Размышления историка о постройке крепости на горе Кремянец в период правлення хана Узбека

Гора Кременец - Изюм
Размышления историка о постройке крепости на горе Кремянец в период правлення хана Узбека
г. Изюм, Харьковская область
г. Изюм, Харьковская область
Гора Кременец - Изюм
г. Изюм, Харьковская область
30.07.2015
Оцените статью: 
(271 оценка)
editor
Аватар пользователя editor

История Харьковщины, по нашему убеждению, еще хранит достаточное количество неразгаданных загадок, способных пролить свет на события как истории Украины, так и всемирной истории. Одним из таких фактов, незаслуженно обойденных вниманием историков, является факт постройки крепости на горе Кремянец в современном Изюме во время правления в Золотой Орде хана Узбека.

Нам эта тема показалась интересной и мы, желая привлечь к ней внимание коллег, позволим себе изложить свои взгляды на эту проблему.

Общеизвестный факт заключается в том, что в городе Изюме Харьковской области была обнаружена каменная плита с надписью по-арабски. Перевод надписи: «Велел сделать это Али-Ад-дин, сын Джемаль-ад-дина, сына Али, Тараси, в день 11 шавваля из месяцев 734 г.».

Знаменитый исследователь «Слово о полку Игореве» харьковчанин М. Ф. Гетманец, ссылаясь на археологические исследования известного археолога Н. В. Сибилева, отмечает наличие татарских сторожевых постов на горе Кремянец. Для М. Ф. Гетманца, как и для самого Н. В. Сибилева, факт существования на Кремянце татарской крепости  не подлежит сомнению и, по его мнению, факт ее существования полностью доказывает знаменитая надпись о ее постройке 5 июня 1334 г. Али-Ад-Дином.

Территория современного Изюма играла весьма заметную роль в геополитике средневековья. Мы должны обратить свое внимание на вопрос о возможных моделях приграничных отношений в XI  XV вв. и роли в них территории современного Изюма и его округи.

Можно выделить два больших исторических периода, когда территория современного Изюма была в центре внимания международных отношений того времени.

Первый или ранний период начинается после гибели Хазарского каганата (Х в.) и завершается с возникновением Золотой Орды (первая половина ХШ в.).

Второй (поздний) период начинается после развала Золотой Орды (середины ХV в.) и заканчивается собственно уже началом слобожанского периода (ХVI в.).

Именно в эти две эпохи изюмское пограничье и было границей двух миров: мира цивилизации кочевников и славянского населения.

Изюм и его округа с военно-тактическими и военно-стратегическими особенностями этой территории (уникальная естественная возвышенность, позволяющая легко доминировать над большой площадью; естественные броды на Северском Донце) как раз была той точкой, владение которой могло обеспечить контроль фактически над всей буферной зоной.

Поэтому, например, не случайно именно на летописной Сальнице (нынешней реке Сухой Изюмец) и происходит сражение Владимира Мономаха в 1111 г. Это время для славянского государства  период нового подъема после периода смут, а для половцев  период стабильного поступательного развития и активной экспансии.

Ослабленный контроль над важной буферной зоной для Руси необходимо было восстановить: того требовали не только необходимость защитить юго-восточные рубежи государства, но и реалии экономической жизни страны. Ведь хорошо известно, что для Руси важную роль играла посредническая международная торговля. И по этой причине также древнерусским князьям необходимо было удерживать контроль над территорией между Донцом и Сугровом и Балином: через Изюм проходил один из древнейших торговых путей.

Но вся загадка исследуемого нами факта в том, что ордынская крепость на горе Кремянец построена была отнюдь не во время распада Орды и начала второго периода континуитета.

Она была построена в период расцвета Золотой Орды.

Подчеркнем, что 1334 год  это время правления хана Узбека. А это, в свою очередь, период расцвета, а не упадка, Золотой Орды.

Как известно, оставалось еще 46 лет до знаменитого Куликового сражения (1380 г.) и 146 лет до окончательного свержения ордынского ига северо-восточной Русью (Стояние на реке Угре 1480 г.).

