Хозяйственная жизнь Золотой Орды в XIII–XIV ст. по средневековым письменным источникам

Карта Золотой Орды
Карта Золотой Орды
Юрта золотоордынских кочевников
Юрта золотоордынских кочевников
Керамика Улуса Джучи
Керамика Улуса Джучи
Карта Золотой Орды
Юрта золотоордынских кочевников
Керамика Улуса Джучи
08.06.2020
Оцените статью: 
(111 оценки)
О. Степанченко
Аватар пользователя О. Степанченко

Золотая Орда (Улус Джучи), возникшая как самостоятельное государство во второй половине XIII столетия, была наследницей Монгольской империи не только в военном и политическом отношении, но и в области экономики. Хорошо известно, что правящая элита Улуса Джучи была монгольской, а основную массу населения составляли различные тюркские племена и народности, обитатели Дешт-и-Кыпчака — крупнейшего степного массива Евразии.

Монголы привнесли в жизнь Золотой Орды высокую степень организации, невиданную ранее в сообществах кочевых народов. Их молниеносные победы, высокая эффективность вооруженных сил, мобильность, маневренность, внедрение новейших средств ведения войны поражали самых искушенных полководцев того времени. Степная империя, завоевывая чужие земли, реорганизовывала на них жизнь и быт по своему усмотрению, разрушая старые общественные и хозяйственные отношения и создавая новые.

Для европейских и мусульманских народов, монголо-татарская политическая, военная и хозяйственная система была глубоко чуждой. Даже сам вид завоевателей вызывал ужас, смешанный с отвращением. Квинтэссенцией этого ужаса явилось гиперболизированное описание монголов, сделанное индийским поэтом Амиром Хосровом: «Глаза их настолько узкие, а взгляд настолько пронзительный, что кажется, они могут взглядом просверлить дыру в медном котле, а их зловоние еще более ужасно, чем цвет их кожи. Их головы посажены на плечи настолько плотно, что кажется, у них нет шеи, а щеки напоминают бугристые штопаные меха. Их носы расплющены от одной скулы к другой. Их ноздри подобны зловонным могилам, а из ноздрей торчит шерсть, которая достигает рта. Их усы чрезвычайно длинны, а вот бороды слишком скудны. Их грудь частично черного, а частично белого цвета устлана вшами, как жаждущая земля кунжутными зернами. Вообще их тела усеяны паразитами, а кожа производит впечатление шагрени, которая годится только для изготовления сапог».

Разумеется, ничего общего с реальностью подобное описание не имело. Дело в том, что мусульмане и европейцы были настолько поражены мощью и энергией завоевателей, что не хотели поверить, что это совершали обычные люди. Им хотелось видеть в монголо-татарах монстров, способных лишь проливать реки крови, разрушителей стран и городов. А между тем кочевники были наследниками древних цивилизаций, обладали немалыми знаниями и удивительными навыками. 

Известно, что монголо-татары задолго до европейцев научились приемам психологической войны. Еще до того, как появлялось татарское войско, впереди него двигались специально подготовленные агенты, которые распускали слухи о многочисленности и непобедимости татар. Эффект от такой работы был поразительный. Известен случай, когда безоружный татарский воин захватил пленного. Не имея под рукой оружия, он приказал пленному встать на колени и ждать. А сам тем временем сходил за саблей. Все это время, парализованный страхом, пленник стоял и ждал своей участи. 

Итальянский дипломат и путешественник Плано Карпини, который был хорошо знаком с нравами и обычаями монголо-татар, описал некоторые «технологические новинки», неизвестные в средневековой Европе. В частности, кочевники создали процесс превращения кобыльего молока в порошок, который они возили в мешке. При необходимости эта разновидность «сухого молока» разводилась водой в бурдюке. Затем полученная смесь привязывалась к седлу, и через несколько часов ее можно было употреблять в пищу. По вкусу напиток напоминал кефир. Благодаря подобным изобретениям, татарская армия имела высокую степень автономности, могла по нескольку месяцев пребывать в походах, не отвлекаясь на поиски продовольствия. 

Вопреки сложившимся представлениям, Золотая Орда не была исключительно «кочевой империей». На ее землях было развито товарное сельскохозяйственное производство, были построены многочисленные города, и процветала торговля. Стереотипы об исключительно кочевом характере золотоордынского общества возникли еще в средние века. К этому приложили руку и некоторые арабские историки и географы. Подобная, не вполне достоверная, информация стала благодатной почвой для появления теорий о «противостоянии кочевого и земледельческого населения». История Золотой Орды и многочисленные нарративные источники дают полноценную картину хозяйственной жизни татарской империи.

Помимо высокоразвитого животноводства, население Золотой Орды занималось также земледелием. Автор «Путешествия в Тану», венецианский дипломат Иосафат Барбаро, сообщал, что татары начинали сеять в мартовское новолуние. Люди собирали все необходимое — реманент, семена — и отправлялись в степь. Они отходили от места, где в тот момент находилась орда, на расстояние двух дней пути. После того, как приходило время уборки урожая, жнецы снова выходили в поле. Как сев, так и уборка происходили коллективно, что давало более высокую производительность труда, чем это было в хозяйствах европейских государств.

Жители Улуса Джучи сеяли ячмень, просо, пшеницу, рожь, горох, выращивали виноград, яблоки, арбузы, а также различные овощные культуры. Как правило, выращенного хватало не только для внутреннего потребления: часть урожая шла на экспорт — в Италию и Византию. Основной экспортной культурой была пшеница, которую культивировали на землях Северного Причерноморья, Кубани и на Дону. До настоящего времени сохранились остатки ирригационных сооружений построенных ордынцами в бассейне реки Кубань. Довольно экзотической статьей экспорта были лекарственные травы, которые собирали, сушили, а затем отправляли не только в страны запада, но и в государства востока.

Арабский географ и историк XIV века Шихабуддин аль-Умари писал о татарских землях: «У них произрастает посеянный хлеб, струится вымя, текут реки и добываются плоды». 

Принято считать, что в средние века, Китай обладал абсолютной монополией на производство шелковых тканей, однако недавние исследования Р. Набиева, В. Егорова и В. Лепехина, доказали, что на территории современных Херсонской и Запорожской областей промышленное изготовление шелка было налажено еще во времена Золотой Орды. 

После распада Улуса Джучи экономические и политические связи между отдельными частями государства были нарушены, что привело к упадку не только хорошо налаженной торговли, но и всего хозяйственного механизма степной империи тюрок. Лишь в Крыму еще длительное время после гибели Золотой Орды продолжало сохраняться культурное и хозяйственное наследие исчезнувшего государства. 

Александр Степанченко

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.