Погоня за Ордой. Часть вторая

Золотая Орда при хане Узбеке
Золотая Орда при хане Узбеке
10.11.2020
Оцените статью: 
(8 оценки)
Олександр Степа...
Аватар пользователя Олександр Степанченко

Католические ордена имели большой опыт миссионерской деятельности среди языческих народов. Обычно, если язычники не хотели добровольно принимать христианство, то место смиренных мендикантов занимали более воинственные ордена: тевтонцы, тамплиеры, госпитальеры и др. При этом «ватиканские рыцари» не гнушались воевать не только с язычниками и мусульманами, но даже со своими «братьями по вере», христианами.

В начале 1227 году папа Римский Григорий IX основал куманскую епархию для тюркских племен, мигрировавших на территорию Венгрии. Однако процесс христианизации куманов (половцев) растянулся на полтора столетия. Также малоуспешными были попытки навязать христианство пруссам, литовцам и эстонцам. Эти народы неоднократно поднимали восстания и вели упорные войны с «миссионерами», закованными в латы и вооруженными мечами и копьями.

Совсем по-другому обстояли дела в Монгольской империи. Европейцы не имели возможности противостоять военной мощи государства. Именно поэтому на ее территории редко появлялись тамплиеры или госпитальеры. Рим посылал на Восток «нищенствующих» монахов, полагавшихся на силу проповеди и финансовые возможности католической церкви.

В самом начале своего правления, в 1314 году, хан Узбек подтвердил привилегии, дарованные ордену францисканцев предыдущими ханами. Вместе с тем он пришел к мысли о необходимости исламизации Улуса Джучи, о чем вскоре были проинформированы представители католических миссий в Крыму и в Сарае (столица Золотой Орды). Провести исламизацию было не так просто, с учетом того, что даже среди правящей династии чингизидов было немало христиан или их тайных сторонников.

Разгоревшаяся в первой четверти XIV века политическая борьба между сторонниками и противниками Ислама была вызвана не только религиозными причинами. Речь шла о выборе вектора развития Золотой Орды. Если бы победили сторонники Рима, то огромное государство, простиравшееся от Центральной Азии до Дуная, оказалось бы в орбите влияния католического мира, а значит вслед за этим последовала бы европеизация всей общественно-политической жизни тюркских народов, населявших Улус Джучи.

Вероятно, хан Узбек отлично понимал все риски, на которые шел, вступив в борьбу со значительной частью правящей элиты. При этом он первоначально не направил острие своего удара против христиан. Речь шла лишь о подрыве влияния языческой группировки, которую возглавляли эмиры Таз и Тунгуз.

Язычников поддерживало кочевое население Улуса Джучи, в то время как жители городов к моменту начала правления хана Узбека уже были преимущественно мусульманами. Несмотря на сложность задачи, Узбек успешно с ней справился, силой подавив сопротивление язычников и превратив Золотую Орду в самое большое в мире мусульманское государство.

Согласно средневековым источникам, Узбек после прихода к власти прямо поставил перед правящей элитой вопрос о принятии Ислама. Сделал он это умышленно, пытаясь спровоцировать противников на конфликт. Следствием проведенной операции стал заговор, возникший с целью убийства хана Узбека. Благодаря надежным информаторам, хан раскрыл заговор, а большая группа заговорщиков была казнена. Разные авторы сообщают о казни от 100 до 120 представителей золотоордынской знати. Впрочем, часть язычников не смирились с поражением и открыто, с оружием в руках, выступила против Узбека.

Историк Ан-Нувайри так сообщает об этом событии: «В государстве его (Узбека) оставалась еще шайка людей, не исповедующих Ислама. Он, воцарившись, предоставил им выбрать или вступление в мусульманскую религию, или войну — они отказались и вступили в бой, и он напал на них, обратил их в бегство и уничтожил их посредством избиения и пленения».

Принятие Ислама золотоордынской элитой означало крах надежд Ватикана. Доминиканец Риккольдо де Монтекроче с нескрываемой неприязнью описывал кочевников Улуса Джучи: «В нравах же они не похожи на других, поскольку у них нет ни такта, ни робости. Они не испытывают ни благодарности, ни привязанности к какому-либо месту, как другие народы. Но они представляются ненавидящими всякий город и всякое жилое здание. А именно, они разрушают почти все города и крепости, и все жилища и здания. И они вредят более всего тому, кто перед ними более всего унижается. Всякое же почтение, оказанное им, и всякую покорность они не принимают с благодарностью, а считают должными по отношению к ним: ибо они говорят, что являются истинными повелителями мира».

Де Монтекроче был одним из самых ярких представителей католического миссионерства на востоке. Он много лет прожил среди мусульман, хорошо владел арабским языком, а Ислам изучал в бывшей столице халифата, захваченной монголами в 1258 году, Багдаде. Вернувшись в Европу, де Монтекроче написал несколько трактатов, которые были своего рода, отчетами о его миссии на Востоке. Один из этих трактатов назывался «Против сарацинской религии» — эта книга получила широкую известность в католических кругах, став настоящим учебным пособием по борьбе с Исламом.

Погоня за Ордой. Часть вторая

Католические ордена имели большой опыт миссионерской деятельности среди языческих народов. Обычно, если язычники не хотели добровольно принимать христианство, место смиренных мендикантов занимали воинственные ордена: тевтонцы, тамплиеры, госпитальеры и др. При этом «ватиканские рыцари» не гнушались воевать не только с язычниками и мусульманами, но даже со своими «братьями по вере», христианами.