Иная ситуация с золотоордынским игом была в юго-западных землях Руси. Здесь не было такого противостояния, как в северо-восточной Руси, когда централизация этих земель шла вокруг своего центра (Московско-Тверского противостояния). Юго-западные земли Руси стали объектом захвата иноземными захватчиками. Особую роль в этом процессе сыграла Литва.

В этом плане стоит отметить знаменитую битву при Синих водах  битва на реке Синюха осенью 1362 года (согласно Хронике Быховца в 1351 году), окончившаяся победой войска под командованием литовского князя Ольгерда над войсками трех татарских князей, управлявших Подольской землей, Крымской, Перекопской и Ямбалуцкой ордами. После этой битвы Киевщина, Подолье и ряд остальных земель были включены в состав Великого княжества Литовского.

Но даже эта битва не освободила от ордынской зависимости все юго-западные земли Руси.

Более того, последующие события еще стали неприятными сюрпризами для литовских правителей и причиной торможения литовской экспансии на древнерусские земли. Битва на Ворскле (1399 г.)  сражение между объединенным войском Великого княжества Литовского под управлением князя Витовта и его русско-немецкими союзниками с одной стороны и войсками Золотой Орды под управлением хана Едигея и Тимур-Кутлука с другой. Одно из крупнейших сражений XIV века в Восточной Европе, как известно, завершилось полным разгромом литовского войска и ухудшением политических позиций Литвы из-за невозможности противостоять военным силам соседних государств.

Но, как видим из противоречивых дат этого события, до полного свержения монголо-татарского ига юго-западными землями Руси в период правления Узбека было еще далеко.

Но факты  упрямы. И крепость была построена в 1334 году.

Возможно, что это было связано с охраной приграничных территорий?

Но никаких границ в районе современного Изюма в те времена не было.

В этом легко убедится, посмотрев исторические карты: граница Литвы в период постройки крепости на Кремянце была значительно северо-западнее Чернигова.

Тогда зачем хан Узбек построил крепость, если особых границ его государства даже близко не было около этой территории?

Этот вопрос, с точки зрения историка, весьма интересный.

Одна гипотеза по поводу этой крепости сложилась давно. По нашему убеждению, крепость на горе Кремянец была, скорее всего, почтовым постом. Известно, что в Золотой Орде почтовая связь была поставлена очень хорошо. По всей стране были организованы почтовые посты  ямы.

Учитывая наличие торговых путей (2-х сухопутных и 1-го водного) в этом регионе, логично предположить и существование такого поста и на территории современного Изюма. Безусловно, что почтовый пост этого времени не почтовое отделение нашей эпохи: в те времена ямы охраняли военные отряды. Поэтому вполне логично предположить, что и по этой причине в изюмской надписи пост назвали крепостью.

Возможно, этим бы и можно было ограничиться. Добавить к этой версии расхожий тезис о том, что после монголо-татарского нашествия и до эпохи Слободской Украины земли современной Харьковщины были «Диким полем». А раз «Дикое поле», следовательно, постоянного населения здесь не было. Было только пассионарное, которое могло и пограбить караваны, проходящие тут по торговым магистралям того времени.

И выглядела бы эта гипотеза завершенной и логичной.

Существует одно «но»: в последние годы появились свидетельства существования на Харьковщине населения, пережившего нашествие Орды.

Серьезно об этом заявили харьковские ученые Б. А. Шрамко и В. В. Скирда. Они предложили (исследуя зарождения самого Харькова) отбросить расхожий тезис о так называемом «Диком поле», как территории совершенно не заселенной (или заселенной очень мало) в предшествующий период возникновению на территории Харьковщины крепостей засечной черты. По их мнению, идея неправильной интерпретации термина «Дикое поле»  ничем и никем научно необоснованна и от такой трактовки этого термина необходимо отказаться, так как он искажает историческую реальность.

