками. Тогда другой отряд выше по реке смог перейти реку несколько выше по течению. Казаки начали отход в сторону замка, где находилась резиденция Хмельницкого. Преследовать их поляки так и не решились.

На следующий день к казакам прибыло долгожданное татарское войско. Его численность была примерно такой же, как и во время предыдущей битвы под Кодаком. Чтобы запугать поляков, гетман приказал нескольким тысячам казаков вывернуть кожухи на изнанку, как это принято было у татар.

Рано утром 13 сентября, воспользовавшись густым туманом, казаки и татары атаковали польские укрепления. Поляки оказались к этому не готовы. В очередной раз их подвело отсутствие единого командования. Хмельницкий вновь устроил засаду, в которую попали польские солдаты. Засадный полк Кривоноса, замаскированный под татар, атаковал с традиционным мусульманским кличем «Алла!», тем самым наводя ужас на бегущих шляхтичей.

Татарам и казакам удалось захватить лагерь польской армии с огромными припасами, артиллерией и казной. Половина шляхетского войска попала в плен и была передана татарам в качестве трофея. Победа под Пилявцами открыла дорогу казацко-татарской армии на Львов.

Александр Степанченко

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.