В начале 1227 году папа Римский Григорий IX основал куманскую епархию для тюркских племен, мигрировавших на территорию Венгрии. Однако процесс христианизации куманов (половцев) растянулся на полтора столетия. Также малоуспешными были попытки навязать христианство пруссам, литовцам и эстонцам. Эти народы неоднократно поднимали восстания и вели упорные войны с «миссионерами», закованными в латы и вооруженными мечами и копьями.

Совсем по-другому обстояли дела в Монгольской империи. Европейцы не имели возможности противостоять военной мощи государства. Именно поэтому на ее территории редко появлялись тамплиеры или госпитальеры. Рим посылал на Восток «нищенствующих» монахов, полагавшихся на силу проповеди и финансовые возможности католической церкви.

В самом начале своего правления, в 1314 году, хан Узбек подтвердил привилегии, дарованные ордену францисканцев предыдущими ханами. Вместе с тем он пришел к мысли о необходимости исламизации Улуса Джучи, о чем вскоре были проинформированы представители католических миссий в Крыму и в Сарае, столице Золотой Орды. Провести исламизацию было не так просто с учетом того, что даже среди правящей династии чингизидов было немало христиан или их тайных сторонников.

Разгоревшаяся в первой четверти XIV века политическая борьба между сторонниками и противниками Ислама была вызвана не только религиозными причинами. Речь шла о выборе вектора развития Золотой Орды. Если бы победили сторонники Рима, то огромное государство, простиравшееся от Центральной Азии до Дуная, оказалось бы в орбите влияния католического мира, а значит вслед за этим последовала бы европеизация всей общественно-политической жизни тюркских народов, населявших Улус Джучи.

Вероятно, хан Узбек отлично понимал все риски, на которые шел, вступив в борьбу со значительной частью правящей элиты. При этом он первоначально не направил острие своего удара против христиан. Речь шла лишь о подрыве влияния языческой группировки, которую возглавляли эмиры Таз и Тунгуз.

Язычников поддерживало кочевое население Улуса Джучи, в то время как жители городов к началу правления хана Узбека уже были преимущественно мусульманами. Несмотря на сложность задачи, Узбек успешно с ней справился, силой подавив сопротивление язычников и превратив Золотую Орду в самое большое в мире мусульманское государство.

Согласно средневековым источникам, Узбек после прихода к власти прямо поставил перед правящей элитой вопрос о принятии Ислама. Сделал он это умышленно, пытаясь спровоцировать противников на конфликт. Следствием проведенной операции стал заговор с целью убийства хана Узбека. Благодаря надежным информаторам, хан раскрыл заговор, а большая группа заговорщиков была казнена. Разные авторы сообщают о казни от 100 до 120 представителей золотоордынской знати. Впрочем, часть язычников не смирились с поражением и открыто, с оружием в руках, выступила против Узбека.

Историк Ан-Нувайри так сообщает об этом событии: «В государстве его (Узбека) оставалась еще шайка людей, не исповедующих Ислама. Он, воцарившись, предоставил им выбрать или вступление в мусульманскую религию, или войну — они отказались и вступили в бой, и он напал на них, обратил их в бегство и уничтожил их посредством избиения и пленения».

Принятие Ислама золотоордынской элитой означало крах надежд Ватикана. Доминиканец Риккольдо де Монтекроче с нескрываемой неприязнью описывал кочевников Улуса Джучи: «В нравах же они не похожи на других, поскольку у них нет ни такта, ни робости. Они не испытывают ни благодарности, ни привязанности к какому-либо месту, как другие народы. Но они представляются ненавидящими всякий город и всякое жилое здание. А именно, они разрушают почти все города и крепости, и все жилища и здания. И они вредят более всего тому, кто перед ними более всего унижается. Всякое же почтение, оказанное им, и всякую покорность они не принимают с благодарностью, а считают должными по отношению к ним: ибо они говорят, что являются истинными повелителями мира».

Де Монтекроче был одним из самых ярких представителей католического миссионерства на Востоке. Он много лет прожил среди мусульман, хорошо владел арабским языком, а Ислам изучал в бывшей столице халифата, захваченной монголами в 1258 году, Багдаде. Вернувшись в Европу, де Монтекроче написал несколько трактатов, которые были своего рода, отчетами о его миссии на Востоке. Один из этих трактатов назывался «Против сарацинской религии» — эта книга получила широкую известность в католических кругах, став настоящим учебным пособием по борьбе с Исламом.

Далеко не все миссионеры были такими фанатиками, как де Монтекроче. Известно, что на Восток отправляли монахов только после тщательного отбора и проверки. Несмотря на это, оказавшись вдалеке от христианского мира, некоторые монахи отступали от своей веры, а иные вообще совершали аморальные проступки.

В первой половине XIV века недалеко от Сарая находилась небольшая миссия монахов-францисканцев. Один из монахов по имени Иштван совершил грех прелюбодеяния. За это он был заточен в тюрьму собратьями, но Иштвану удалось бежать. Добравшись до Сарая, он принял Ислам, но через некоторое время, находясь в соборной мечети, стал высказываться против мусульманской религии. Иштван был схвачен и публично казнен. Католическая церковь объявила Иштвана мучеником, что было зафиксировано во многих официальных документах.

Примерно в то же самое время еще трое монахов-доминиканцев, посланных в Золотую Орду, отреклись от христианства и приняли Ислам, за что были отлучены от церкви. Согласно двум буллам папы Иоанна XXII, впоследствии раскаявшиеся монахи направили прошение в римскую курию о возвращении их в лоно католической церкви.

Это были не последние вероотступники из среды миссионеров. Вероятно, одной из главных причин отхода монахов от католичества была тщетность их многолетних усилий по христианизации Золотой Орды. К концу правления хана Узбека необратимость исламского выбора стала очевидной даже для самых закоренелых противников новой религии.

Александр Степанченко

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить об этом редакции.