Вторым аргументом в дополнение этой версии стали одновременные археологические находки в 2006 году И. Б. Шрамко в Циркунах (к северу от Харькова) и разведки автора этой публикации в районе Изюма. И если исследования последнего  требуют проведения масштабных археологических исследований (например, полноценных раскопок памятника «Мокрый Изюмец  1»), то поселение в Циркунах  раскопано. Оба памятника имеют материалы ХIII  ХIV вв.

А, значит, заставляют также пересмотреть тезис о заброшенных территориях фактически в центре Европы.

Но, учитывая факт заселенности Харьковщины в ХIII  ХIV вв., необходимо учитывать все возможные направления научного поиска.

В этой связи появляются несколько вопросов, способных развить направление нашего поиска ответа на поставленный вопрос.

Например:

1. Какую позицию занимало население Харьковщины в отношении Золотой Орды? Было ли оно лояльным?

2. Что происходило в эту эпоху у соседей хана Узбека и как это могло отразится на его государстве?

Выше мы уже отмечали, что заботы у этих категорий были различные.

Тут и расширение нового молодого государства под боком  Литвы, и антиордынская политика северо-восточной Руси, и ненадежность собственных эмиров

Тут и геополитические игры того времени.

Например, хорошо известно, что Орда всячески подогревала конфликт Твери и Москвы в борьбе за лидерство.

Узбек, справедливо опасаясь усиления северо-восточной Руси, постоянно разжигал вражду между русскими князьями. Против тверского князя Михаила Ярославовича, стремившегося объединить под своей властью русские земли и освободиться от монголо-татарского ига, Узбек в 1317 году выдвинул на великое княжение Владимирское московского князя Юрия Даниловича, женив его на своей сестре Кончаке. Узбек дал Юрию татарское войско, но Михаил разбил войска Юрия. Неожиданная смерть Кончаки дала повод Юрию обвинить перед Узбеком Михаила в отравлении ее. Михаил был вызван в Орду и здесь, вследствие ненависти к нему приближенного Узбека, Кавгадыя, был убит по приказанию Узбека.

Сын Михаила Александр княживший в Твери возобновил борьбу с московским князем Иваном Калитой приняв в 1327 году участие в народном восстании, в котором тверчане убили ордынского посла Чол-хана (Шевкала) и всю его свиту. Узбек хан очень разгневался, узнав об убийстве Чол-хана, и послал за московским князем, но, по другим сведениям, Калита поехал в Орду сам, торопясь воспользоваться тверским происшествием. Узбек выдал ему ярлык на великое княжение и 50 000 войска. В 1327 Иван Калита во главе с татарским отрядом жестоко подавил антиордынское народное восстание в Твери и опустошил Тверское княжество. Александр, спасаясь от гнева Узбека, бежал в Литву.

Правда, Тверская летопись говорит, что «1327. Узнав об этом, беззаконный царь зимой послал войско на Русскую землю, воеводу Федорчука и пять темников. И множество людей погубили, иных в плен повели, а Тверь и все города огнем пожгли.

Великий же князь Александр Михайлович, не вытерпев гонения безбожных, оставил княжение Русское и все отечество свое, и пошел в Псков с княгинею и с детьми своими, и был в Пскове».

Митрополит Феогност (в угоду Калите) отлучил жителей Пскова от церкви и предал проклятию. Александр, не желая, чтобы псковичи страдали из-за него, уехал в Литву. Псков добровольно подчинился требованиям Москвы; митрополит снял с него проклятие и отлучение. Калита донес хану, что враг бежал. Прожив полтора года в Литве, Александр снова был принят псковичами на княжение под покровительством литовского князя Гедимина. Но Александру жаль стало детей своих и потомков, которые должны были лишиться княжеской власти.

В 1337 году он сам явился к Узбеку и просил помилования.

1337. Князь Александр пошел в Орду из Пскова и, обошедши всю землю Русскую, пришел к беззаконному царю Озбяку и сказал ему: «Господин царь, если сотворил тебе зло, за все готов ответить перед тобой» .

