Рукописный Коран в Крымском ханстве

Древнейшее из известных толкований Корана крымского автора - тафсир суры "Юсуф" Рукн ад-Дина аль-Къырым.
Древнейшее из известных толкований Корана крымского автора - тафсир суры "Юсуф" Рукн ад-Дина аль-Къырым.
Древнейшее из известных толкований Корана крымского автора - тафсир суры "Юсуф" Рукн ад-Дина аль-Къырым.
Древнейшее из известных толкований Корана крымского автора - тафсир суры "Юсуф" Рукн ад-Дина аль-Къырым.
Древнейшее из известных толкований Корана крымского автора - тафсир суры "Юсуф" Рукн ад-Дина аль-Къырым.
Древнейшее из известных толкований Корана крымского автора - тафсир суры "Юсуф" Рукн ад-Дина аль-Къырым.
17.12.2020
Оцените статью: 
(71 оценка)
Михайло Якубович
Аватар пользователя Михайло Якубович

Читати українсько

Пожалуй, впервые на территорию современной Украины рукописи Корана попали во времена Золотой Орды, если не раньше. Учитывая развитие коранических наук в Крыму конца XIII — начала XIV века, можно сделать вывод, что уже в те времена в старых крымских медресе (Солхат и др.) Коран не только изучали, но и переписывали. Впрочем, пока неизвестно, сохранились ли Кораны ордынских времен. Лист артистически совершенного Корана с сурами 86 («Ат-Тарик») и несколькими другими сохранился в Музее искусств им. Богдана и Варвары Ханенко (433 ГРВ). Он датируется XV веком и происходит, вероятно, с территорий Центральной Азии или Анатолии. Учитывая актуальную информацию из библиотек — Бахчисарайского историко-культурного заповедника и Львовского музея истории религий — в Украине сохранилось около сорока рукописных Коранов периода Крымского ханства. Древнейшие датируются второй половиной XVI в., в том числе Коран хана Девлет-Герея (1551–1577) 1565. Многие Кораны «крымского» или, в более широком смысле, «южноукраинского» происхождения также находятся за пределами страны, а еще некоторые — в частных коллекциях. Имеющийся материал в целом позволяет сделать выводы об особенностях изучения и переписывания Корана в Крыму и за его пределами.

Вероятнее всего, первые образцы Корана в Крыму были подобны центральноазиатской и персидской традиции переписывания, возможно, даже содержали межстрочные переводы. Впоследствии, когда Крым оказался в зоне влияния османской религиозной традиции, это также имело свое влияние на переписывание Корана. Это был типичный кираат (вариант чтения) хафс от Асима, принятый у ханафитов. Стоит отметить, что на территории Османской империи среди самых известных каллиграфов встречаются и крымские фамилии. Так, в XVI в. в Стамбуле активно работал Абд Аллах аль-Кырыми. Например, в библиотеке Сулаймание (коллекция Фазыл Ахмед Паша, рук. № 3) хранится Коран 1026/1617 года, переписанный «Мухаммадом бин Мустафой, одним из учеников Абд Аллаха аль-Кырыми» — это доказывает существование целой каллиграфической школы. В золоченой рамке, по четырнадцать строк на страницу, с соответствующими унванами (декоративные заголовки) и шамсиями (кругами, обозначающими джузы, хизбы и рубы) — этот Коран относится к образцовым каллиграфическим произведениям. Фигурируют здесь и знаки паузации, а каллиграфический насх удобен и легок для чтения. Обычно такие Кораны хранились в мечетях, вполне возможно, что и этот Коран был в какой-то из мечетей Стамбула.

Среди древнейших Коранов, сохранившихся со времен Крымского ханства, стоит взглянуть на экземпляр Львовского музея истории религии (1061/1651, номер СД-1687). Переписанный неким Мухаммадом аль-Малаки, Коран выполнен в типичных традициях тогдашней каллиграфии. Названия сур выделены красным, весь текст обрамлен красной рамкой, аяты отделены сгруппированными красными точками (тремя). Почерк насх, выполнение очень тонким калямом, легкое для чтения. Использована европейская бумага — это было уже типично для того времени. Сохранилось и несколько печатей владельцев, в частности Абд Аллах… 1157/1774. Впоследствии Коран хранился в библиотеке медресе Зынджирлы и предназначался для учебных целей. Существует еще несколько записей на форзацах, в том числе молитва.