Узбеку понравилась мужественная речь князя, и он его простил. Но 29 октября 1339 года по наущению Калиты Александр с сыном Федором был все же казнен Узбеком мучительной смертью. После чего основные территории Северо-Восточной Руси были разделены на две части.

Как видно из выше изложенного, Гедемин активно принимал участие в ордынско-московско-тверских делах, видимо, тщательно соблюдая свои геополитические интересы.

Прямо тягаться силой с Золотой Ордой Литве того времени было не по силам. Да и других хлопот у Гедемина хватало. Имеем ввиду расширение Литвы.

«Сей мужественный витязь (Гедимин Литовский), в 1319 году победою окончив войну с Орденом, немедленно устремился на Владимир (Волынский) Город сдался Как скоро весна наступила (1320 год) и земля покрылась травою, Гедимин с новою бодростию выступил в поле, взял Овруч, Житомир, города Киевские и шел к Днепруосадил Киев. Еще жители не теряли надежды и мужественно отразили несколько приступов, наконец, не видя помощии зная, что Гедимин щадит побежденных, отворили ворота. Духовенство вышло с крестами и вместе с народом присягнуло быть верным Государю Литовскому, который, избавив Киев от ига Моголов, скоро завоевал всю южную Россию (Речь идет о Киевской Руси) до Путивля и Брянска»  так пишет Н. М. Карамзин.

Но как бы то ни было, Гедимин препятствовал объединительной политике Московского княжества, стремясь оторвать Псков и Новгород от Руси. В этой борьбе он опирался на союз с Тверью, скрепленный браком дочери Гедимина Марии с князем Дмитрием Михайловичем (1320).

Безусловно, Узбеку надо было контролировать такое активное продвижение противника.

Король польский, как пишет Н. М. Карамзин, Владислав Локетек, говорит в письме к папе Иоанну XXII: «Извещаю Ваше святейшество о кончине двух последних Князей Российских, бывших для нас твердою защитою от свирепости Татар. Сии жестокие враги Христианства без сомнения пожелают ныне овладеть Россиею, смежною с нашими землями, и мы будем в величайшей опасности». Но Андрей и Лев оставили малолетнего наследника, именем Георгия, праправнука Даниилова. В дружеских Латинских грамотах к Великим Магистрам Ордена Немецкого, скрепленных печатями Епископа, Княжеского пестуна и Воевод Бельзского, Перемышльского, Львовского, Луцкого, он писался природным Князем и Государем всей Малой России, обязываясь предохранять землю Рыцарей от набега Моголов; употреблял печать Юрия Львовича, своего деда, и жил то в Владимире, то во Львове. Бояре, в малолетстве его управляя Княжеством, не дерзнули остановить гибельных для южной России успехов Литовского оружия, довольные тем, что Гедимин не отнимал собственных областей у Георгия (Любартова шурина, как вероятно) и надеясь, может быть, что сей честолюбивый завоеватель, расширяя свои владения к востоку и сближаясь с Татарскими, обратит на себя грозную силу Хана, или погибнет или счастливым противоборством ослабит ее; то и другое следствие могло казаться благоприятным для нашего отечества.

Говоря о собственно эмирах Узбека, следует отметить, что и они были не прочь поживиться за счет центральных ханских интересов.

Особенно сильными антиханскими настроениями отличались эмиры, земли которых соседствовали с землями Руси.

Безусловно, что эти силы особенно подымут голову после смерти Узбека: известно, что после убийства хана Джанибека в 1357 году началась смута, свидетельствовавшая о начале распада единого государства. С 1357 по 1380 на золотоордынском престоле перебывало более 25 ханов. А среди участников битвы на Ворскле на стороне литовцев сражались Александр Мансурович Мамай, татарский военачальник Тохтамыш, незадолго до этого лишенный ханского трона в Орде.