Еще один из старых крымских экземпляров Корана, сохранившихся во Львове (номер СД-549) — это рукопись ориентировочно XVII века (несколько различных текстов, составленных в один), выполненная довольно просто: сплошной текст только с пометками заголовков сур красным. Впрочем, присутствуют знаки паузации, также встречаются закладки с различными текстами, в основном молитвенного характера. Зачитанность и состояние бумаги говорят о том, что Коран активно использовался.

Среди новых, но каллиграфически совершенных текстов стоит отметить Коран, переписанный в Бахчисарае в сафаре 1252 года (мае-июне 1836 года) Абд ар-Рахманом Эфенди бин Сулайманом-эфенди бин Лутфуллой Даде (РК — 97). Опять же здесь 13 строк на страницу, сам экземпляр довольно большой (21×30 см), содержит 302 листа. Дарственная надпись на форзаце: «Этот благородный мусхаф — подарок (вакф) Хакифы бин Мухаммад-бея, да смилуется над ним Господь щедрой милостью, 1264 [1847/1848] год». Итак, книгу подарили мечети или медресе, скорее всего, Зынджирлы, где она и хранилась до 70-х годов. Опять же, здесь названия сур выделены красным, проставлены и знаки паузы аятов, в конце помещены соответствующее дуа («по окончании чтению Корана»). Почерк насх чрезвычайно разборчив.

Можно описывать и другие Кораны, в том числе хранящиеся сегодня в Крыму. Каллиграфические образцы шрифтом мухаккак с характерными большими буквами, где также располагается межстрочный перевод, копируемый, вероятно, из османских источников. Поражает разнообразием и различие между унванами: многие из них чрезвычайно детализированы, различных геометрических форм. Коллекция ханского дворца содержит до десяти таких каллиграфически изысканных Коранов XVII–XVIII столетий. Опять же, использована европейская бумага, и немало традиций могли быть заимствованы из Османской империи, но выполнены местными каллиграфами — например, школой Хафиза Абд ар-Рахмана Масуда аль-Кырыми (XVIII в.), перу которого принадлежит большой мусхаф шрифтом мухаккак.

После изучения десятков сохранившихся копий можно заметить, что, во-первых, рукописная традиция Крымского ханства находилась в тесной связи с другими традициями мусульманского мира, прежде всего Османской империи. Во-вторых, большинство сохранившихся Коранов, датированных XVI–XIX вв., можно разделить на два типа: каллиграфически совершенные с соответствующими цветными унванами и обычно больших размеров, предназначенные для соборных мечетей или непосредственно ханского двора, и простые в исполнении — предназначенные для малых мечетей, чтения и изучения в медресе. Сохранились и образцы с переводами, а также немало тафсиров — прежде всего Аль-Байдави с различными глоссами, например, Шейха-Заде (ум. 1544), что также было следствием влияния османской традиции. Более того, в основе этой традиции было и крымское влияние: Ахмад аль-Кырыми (ум. 1474) был одним из первых, кто комментировал тафсир Аль-Байдави на территории Османского государства.

Можно сказать, что сохранялись и золотоордынские влияния. Вполне вероятно, это касалось различных периферийных регионов, куда еще не дошли «модные» в то время османские традиции. Собственно, это именно та позиция, где пересекались рукописные образцы татар Великого княжества литовского и Крымского ханства. Так, сохранился «крымский» экземпляр из Львова (СД-549) напоминающий известные польско-литовские образцы, в первую очередь особенностями почерка. Материалов не так много, но очевидно «мостиком», соединявшим эти две традиции, была южноукраинская степь, где каллиграфия также развивалась. Так, в одной из крымских рукописей 1104/1693 года (Мугла, Турция, рук. 6725/3) писцом указан Мехмет Али бин Атаколя Хаджи из «колен Едисану», то есть с пространства между южным Бугом и Днестром. Работа написана каллиграфическим насталиком, характерным для тех времен.

Можно, конечно же, говорить о «высокой» и «низкой» традиции переписывания, однако в целом в Крыму были значительные достижения в этой области мусульманской культуры, тесно переплетенные с другими регионами. Рукописные Кораны были распространены в мечетях, медресе, многие из них хранились в крымскотатарских семьях и передавались как реликвия в наследство. Многие и до сих пор находятся в частных руках, даже после лихолетья депортации и репатриации.

Михаил Якубович

mail Подписаться на Телеграм-канал сайта 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.