Но не стоит также забывать, что основную массу кочевого населения Золотой Орды составляли половцы (кыпчаки). Среди оседлого населения были волжские булгары, мордва, марийцы, хорезмийцы, славяне А они все и каждый по отдельности  были силой включены в состав Орды. В отношении половцев следует подчеркнуть, что хорошо известна взаимная ненависть монголов и половцев. Но, в то же время, хорошо известны и династические отношения половецкой знати с русскими князьями.

Но граница Дешт-и-Кипчак как раз и проходила по территории Изюмщины.

А раз здесь оставалось население, пережившее монголо-татарское нашествие (подчеркнем, что среди материалов памятника «Мокрый Изюмец  1» нет собственно ордынского материала. Но в изобилии материал постсалтовский; встречается и древнерусская керамика Х  ХШ вв) то, повторимся: можно ли дать 100% гарантию, что оно было исключительно лояльным Орде?

На этот вопрос нельзя ответить однозначно: ответ на него требует еще сам по себе серьезных исследований.

Возможно, что и не особенно лояльны. Особенно, учитывая, что вести о непослушании того или иного князя по Руси разносились очень быстро. А политика Литвы была такова, что привлекала к себе симпатии Руси своей лояльностью к завоеванным.

Тогда можно посмотреть на постройку на Кремянце ордынской крепости и под этим углом.

Пока это гипотеза. И автор публикации ее излагает в популярной форме.

Учитывая, что основателем этой крепости был Али-Ад-дин, сын Джемаль-ад-дина, сына Али из города Тараз, как считает Н. М. Сибилев и М. Ф. Гетманец. Логично поставить вопрос и о том, что делал выходец из Чагатайского (Джагатайского) улуса (Улус Чагатая) так далеко от родного дома?

Возможно, что это было как-то связано с попытками разных ханов укрепить единство монгольских владений? В частности административные и финансовые реформы Кебек-хана (131826), не смогли устранить феодальной раздробленности. Чагатайский улус уже к 40-м гг. 14 в. фактически распался на ряд феодальных владений.

И Али-Ад-дин, в этой связи выполнял в Золотой Орде дружественные функции, находясь на службе Узбека?

Тогда, если это предположить, опять надо искать причину его действий тут, в районе современного Изюма.

Думаем, что можно назвать такую причину: обеспечение полноценного функционирования торговых путей в русле Великого Шелкового пути, его северных и северо-западных направлений.

Наш аргумент здесь состоит в том, что выше по Северскому Донцу, на Нетайловском могильнике салтовского времени обнаружено множество шелков восточной (китайской) технологии.

Учитывая, что в Средней Азии существовали жизненные интересы китайских правителей (проходили известные торговые пути, существовали фактории по производству шелка), Тараз явно был задействован в этом плане. Город считался одним из пунктов северной ветви Великого шелкового пути, который проходил из Алмалыка (район современного города Кульджа в Китае) в направлении города Ясы (современный город Туркестан) и далее вниз по течению Сыра (Сырдарья).

У автора, как специалиста по археологическому текстилю, не возникает фактически сомнения (эти взгляды будут предметом дальнейших серьезных научных исследований), что шелка VШ  Х вв. могли повторить путь от Тараза до Нетайловки.

Уверены, что эта торговля могла существовать еще и во время правления хана Узбека: необходимо искать этому подтверждения, на наш взгляд, это возможно, если тщательно проанализировать весь шелк. И кому, как не уроженцу Тараза, было хлопотать о достойной защите северного ответвления Шелкового пути по Донцу?

Т. о., мы видим ответ на вопрос: «Зачем хан Узбек построил крепость на горе Кремянец в Изюме?» следующим:

1. Для обеспечения почтовой связи.

2. Учитывая всю сложность геополитики того времени, для создания центра разведки под боком у усиливающейся Литвы.

3. Для полноценного обеспечения торговли шелком (и другими восточными предметами роскоши) в северо-восточную Русь и Литву.

Источник: Интернет- журнал «MUSEUM»

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.